MENU
993_d1096-m

31.03.2018 • Город, Общество, Православие

Нам завещал Христос жизнь…

Из проповеди митрополита Антония Сурожского в Вербное воскресенье

Сейчас мы встречаем праздник Входа Господня в Иерусалим; это один из самых трагических праздников церковного года. Казалось бы, всё в нём торжество: Христос вступает в святой град; встречают Его ликующие толпы народа, готовые из Него сделать своего политического вождя, ожидающие от Него победы над врагом; разве здесь есть что-то трагическое?
Увы, есть! Потому что всё это торжество, всё это ликование, все эти надежды построены на недоразумении, на непонимании, и та же самая толпа, которая сегодня кричит: «Осанна Сыну Давидову!» (то есть «Красуйся, Сын Давидов, Царь Израилев»), в несколько дней повернётся к Нему враждебным, ненавидящим лицом и будет требовать Его распятия.
Что же случилось? Народ израилев от Него ожидал, что, вступая в Иерусалим, Он возьмёт в Свои руки власть земную; что Он станет ожидаемым Мессией, освободит Израиль от врагов, что кончена будет оккупация, что побеждены будут противники, отомщено будет всем.
А вместо этого Христос вступает в священный град тихо, восходя к Своей смерти… Народные вожди, которые надеялись на Него, поворачивают весь народ против Него; Он их во всём разочаровал: Он — не ожидаемый, не тот, на которого надеялись. И Христос идёт к смерти…
В течение именно этих дней, говоря народу о том, какова будет их судьба, когда они пройдут мимо Него, не узнав Его, не последовав за Ним, Спаситель Христос говорит: «Се, оставляется дом ваш пуст; отныне пуст ваш храм; пуст ваш народный дом; опустела душа; опустели надежды; всё превратилось в пустыню…». Потому что единственное, что может превратить человеческую пустыню в цветущий сад, единственное, что может дать жизнь тому, что иначе — пепел; единственное, что может сделать человеческое общество полноценным; единственное, что может помочь человеческой жизни стремиться полноводной рекой к своей цели, — это присутствие Живого Бога, дающего вечное содержание всему временному…
Народ искал земной свободы, земной победы, земной власти; его вожди хотели именно властвовать и побеждать. И что осталось от этого поколения? Что осталось от Римской империи? Что вообще осталось от всех тех, которые имели в руках власть и думали, что никогда она не отнимется у них? Ничто…
А нам завещал Христос жизнь; Он нас научил тому, что, кроме любви, кроме готовности в своём ближнем видеть самое драгоценное, что есть на земле, — нет ничего. Он нас научил тому, что человеческое достоинство так велико, что Бог может стать Человеком, не унизив Себя…
Только Бог может создать гармонию в человеческом обществе; только Бог может превратить страшную пустыню жизни в цветущий сад.
И вот сегодня, вспоминая вход Господень в Иерусалим, как страшно видеть, что целый народ встречал Живого Бога, пришедшего только с вестью о любви до конца, — и отвернулся от Него, потому что не до любви было… А те немногие, которые услышали голос Спасителя, которые вы-брали любовь и уничижённость, которые захотели любить ценой своей жизни и ценой своей смерти, те получили, по неложному обещанию Христа, жизнь, жизнь с избытком, победную, торжествующую жизнь… Одним оставляется дом их пуст, другие входят в дом Божий и становятся сами храмом Святого Духа, домом жизни. Аминь.

1974 год
Фото Татьяны Воротынцевой

Comments are closed.

« »