MENU

Северодвинцы на причале СРЗ «Нерпа». Слева направо: Сергей Пономаренко, Никита Цыбульский, Максим Рассохин, Олег Нестеров.
Фото Семёна Лишицы Северодвинцы на причале СРЗ «Нерпа». Слева направо: Сергей Пономаренко, Никита Цыбульский, Максим Рассохин, Олег Нестеров. Фото Семёна Лишицы

21.05.2014 • Судостроение

«Яуза» на финишной прямой

За этот минобороновский заказ, на продолжительное время «застрявший» на «Нерпе», спрашивают, в первую очередь, с головного предприятия. Поэтому уже более двух лет трудовой коллектив заполярного филиала усиливается «десантами» из Северодвинска. С одним из «заслуженных десантников» — механиком цеха № 15 Никитой ЦЫБУЛЬСКИМ мы встретились в стапельном цехе снежногорского завода

В снежногорском филиале «Звёздочки» — СРЗ «Нерпа» на финишную прямую вышли работы по подготовке к заводским ходовым большого морского сухогрузного транспорта «Яуза»

— Никита, давно ли вы приехали в Снежногорск?
— В первую командировку на «Нерпу» я приехал более полутора лет назад. Именно на «Яузу». С тех пор, с перерывами, плотно занимаюсь системами этого судна. Здесь побывало уже много северодвинцев. В 2013 году, например, более полутора сотен. Условно между собой мы делимся на старый и новый заезды. По здешним меркам я уже считаюсь старожилом, можно сказать, ветераном «Яузы».
— И какой работой сейчас занимаетесь?
— Наша группа механиков решает задачи по вводу в действие вновь установленного оборудования и подготовке заказа к передаче личному составу. В моё непосредственное заведование входят системы гидравлики люковых закрытий и гидравлики рулевой машины. Сейчас наша основная задача — завершение швартовных испытаний, окончательная настройка систем и вывод «Яузы» на ходовые испытания.
— Сейчас вы находитесь в командировке уже более четырёх месяцев. С чем связана такая продолжительность?
— Надо закончить работу по своим системам. В условиях этого заказа лучше всего избегать ротации и передачи дел сменщикам. Когда мы начали заниматься «Яузой», системы были собраны не полностью, их сборку курировала наша сдаточная команда. Если эту работу передать в другие руки, то сменщикам потребуется время, чтобы разобраться. А времени этого у завода уже нет. Поэтому на свой второй «заезд» я выехал по вызову руководства филиала.
— Но на самой «Звёздочке» передача заведования — не такая редкая вещь.
— «Яуза» — очень специфичный заказ. Специфичный не в кораблестроительном, а в организационном смысле. У него масса проблем на всех этапах работ — и по проектной части, и по инженерной, и по строительной. Часть систем ремонтируется, часть — модернизируется. Огромный объём работ возникает по ходу их выполнения. Качество проектирования низкое. Корректировки приходят даже на завершающих стадиях монтажа систем. Всем занимается группа механиков. Не хватает людей — на каждого из нас приходится по две-три системы. Рабочая документация, как по конструкторской части, так и в части её согласования, подготовлена очень слабо. Приходится на бегу, отвлекаясь от основных задач, решать вопросы, которыми на «Звёздочке» занимаются инженерные службы — ОГТ и КО. Более половины всей работы здесь нам приходится делать в силу недостаточного взаимодействия между соответствующими службами филиала.
— А с другими северо-двинцами много общаетесь? Уже образовалось земля-чество?
— В основном с теми, с кем тесно взаимодействуешь на заказе. Сейчас в нашей группе работают Максим Рассохин — инженер-механик по КИПиА, Олег Нестеров — специалист по механической части, Павел Морошкин — механик из 10-го цеха. Здесь на «земляческие» мероприятия, да и вообще на какой-то отдых, отличный от «выспаться», времени не остаётся. Рабочий день у нас до 19.00. Пока доберёшься до города, пока поужинаешь… Особенно тяжело приходится, когда при запуске конкретного механизма переходим на вахтовый метод работы. Раньше хоть ужином на заводе обеспечивали. С января его убрали, и сейчас зачастую приходится решать, что лучше — недоесть или недоспать. Но это так, частное замечание. В сравнении с рабочими трудностями оно не слишком значительное.
— Модернизация «Яузы» выходит на финишную прямую. С какими чувствами будете сдавать судно?
— Наверное, двойственные ощущения будут. С одной стороны, вроде как груз с плеч спадёт. Все-таки и эмоционально, и физически работа выматывает. С другой стороны, конечно, радость и гордость за сделанную работу. К этому надо присоединить и несколько необычное чувство: «Яуза» — заказ «Нерпы», а мы здесь вроде как на выручку пришли, помогли коллегам. Чему-то сами научились, чему-то их научили. Больше, конечно, радости будет. В свои цеха вернёмся, к привычной работе, в родные коллективы. Домой, словом.
— А насколько тяжело работать, оторвавшись от привычной обстановки?
— Мне, конечно, полегче. Я не коренной северо-двинец. На «Звёздочку» приехал после окончания Брянского технического университета. Сперва меня в «добровольно-принудительном порядке» отправили на ягринскую верфь на практику — и уже по результатам этой практики предложили заключить трудовой контракт и остаться на заводе. Сначала работал монтажником в 10-м цехе, сейчас механиком в 15-м в группе Валерия Михайловича Григоровича. Семьёй тоже пока не обзавёлся, поэтому «разлуку» со «Звёздочкой» переношу сравнительно легко. Моим семейным коллегам в этом смысле сложнее приходится.
— Если придётся после сдачи «Яузы» вновь «десантироваться», к примеру на «Нерпу» или на 35-й СРЗ, как-то отразится снежногорский опыт на согласии?
— Сразу отказываться от таких командировок я, конечно, не буду. Меня всегда привлекало «железо», большие мощные установки. Мой «университетский» профиль — двигатели внутреннего сгорания с уклоном на судовые силовые установки. В Брянске, где я заканчивал вуз, такого масштаба приложения своих знаний, как здесь на Севере, не найдёшь. Если возникнет необходимость поработать на каком-нибудь из больших надводных кораблей на СРЗ-35, я скорее всего соглашусь.

Алексей МОРОЗОВ

Comments are closed.

« »