MENU
Фото Ольги Голубцовой Фото Ольги Голубцовой

25.12.2014 • Политика

Нас ждут два трудных года

В большой пресс-конференции В.В. Путина, которая состоялась 18 декабряв Москве в здании Центра международной торговли, приняла участие представитель компании «Модерн-Медиа» Ольга ГОЛУБЦОВА. Она делится впечатлениями

Что сказал президент Владимир Путин журналистам и стране

Без замков
Накануне мероприятия журналистов заверяли, что предпочтение будет отдано представителям регионов. Правда, в интернете успела начитаться насмешливых обсуждений «XXL-конференции». Участникам заранее приклеили презрительные ярлыки: «придворные», «безголосые», «прикормленные», «подставные утки». Через общение в соцсетях получила несколько язвительных вопросов себе: от какого СМИ получила аккредитацию? Как это удалось? Искренне заверяла: от независимого, и удалось просто. Неужели в журналистское право на допуск к первому лицу так трудно поверить?

Сервис на пять
Организация мероприятия оказалась на высоте. Получение бейджа и холщовой сумки с блокнотом и парой карандашей заняло буквально полминуты. Прохождение через турникет службы безопасности — еще минута. Никакой толкотни в гардеробе. С широких экранов хорошо видна вся актуальная информация. Бесплатный вай-фай бегает как секундная стрелка часов. Для иностранных корреспондентов — устройства для синхронного перевода на три языка.

Вооружившись плакатами
Регионы неплохо подготовились к пресс-конференции. Перед поездкой каждый изобретал что-то своё, необычное, чтобы быть хотя бы замеченным, если не услышанным. В холлах перед камерами журналисты вскидывали вверх привезенные ими рисованные плакатики. Кто-то нарядился в этнографические сарафаны, яркие платья с вышивкой и шали с кистями. Маскарад, в общем. Кто-то просто натянул на себя футболку с вопросом. Кто-то шествовал с огромными мягкими игрушками под мышкой. Или демонстрировал их, раздавая интервью: проблемы байкальского белька теперь будет знать весь мир! Оригинальничали все. И я не удержалась. По моей просьбе дочь нарисовала симпатичную подводную лодку, которая тут же привлекла внимание коллег: с просьбой об интервью ко мне подходили и по окончании пресс-конференции. Мы, регионалы, прекрасно понимали, что шанс озвучить наши проблемы в зале ничтожно мал, поэтому максимально использовали время до начала мероприятия.
Например, сама я, кинув клич через социальные сети, собрала много «больных» вопросов. Какими мерами правительство под неусыпным оком президента собирается преодолевать кризис? Не настало ли время усилить кадровый состав кабинета министров? Как долго продержится ставка Центробанка в 17%, по сути дела уничтожающая бизнес? Когда будет наведен порядок в медицине, а не в официальных отчетах, по которым врач получает в среднем 42 тысячи рублей? Почему авиаперевозки в края, куда только самолетом можно долететь, стоят баснословно дорого? Почему такой стратегически важный город Северодвинск не имеет особой финансовой поддержки центра?
Лично меня и как гражданина, и как журналиста, и просто как бабушку (семья моей дочери многодетная) интересовало, намерен ли президент способствовать выполнению закона о поддержке многодетных семей в части выделения им безвозмездно земли под индивидуальное строительство. В нашем городе из 500 очередников никто ещё положенные десять соток не получил: закон-то есть, а материальной подпитки нет.
Кстати, забегая вперед, скажу, что, отвечая на вопрос председателя Всероссийского общественного движения «Союз матерей России» Ольги Паниной, президент заверил, что «готов поддержать всё, что связано с поддержкой семей, материнства и детства: и материально будем изыскивать дополнительные возможности, и будем изобретать любые шаги».
Так или иначе, ответы на многие из имеющихся у меня вопросов прозвучали, стоит лишь внимательнее прочитать полную стено-грамму пресс-конференции: http://accreditation. kremlin.ru/transcripts/47250
Но вернемся в кулуары. Коллеги продолжали оживленно обсуждать общие проблемы, а тем временем в зал начали пропускать журналистов с телекамерами.

