MENU
365_d1096-m

28.02.2018 • Город, Дела и люди

Сергей Зверев: «Миссия выполнима!»

Договориться с Сергеем Зверевым о беседе было непросто — диалог вели с прошлого года. Вот и сейчас, несмотря на то, что повод обязывает — вслед за знаком «За заслуги перед Северодвинском» ему присвоена медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, «пасьянс» на дату встречи раскладывали. Но звёзды наконец сошлись!

Неравнодушный общественник — о том, каково быть пионером и почему 24 часов в сутках ему мало

Пережить менингит

— Сергей, с возвращением из Москвы! Новый проект вырисовывается?
— Не сглазить бы! Если всё получится, есть шанс привлечь в город инвестиции.
— По линии поддержки молодёжи, оказавшейся в трудной жизненной ситуации?
— В том числе. В 1993 году мы зарегистрировали городскую организацию инвалидов с потерей слуха и работаем уже 25 лет. Но если раньше занимались только этим, то сейчас ведём много других социальных проектов — от организации спортивных турниров для подростков до оборудования медкабинетов.
— Откуда в вас стремление к неспокойной жизни?
— Раньше для решения проблем организации приходилось искать различные варианты, необходимые контакты. Со временем выстроилась чёткая работа, и теперь проекты сами меня находят. А необходимость в создании организации возникла после перенесённого менингита у сына. Это произошло в 1991 году, в результате лечения антибиотиками он полностью потерял слух.
Областная медико-социальная экспертиза определила его в дом-интернат для глухих. Я съездил и понял: своего ребёнка туда не отдам. Стал искать родителей, оказавшихся в такой же ситуации.
В 1993 году мы открыли в детском саду № 19 «Снежинка» две специализированные группы слабослышащих ребят. Помню 1 сентября: привели детей в сад, а они разбежались в разные стороны. Воспитатели не знали, что с ними делать…
Мы начали работать с врачом-сурдологом детской клинической больницы Валентиной Ивановной Петтинен. Она объяснила: дети смогут разговаривать, если с ними правильно заниматься. И мы начали работать в этом направлении.
Наладили связь с московским сурдопедагогом Эмилией Ивановной Леонгард, которая познакомила с методикой обучения глухих детей на основе устной речи, приглашали других специалистов.
Все они помогали нашим воспитателям правильно заниматься с детьми. Благотворительных фондов тогда не было, рассчитывал только на себя.

В иноагенты не записали

— И как выкручивались?
— Я тогда работал инженером-механиком на Севмаше в сдаточной команде, получал неплохо. Когда возникла необходимость приглашать в город специалистов, стал ходить по предприятиям. Объяснял, для чего нашей организации необходимы деньги, пришлось много побегать. Но с первого же дня Севмаш, «Арктика» и «Звёздочка» стали нам помогать.
— Мне кажется, сейчас, когда многие просят помощи, в том числе через соцсети, понятие благотворительности немного обесценилось. Люди не всегда верят, правда ли человек нуждается в помощи.
— Поэтому последние 15 лет мы не просим деньги. Нужен принтер? Приходим и просим принтер. И представители предприятия торжественно его вручают. А на следующий раз уже сами звонят: чем вам помочь? Это трогает. Директор одного питерского предприятия таким образом нам с 1997 года помогает.
— Две группы в детском саду — это было только начало…
— Первый класс для слабослышащих учеников в школе № 21 мы открыли в 1997 году. Никто не знал, как к этому подойти: мы были первыми. Но специалисты шли навстречу — и в медицине, и в образовании.
В 1993 году в Малые Корелы приезжала делегация норвежцев. Как с ними можно встретиться — город-то закрытый? Написал письмо: знаю, что у вас в стране работают с глухими детьми, посодействуйте. И представляешь: вернувшись в Норвегию, они отдали наше письмо в местную церковь!
На нас вышли через ягринский приход, и начался большой проект. Мы организовали русско-норвежское поселение на базе санатория «Беломорье» — проект для семей с детьми с нарушением слуха. Ездили друг к другу, изучали методику, но разошлись в понимании главного: они пропагандировали изучение жестового языка, а мы были за то, что детей надо учить разговаривать.
Норвегия — благополучная страна, за каждым ребёнком там закреплён педагог. Мы позволить себе такое не можем: или ребёнок живёт в обществе и разговаривает с людьми, или сидит дома.
Я продолжил поиски методик обучения детей и в 1997 году вышел на Вольфганга Медриша, немецкого эксперта, работающего в социальной сфере. Он помог наладить связи со школой обучения глухих детей в Шлезвиге и с центром профессионального образования в Хузуме. Мы получили поддержку немецких специалистов, а также гранты немецкого фонда, за счёт которых смогли улучшить в том числе и качество оказания помощи в сфере здравоохранения города.
— И как сейчас существуете в свете закона об иностранных агентах?
— Иностранный агент — это тот, кто работает на иностранные деньги. А мы работаем на основе дружеских партнёрских отношений.
— А по-человечески: не испытывали неудобств по поводу того, что приходится просить деньги?
— Быть руководителем общественной организации — дело непростое, это подтвердит любой общественник. Приходится и просить, и объяснять. Но когда нужно решить проблемы тех, кто к тебе обратился за помощью, про «неудобства» приходится забыть. Иначе ничего не получится.

