MENU
9

30.11.2018 • Город

Борьба за выживание

Тот факт, что наша страна пережила следующую после Октябрьской революцию, осознаёшь спустя годы. Не могу сказать за всех, но настроения в нашей редакции в конце 80-х были оптимистичными. Мы ждали перемен, и они наступили. Гласность, многопартийность, демократический выбор, отказ от диктата КПСС — всё вселяло надежды. Будем жить по-новому. А значит, не хуже, так ведь

8

Северодвинск в 1990-е: очередная революция

•Хронологию событий, повлиявших на судьбы всех нас, вы-страивают приведённые даты. Многое ведь стало забываться. Разве что бабушка какая-нибудь при упоминании Сбербанка горестно вздохнёт. «Да уж, на машину там деньги лежали… Всё пропало». А как меняли купюры по 50 и 100 рублей на новые!
Драматизм происшедшего, взлёты и падения карьеры политиков выстраивались с подачи нас, в те времена ещё дружно шедших к избирательным урнам. Помню, как один из коллег с жаловавшимися на тяготы пенсионерской жизни посетителями редакции разговаривал довольно резко: «На референдум ходили, одобряли? За партию власти, думаю, тоже голосовали… Капитализм у нас. Там человек человеку сами знаете кто…». Но так уж мы устроены, что любое движение, сопровождаемое справедливыми лозунгами, даёт кредит доверия властям.
Расхожее высказывание о том, что революцию делают романтики, а плодами пользуются негодяи, и она пожирает своих детей, находит подтверждение и в истории Северодвинска.
•В начале 90-х представительный орган городской власти состоял из 120 депутатов (сейчас в горсовете их 25). Заседания в большом зале ЦКиОМа напоминали театральные представления. В депутатах были представители всех профессий, в том числе журналисты. Выдвигаться звали всех. Ничего ведь не стоило пройтись по квартирам многоэтажки, в которой живёшь, и собрать подписи.

•За социальную справедливость боролись ораторы от демократического крыла, такие как военнослужащий Олейничук и работник «Полярной звезды» Холохоренко. Часто захаживали и в редакцию, критиковали наши публикации, грозили судом.
Но самый большой скандал разразился в 1993 году, когда депутаты выявили злоупотребления всенародно избранного мэра Валерия Лыскова. Они принесли в редакцию целое досье, в том числе фотографии дачи из досок, которые доставались ему якобы по блату. Подозрения вызывала и квартира, выделенная семье Лыскова одним из городских предприятий, а также мелкие прегрешения. И за это можно было держать больного человека в СИЗО почти полтора года?
Помню, как была на прощании с Лысковым, проходившем прямо во дворе дома на ул. Дзержинского. Адрес мне показался символичным. Вот тебе и новые времена!
А всё празднично начиналось, если вспомнить, как отмечали
12 июня 1992 года первую годовщину независимости России. Горожане собрались на стадионе «Север». На поле мэр в светлом костюме, как артист, певец Владимир Пресняков с хитом про стюардессу, владелец конной школы Николай Маневский верхом в казачьей форме.
А ещё торговля подсуетилась: появились дефицитные товары, сладости от Северодвинского пищекомплекса, шампанское прямо из ящиков.

•Кто бы поверил, что слово «забастовка», пикеты у мэрии скоро будут у всех на устах — и у бюджетников, и у заводчан. Читаю в газете резолюцию бастующих корабелов с требованиями к директорам отдать честно заработанные деньги. К властям — обеспечить финансирование госзаказа.
Мне рассказывал чиновник, руководивший налоговыми проверками на Севмаше: предприятие было должником по налогам, описано было всё, что можно, в том числе металл.
С проверками приезжали в Северодвинск каждую неделю. Вопрос к руководителю был один: какие меры принимаете? Однажды Пашаев не выдержал: «Выходите, садимся в автобус, покажу…». Видим детей на территории с буханками хлеба. «Город голодает, детей приходится подкармливать. Вы что, не понимаете?»
Выходили из этого безвременья и наш город, и страна в целом потом ещё много лет…

Художник Алёна Севастьянова 

 

Comments are closed.

« »