Зарезервировано кремлёвским пулом
И вот тут началась сутолока у входа. Сотрудники охраны хладнокровно «экспроприировали» плакаты, мягкие игрушки, бутылки с водой — их было запрещено проносить в зал. Мой плакатик тоже развернули: «А, подлодка…» — и, с уважением свернув, пропустили. Позже, когда лес плакатов взмывал вверх, я поняла, что пожалели не меня одну. А кому-то пришлось на ходу наспех перерисовывать ручкой. Устремившись в глубь зала, мы увидели, что на большинстве кресел первых рядов лежат бумажки «Резерв», и сообразили, почему хорошо знакомые по телеэкранам лица неторопливо прохаживаются в холлах, не спеша занимать места. Но некоторым из провинциальных коллег удалось пробраться поближе, а меня устроил и седьмой ряд, теперь в ангажированности не попрекнут!
Небольшой вступительной речью Владимир Владимирович, не употребляя слова «кризис», постарался вселить в нас надежду, оперируя цифрами и позитивными динамиками, плавно перейдя к текущему неблагоприятному моменту: «Главный вопрос сегодняшнего дня, который интересует граждан нашей страны, — о том, в каком состоянии находится экономика, национальная валюта, как будет развиваться ситуация в социальной сфере». Далее он очень кратко озвучил самое важное, на мой взгляд, ради чего пришёл в эту скептически настроенную аудиторию в такой тревожный для страны момент, когда цены на нефть падают и рубль вслед за ними тоже: «Считаю, что и Центральный банк, и правительство принимают адекватные меры. И наша экономика выйдет из сегодняшней ситуации. Сколько на это потребуется времени? При самом неблагоприятном стечении обстоятельств я думаю, что года два». Многие обречённо вздохнули: впереди два трудных года. Зато другие выдохнули: всего-то два года!
Во время пресс-конференции регионалы смогли получить микрофон всего семь раз, иностранные СМИ (включая Турцию, Иран, Казахстан, Китай и Грузию) тоже около того. А действительно остренькое прозвучало всего трижды: от украинского агентства (и то президент сам, заметив в зале плакат «Украина», дал им слово и ответил на весьма неприятные вопросы), про «пятую колонну» и о зарплате Сечина (оказалось, что и свою-то президент не считает, отправляя на счёт).

Отнесены к лику российских элит
Лес рук в зале тем временем не редел. Президент оказался непреклонным в вопросах геополитики, Крыма, Ходорковского, исполнения бюджета, газовых контрактов с Китаем, киплинговских бандерлогов. Он иронизировал, переходил к шуточкам, проявлял сарказм. Разворачивал целые выразительные аллегории: «Может быть, мишке нашему надо посидеть спокойненько, не гонять поросят и подсвинков по тайге, а питаться ягодками, медком. Может быть, его в покое оставят? Не оставят, потому что будут всегда стремиться к тому, чтобы посадить его на цепь. А как только удастся посадить на цепь, вырвут и зубы, и когти». После таких метафор захотелось перечитать русские народные сказки.
Вновь продемонстрировал Владимир Владимирович любовь к поэзии оппозиционера-патриота Лермонтова, цитируя «Бородино». Заметив в зале тот или иной понравившийся плакат или развевающийся скромный платочек, он не раз брал управление в свои руки, справляясь без помощи пресс-секретаря. А вот мою маленькую подлодку, всплывающую между вопросами-ответами, запеленговать президенту не удалось.
Зато микрофон удачливо перехватил у оказавшегося по соседству турка кировский журналист, прославивший вкусный вятский квас, который отказываются брать на реализацию крупные торговые сети, и заподозренный в том, что для смелости «принял на грудь» кваску. Стоял смех, но человек оказался заикающимся не от волнения или чего другого, а просто по состоянию здоровья. И тему поднял что ни на есть актуальную для отечественного производителя.
Ещё один раз громкий смех прокатился по залу, когда у главного жениха России спросили про личную жизнь: больше года уже ходит в холостяках. Попросил не беспокоиться: любит и любим.
Президент держал удар: «Дело надо делать, работу работать». Когда речь зашла об элитах, дал определение: «Вы знаете, что такое российская элита? Это работяга, это крестьянин, это человек, на плечах которого держится вся страна, веками держалась, сейчас держится и будет держаться». Так что каждый северодвинец может отнести себя к лику российских элит!

Слово об ответственности
Время неумолимо бежало. А запланированные президентом на встречу три часа подошли к концу…
«Я сказал вначале и хочу этим закончить: да, времена непростые… Мы этот период пройдём и из сегодняшней ситуации выйдем, укрепив свои позиции и внутри страны, и в мировой экономике, и на международной арене. Имея в виду, что все ресурсы, которые нам были нужны для выполнения не только социальных обязательств, но и по развитию оборонной сферы, по модернизации армии, флота, они у нас все заложены, все обеспечены, и, безусловно, все эти планы будут реализовываться. Самое главное — обеспечить социальное благополучие людей, проиндексировать пенсии не по прогнозной, а по фактической инфляции, несмотря на определённое сокращение доходов бюджета. Сможем ли мы это сделать или не сможем? Точно сможем».
Весь груз забот президент безоговорочно берёт на себя: «Ответственность за всё, что происходит в стране, всегда лежит на главе государства и дальше по ранжиру вниз. И от этой ответственности я никогда не уклонялся и уклоняться не собираюсь».

ЦИФРЫ И ФАКТЫ
10-я пресс-конференция В.В. Путина как президента.
1259 журналистов прибыли на пресс-конференцию.
3 часа 10 минут длилась встреча.
38 журналистов смогли задать вопросы (из них всего 7 из российских регионов).
3 темы + 1 обсуждались: международная и внутренняя политика, социалка. И чуть-чуть личная жизнь.
6 раз аплодировали (в отличие от сенаторов, которые 4 декабря взрывались овациями не меньше 30 раз).
7 раз смеялись.

Comments are closed.

« »