Услышать в 14 лет

— Вашему сыну делали операцию по вживлению слухового нерва. Помните, как он услышал мир в первый раз?
— Ему было лет 14. Сейчас такие операции делают в возрасте до одного года. Врачи сомневались, сможет ли он адаптироваться. Приходилось неоднократно ездить в Москву на настройку импланта, увеличивать высоту звука.
Позже мы вышли на правительство Москвы и в рамках шефской помощи городу попросили приобрести оборудование для настройки в Северодвинск. Москвичи тогда подарили в сурдологический центр программатор: мы провели высокоскоростной интернет, и врач из Москвы мог настраивать ребёнку имплант онлайн. Это та самая телемедицина, о которой сейчас все говорят. Нас к ней подтолкнула жизнь.
— Какие ощущения были у сына, когда он стал различать звуки?
— Идём по улице, он останавливается и что-то показывает. Оказывается, птичка чирикает, а он понять не может, что это. Сын впервые узнал, что пакет шелестит, чайник свистит, часы тикают. «Это всё равно, что кто-нибудь сейчас начнёт говорить по-китайски», — сказал он мне по прошествии лет. Мы заново учились говорить, несколько лет ушло на расширение словарного запаса.

Папа, я женюсь!

— Но школу он окончил вместе со сверстниками?
— Да, он и другие слабослышащие ребята учились по массовой общеобразовательной программе. Но нужно было получать профессию. Я прошёл по всем образовательным учреждениям: никто нас не брал. Не было педагогов, обученных работе с глухими детьми. И только директора Техникума строительства, дизайна и технологий Татьяну Сергеевну Пятовскую это заинтересовало. Наши ребята могли обучаться у них обработке дерева и столярно-плотницким работам. Но в техникуме боялись: получится ли? В итоге наши дети сели за первые парты, и с ними было меньше проблем, чем с остальными. Они тянулись за знаниями. Настолько, что по окончании техникума несколько человек поступили в МГТУ им. Н.Э. Баумана.
— Сына не отговаривали?
— Зачем? Он самостоятельный. Недавно сообщил мне: папа, я женюсь, приезжайте на свадьбу. Невеста тоже слабослышащая, вместе учились на программистов и расписались год назад на пятом курсе. Девушка из Минска и сейчас получает российское гражданство.
— У вас один ребёнок?
— Есть ещё старшая дочь. А три месяца назад внучка родилась. Так что я теперь дед!

Когда депутат — помощник

— Вы решили проблему сына. Зачем вам сейчас эта постоянная беготня, отчёты?
— В нашем городе живут дети, которые попали в трудную ситуацию, и им необходима помощь в адаптации к жизни в обществе. За многие годы нам удалось привлечь к этому по-настоящему неравнодушных специалистов, горящих общим делом. Сколько раз было: доставали свой кошелёк и выкладывали всё что есть… Работа в этом направлении продолжается!
— Вы-то что в этом находите?
— Это то, что я умею. А когда работа получается, то приносит положительные эмоции. Единственная проблема — в сутках 24 часа. Откуда бы взять ещё? Столько предложений и идей!
— Вы являетесь помощником депутата Государственной думы от Архангельской области уже в пятый раз. Сами почему в народные избранники не идёте?
— Если работать депутатом, тогда детьми некогда будет заниматься. Я полезнее на своём месте. К слову, практически все депутаты нашего города нам помогают — те же Игорь Воронцов, Николай Трухин. Сейчас Николай Александрович, например, наших ребят по вечерам тренирует флорболу.
— Сергей, а из какой вы семьи?
— Отец работал токарем на заводе в восьмом цехе, мать — учителем в школе № 16.
— Вы верующий?
— Да. Много лет курирую в регионе проект «Православная инициатива», общаюсь с митрополитом.
— Сколько же у вас проектов!
— Пытались сосчитать: за все эти годы реализовали более 60 крупных проектов. Среди них оборудование катка и стоматологического кабинета в посёлке Рикасиха, гинекологического кабинета в детской поликлинике Северодвинска, сенсорных игровых комнат и другое.
Мы первая общественная организация, получившая поддержку от правительства РФ. Тогда, в 1997 году, купили оборудование для специализированных групп детского сада, школы и диагностического центра.
Сейчас организовывать проекты проще, помогает большой опыт. В феврале, например, удалось съездить с ребятами в Москву на Кубок легенд. Нам предложили билеты: до момента поездки оставалась неделя. Но всё получилось! В Москве мы также провели товарищескую встречу по флорболу в клубе «Спартак-Москва», посетили организованные Поморским землячеством мероприятия, среди которых и балет «Лебединое озеро» в Кремле. Поездка помогла ребятам, попавшим в трудную жизненную ситуацию, попробовать свои силы в соревнованиях на более высоком уровне. Нас заметили и пригласили на молодёжные международные соревнования по флорболу в конце мая в Новосибирск.

