MENU

Памятник барону на его родине, в Боденвердере. Памятник барону на его родине, в Боденвердере.

08.05.2020 • День за днём

Ничего, кроме правды

11 МАЯ 1720 года в поместье Боденвердер недалеко от Ганновера родился барон Иероним Карл Фридрих фон МЮНХГАУЗЕН. Зимой 1737 года он пересёк границу Российской империи пажом в свите герцога Антона Ульриха Брауншвейгского, жениха Анны Леопольдовны. Остальные пажи отказались ехать в Россию — далёкую, холодную и дикую страну, где по улицам городов бродят волки и медведи.

11 МАЯ 1720 года в поместье Боденвердер недалеко от Ганновера родился барон Иероним Карл Фридрих фон МЮНХГАУЗЕН.

Зимой 1737 года он пересёк границу Российской империи пажом в свите герцога Антона Ульриха Брауншвейгского, жениха Анны Леопольдовны. Остальные пажи отказались ехать в Россию — далёкую, холодную и дикую страну, где по улицам городов бродят волки и медведи. А стужа зимой такая, что слова замерзают, их приносят домой в виде ледышек, в тепле они оттаивают, и тогда звучит речь…
Через два года Мюнхгаузен поступил на службу в Брауншвейгский кирасирский полк, а ещё через год стал поручиком и командиром первой, элитной роты. Но в 1741 году произошёл дворцовый переворот. На трон взошла Елизавета Петровна, Антон Ульрих с семейством был арестован (позднее их всех отправили в ссылку в Холмогоры), и надежды Мюнхгаузена на успешную карьеру растаяли: несмотря на безупречную службу, все прошения о производстве в следующий чин оставались без ответа.
Зато барон преуспел в амурных делах: в 1744 году он женился на дочери рижского дворянина Якобине фон Дунтен, с которой (в отличие от героини Инны Чуриковой в прекрасном захаровском фильме) много лет прожил в любви и согласии.
В 1750 году Мюнхгаузен получил отпуск, чтобы уладить наследственные дела, — и больше в Россию не вернулся. Спустя несколько лет он был отчислен как «самовольно оставивший службу».
С тех пор он до самой смерти жил в родном поместье Боденвердер, занимаясь охотой и развлекаясь общением с соседями — точнее, развлекая их своими удивительными историями. Ещё он регулярно выбирался в близлежащий город Гёттинген, где в своём любимом трактире также предавался воспоминаниям.
Во всех прочих отношениях Мюнхгаузен пользовался репутацией правдивого человека, и лишь когда доходило до охотничьих баек или воспоминаний о службе в России, он давал волю безудержной фантазии. Слушатели прекрасно знали жанровые условности: от таких историй никто и не ждёт правдоподобия.
Репутация Мюнхгаузена сильно пострадала, когда его рассказы появились в печати — сначала в журнале «Путеводитель для весёлых людей», затем в книге Распе. Герой, от имени которого велось повествование, предстал перед читателями как отъявленный враль и хвастун. Это приводило Мюнхгаузена в бешенство, но поделать уже ничего было нельзя: книга быстро стала популярной. В Боденвердер начали стекаться зеваки, чтобы поглядеть на «барона-лжеца». Иногда Мюнхгаузену приходилось ставить вокруг дома слуг, чтобы отгонять любопытных.
Вскоре вымышленный барон вытеснил настоящего, и сейчас многие даже не подозревают, что Мюнхгаузен — это не только литературный персонаж, но и вполне реальный человек, из плоти и крови.
Подготовила Варвара ВЕСНИНА
Снимок с сайта s00.yaplakal.com

 

 

Comments are closed.

« »