MENU

Фото Галины Чарупы Фото Галины Чарупы

25.05.2014 • Общество

Ну-ка, рифма, подсоби

Не все читатели приходят в редакцию с мыслями, изложенными на бумаге. Вот и 84-летний В.С. Кононов. «Моё письмо о жизни. Только оно у меня в голове. Сначала скажу в устной форме… Можно?» И стал «говорить» в рифмах — о нравственности, вернее безнравственности общества, причинах, породивших это явление, о том, как выйти из тупика. Получалось довольно складно. Но тут мне пришлось отлучиться. Возвращаюсь в кабинет — читает. Похоже, моё отсутствие даже не было замечено, вот что значит вдохновение!

Стихи в голову и на девятом десятке

Иногда гость делал лёгкий «спотычок», пояснял: «Пожалуй, эти две строчки лучше подойдут в другое четверостишие, сильней будет звучать». Я даже заподозрила, что человек сочиняет на ходу. Попросила:
— Расскажите о себе.
Владимир Сергеевич немного смутился:
— Ой, с этого и надо было мне начать, но я так увлёкся…
В своё время он работал на «Эре», нынешнем СПО «Арктика», электромонтажником. Честно отдал производству 40 лет. Любил делать заметки для себя, чтобы значимые моменты с годами не затерялись в памяти. Образовалась рукопись. Для себя. Он назвал её «Просто про жизнь».
Было у ветерана и ещё одно страстное увлечение — фотография. Даже устраивал на предприятии выставку. Но теперь пришлось отказаться от хобби, подводит зрение. Сегодня для него в самый раз стихотворчество, тут задействованы не глаза, а мозги. Строчки можно и не записывать, они хорошо укладываются на полочки памяти. А рождаются в основном ночью, когда сон нейдёт. Или во время прогулки на улице.
— Перестройка, перестройка —
Ох и перестроились!
Мы к богатым демократам
В батраки устроились.
Для богатых хороши:
Платят батракам гроши.
Дальше наш разговор пошёл, так сказать, на заданную тему.
— Мне только что по телефону сетовали, что всё подорожало. Слабо сочинить несколько строк про цены?
Владимир Сергеевич тут же:
— Стариков, старух
Вновь ограбили,
Напридумали себе
Ранги-табели.
Цены лезут вверх,
Как в июль грибы,
У прилавков люд
Гневно хмурит лбы.
И так далее…
— Скажите, вам пенсии на жизнь хватает?
— Были бедными,
Стали нищими,
Хотя пенсию
Платят тыщами.
Платят тыщами
Без серпа-молота,
То и жизнь у нас
Вся расколота…
— Ой, как сумрачно… Что-нибудь повеселей. К примеру, у вас есть дача?
— Как же без неё? У нас домик и огород в СНТ «Дружба». Хорошо! Как уедем с женой Евстолией Александровной — только нас и видели! Лето проводим на грядках, разводим всё, что растёт — картошку, овощи.
— Дача, сад — всего шесть соток,
Что ты, друг, ни говори —
Я нажил себе работы
От зари и до зари.
Присмотрел себе участок
И забыл про домино.
Я на яблони любуюсь —
Летом мне не до кино.
В отпуск я теперь не еду
И в театры не хожу —
Лучше я в саду под вишней
На навозе посижу.
— Любите землю?
— Ещё бы, она же наша кормилица. И сам я деревенский, из Устьянского района. Как подумаешь, какими были в колхозах поля и что с ними сталось, душа начинает ныть. Ведь даже во время войны обрабатывали пашню.
Ветеран рассказывает, как подростки вместе с матерями держали на своих плечах село. Бывало, топор за пояс — и в лес. Дрова рубили, траву косили, стога ставили.
— Мы, мальчишки, просыпались в четыре утра, надо было поймать лошадей из ночного выгона. Мой друг, старше меня на два года, в 12 лет получил медаль за работу в тылу. Детства у нас не было. Вот так-то…
Владимир Сергеевич, прощаясь, спохватывается: а письмо в редакцию так и не написал.
Придётся в следующий раз.

Comments are closed.

« »