MENU
931_d1094-m

29.01.2018 • Авторская колонка

На закате

Путешествуя с коллегой-фотографом по Каргопольскому району, забрели в заброшенное село, которое раньше называлось Гужово. Да, оно на карте было обозначено, но на самом деле там никто не жил. Брошенное было село, люди покинули его

ИСТОРИЯ ОДНОЙ ФОТОГРАФИИ

Мы проходили по улице, заросшей бурьяном, и ощущали какой-то страх. Дома стояли перекошенные, окна открыты… И тишина… Было неуютно. Как будто за тобой кто-то смотрит, а ты никого не видишь. Оставшиеся  на окнах занавески слегка покачивались…
И вдруг в последнем доме увидели какое-то шевеление. Подошли. Постучали. Тишина. Снова постучали, минут через пять дверь резко открылась, и в проёме показался высокий  сухощавый старик. Мы представились. Сказали о цели посещения этих мест. На что он покивал головой:
— Ну-ну, — и закрыл перед нами дверь.
Из избы донёсся вкусный запах пирогов. Постояв немного, мы уже было двинулись дальше, ничего не понимая. Отойдя от дома метров двадцать, услышали за спиной женский голос. Открыв окно, хозяйка громко позвала:
— Ребята, идите чай пить-то.
Ну вот это по-нашему, по-северному. В доме действительно пахло вкусной выпечкой, хозяева после трапезы собрались пить чай. Угостили и нас пирогами. Познакомились. Нам было интересно увидеть и рассмотреть сохранившиеся старинные вещи.
— Нет, нет, эта икона, что висит в углу, никакой ценности не имеет! Самовар на столе тоже никакой ценности не имеет! — дед зорко следил за каждым нашим взглядом.
Старинные вещи как ценность нас не интересовали, они были нам нужны как предметы для снимка. После выпитого горячего чая немного расслабились. Неспешно разговорились. Старики живут в Питере, а летом приезжают в «родное гнездо». Дивясь их почтенному возрасту, я спросил:
— А как на вас отразились репрессии прошлых лет?
Хозяин, выдержав длинную паузу, ответил:
— А знаете, ребята, я сам служил в НКВД.
Так вот почему старик пристально следил за каждым нашим взглядом! Привычка, на уровне рефлексов.
— Но к тем репрессиям я никакого отношения не имел, — как-то виновато продолжал он. — Я Кремль охранял, да пьяных начальников по домам растаскивал после вечеринок: Ворошилова, Хрущёва. Буденного…
Как бы немного оправдавшись, дед притих. Ситуация стала нам понятна. Собравшись уже уходить, мы попросили хозяев немного попозировать. Снимок получился интересный. В Голландии он экспонировался на международной выставке и вошёл в каталог лучших фоторабот. Название было на английском — «Sundown», что переводится как «На закате жизни».

Владимир БЕРБЕНЕЦ
Фото автора

Comments are closed.

« »