Стимул меняться

— Видите, как ребята из детских домов и реабилитационных центров, с которыми вы занимаетесь, меняются?
— Мы им предлагаем: не куришь, не пьёшь, занимаешься спортом, не прогуливаешь занятия — едешь с нами на соревнования. И не только в России, но и за рубежом. Для многих это стимул.
Сейчас планируется поездка в Плесецкий район на соревнования с посещением стартового комплекса «Ангара», аквапарка и музея. В Холмогоры едем играть в футбол, в Москву — на товарищескую встречу. У ребят появилось желание добиваться результата в спорте и лучше учиться, чтобы участвовать в подобных выездах.

393_d1096-m«Не куришь, не пьёшь, спортом занимаешься — едешь с нами!»  Областной турнир по мини-футболу к Дню защитника Отечества в Холмогорах, в котором участвовали и подопечные Сергея Зверева.
— Сергей, у вас есть ощущение, что жизнь летит слишком быстро?
— Она не просто летит. У меня как в сказке про потерянное время: забрать бы часы у того, кто лежит на диване и не знает, чем заняться. Мы 31 мероприятие почти на две тысячи детей в том году провели. Практически по два-три мероприятия в месяц. Некогда скучать!
— Дайте совет: как всё успеть?
— Совет простой: начиная работу, всегда доводить её до конца. А когда мероприятие прошло — я тут же рассылку делаю. Важно, чтобы люди оперативно информацию получали. И отклики приходят со всей страны!

Государство оценило

— Сейчас говорят, что в городе создаётся инклюзивная среда. Что-то меняется или это больше на словах и бумаге?
— Медленно, но меняется. Глухие люди могут посещать театр, так как там установлено необходимое оборудование. Для тех же слепых раньше были палочки, а сейчас программы на смартфоне. Это тоже доступная среда.
— По поводу государственной награды, которую вы ещё не получили, но которую обсуждают: что она для вас значит?
— Сам узнал от окружающих! Звонят друзья и знакомые, поздравляют. Но это не только моя за-слуга: один бы я ничего не сделал. Проекты, которые мы реализуем, объединили порядка 60 человек — воспитателей, врачей и других специалистов. И я рад тому, что государство высоко ценит нашу работу.
— Для общественников такое признание очень важно!
— Конечно. В городе много людей, которые также заслуживают высокую оценку своей работы. Одна из них Нина Костюкова, которая занимается помощью людям с онкологическими заболеваниями.
— Вы в своей жизни чем гордитесь?
— Тем, что удаётся делать что-то полезное. Интересная ситуация вышла с паралимпийским движением. В 2000 году мы начинали с плавания в бассейне школы № 23, а сейчас наши ребята занимаются сноубордом, горными лыжами, скалолазанием, ледолазанием, флорболом, мини-футболом и другими видами спорта. Вместе с коллегами нам всё по плечу. Наверное, это и есть счастье.

Сегодня в городе, наверно, нет организаций, индивидуальных предпринимателей или нотариусов, которые бы не приняли участие в реализации наших социальных проектов.

Примета времени

Есть и такой эпизод в биографии Сергея Зверева: в лихие 90-е приходилось иногда зарабатывать шитьём и ремонтом одежды по вечерам. Научился сам. И навыки пригодились: на базе швейных мастерских школы
№ 21 и Техникума строительства, дизайна и технологий вместе с ребятами стали изготавливать спортинвентарь для «Поморских забав», с которым ездят по области.

Медаль с выдержкой

Администрация города всегда поддерживала организацию. Оказывается, ещё 11 лет назад мэр Александр Беляев ходатайствовал перед областной администрацией о награждении возглавляющего её Сергея Зверева наградой. Но в силу разных обстоятельств тогда такое решение принято не было.
Фото автора и Сергея Зверева

Comments are closed.

« »