MENU
47_d1090нов-m

17.01.2018 • Авторская колонка

«Следует жить. Шить сарафаны и лёгкие платья…»

То и дело всплывает в памяти эта песня в исполнении Татьяны и Сергея Никитиных. Она будит воспоминания о жизни, которая не всегда блистала нарядами, потому, наверное, и остались в памяти эти платья

КАК МЫ ОДЕВАЛИСЬ

Наряды моего детства

Что носили дети в войну — не помню, мала была. А что носили дети конца сороковых годов прошлого века — помню.
Я выросла в платьях, сшитых мамой. Мой отчим подарил ей швейную ручную машинку, и она стала учиться. Мамина родственница тётя Нина жила в «кулацком» посёлке на улице Южной. Вот она-то и учила маму: вернее, кроила мои детские платьишки, а мама их шила.
Уж не знаю, где мама брала ткани. Что-то перешивала из своей одежды, какие-то ткани «доставала». Я точно помню, что она из своего платья сшила мне школьную форму, перекрасила в коричневый цвет, и я её носила три года. Помню зелёный штапель с рисунком в виде ёлочек, а ещё материал с волшебным названием «майя» — тонкий, почти прозрачный, с маками по белому полю.

Крепдешин и пышные розы

В юности моей портнихой была та же тётя Нина, которая обшивала модниц всей округи. Машинка у неё была ножная с непонятным тогда для меня названием «Зингер».
На фотографии, где мы с ребятами из судостроительного техникума стоим на улице Профсоюзной, у меня модное платье из шотландки (ткани с клетчатым рисунком), перетянутое широким чёрным ремнём с фигурной пряжкой. А на другой фотографии я в платье из крепжоржета стою возле ресторана «У Эдельмана».

В платье из крепжоржета стою у ресторана «Северный» («У Эдельмана»).

В платье из крепжоржета стою у ресторана «Северный» («У Эдельмана»).

На снимке рядом — платье в крупный горошек из крепдешина производства всё той же мастерицы.

Крепдешиновое платье в крупный горошек, сшитое тётей Ниной.

Крепдешиновое платье в крупный горошек, сшитое тётей Ниной.

Помню, посмотрели мы с подругами кинофильм «Разные судьбы», и нам так понравилось серое платье с розовым крепдешиновым шарфиком у главной героини в исполнении Татьяны Пилецкой, что мы сразу заказали точно такие же из подкладочной саржи у портнихи. И лихо отплясывали в них на вечерах в техникуме, совершенно не смущаясь, что все три одинаково одеты.
Однажды в журнале я увидела Эдиту Пьеху в костюме, украшенном пышным цветком. Я была просто очарована и не долго думая решила сотворить себе нечто подобное: купила красного шёлка и смастерила что-то наподобие розы на новом платье. И носила ведь! И никто не сказал, что смотрится этот цветок нелепо.
В 60-х годах были модны вышивки бисером на одежде. Естественно, платье из белой шерсти с такой вышивкой у меня тоже было. В нём я себе казалась особенно красивой и в нём же выходила замуж.
Вошло в моду и украшение аппликацией, поэтому на платье из голубой шерсти красовался синий цветок. Я любила это платье и долго его берегла, думая, что когда-нибудь его наденет моя дочь, но пришли другие времена и другие тенденции моды.

Тафта и кримплен

В 70-е мы подписывались на журнал «Силуэт», в продаже появились новые ткани, например тафта. Я помню синее платье, которое меняло расцветку в зависимости от того, как на него падал свет.
Из этих времён в моей памяти сохранилась история, связанная, правда, не с платьем, а с костюмом.
Будучи в командировке в Ленинграде, я увидела в магазине трикотажный синий костюм, жакет у него был с белой окантовкой. Наряд так шёл мне, что у меня дух захватило. Я была уверена, что если куплю его, то буду женщиной неземной красоты. Но цена казалась заоблачной, денег на мечту не хватало. Пришлось занять у приятельницы. К тому времени у меня была семья, жизнь начиналась трудно, приходилось думать не о нарядах, а о том, как обставить дом, купить самое необходимое. Муж, мягко говоря, был не в восторге от моей покупки. К сожалению, и «мечта» не оправдала надежд. После первой же стирки она потеряла товарный вид, превратившись в обыкновенную тряпку.
А потом в моду вошёл кримплен. Сказка, а не материал, только купить его было почти невозможно, разве что по великому блату или привезти из столиц. И вот именно во время кримпленового бума случилась у моей приятельницы свадьба.
Наверное, чтобы подразнить меня, знакомая продавщица комиссионного магазина, что на проспекте Труда, показала мне красное кримпленовое платье с белой окантовкой, как раз моего 46-го размера, и сказала, что продать его не может, потому что пообещала подруге.
Но я так просила, что она сжалилась и разрешила мне его надеть на свадьбу, а потом аккуратно постирать и принести обратно: мол, кримплен — это такой материал, что ему ничего не сделается, носить — не износить. И я согласилась! Это бы сейчас ни за что, а тогда в голове шумела бесшабашная молодость. На свадьбе я чувствовала себя королевой, ведь такое же платье было у героини Натальи Селезнёвой Зины в фильме «Иван Васильевич меняет профессию».
А утром обнаружила на платье масляное пятно, которое никак не хотело отстирываться. Да и продавец, видимо ужаснувшись своему поступку, на следующий день приняла у меня деньги, а не платье. А я его носила ещё долго и с удовольствием.

Шёлк и трикотаж

В 1980-х годах в моде были струящийся шёлк и трикотаж. Эти ткани мы привозили из Прибалтики, когда ездили по турпутёвкам, или из столиц. А платья шили в ателье «Мечта», что на углу ул. Карла Маркса и пр. Морского. К сожалению, не сохранились в памяти имена замечательных закройщиц-мастериц. В этих нарядах мы блистали на танцевальных вечерах.
А в 1990-х по понятной причине было не до нарядов. Страна в прямом смысле выживала.

Галина КОВАЛЬ
Фото из архива автора. Платье в клетку (из шотландки) — одежда особенная. Не случайно оно в моде до сих пор.

Comments are closed.

« »