MENU
detail_170c0d39fcb2528acd99924ef92109f8

07.11.2019 • Авторская колонка

Ничего не случилось?

В стране произошла очередная трагедия: солдат-срочник в Забайкалье расстрелял десять своих сослуживцев.
Хотя официальные лица поспешили заявить, что поводом стал нервный срыв из-за личных проблем, совершенно очевидно, что никакие личные проблемы не могут толкнуть нормального человека на массовое убийство. Если же человек не совсем нормальный, то возникает закономерный во-прос: а куда смотрела призывная комиссия?
Думаю, всё-таки мало кто сомневается, что причиной трагедии стали неуставные отношения — или, называя вещи своими именами, изде-вательства одних военнослужащих над другими. Одна из жертв издевательств не вынесла и расправилась то ли со своими мучителями, то ли с теми, кто просто попал под горячую руку. Во всяком случае, сам устроивший бойню солдат на первом допросе говорил о невыносимых условиях службы и постоянных унижениях, которым он подвергался со стороны командиров и сослуживцев.
Я мать двоих сыновей, и эта история, конечно, не могла оставить меня равнодушной, захотелось узнать подробности. Поскольку телевизор я не смотрю, решила зайти на сайт Министерства обороны, получить информацию, так сказать, из первых рук.
Каково же было моё изумление, когда я, перешерстив там всё, не нашла даже малейшего упоминания об этой трагедии. По версии военного ведомства, событием недели стал прошедший географический диктант (министр Шойгу, как известно, по совместительству руководит Российским географическим обществом, так что выбор приоритетов вполне объясним). Лента новостей забита победными реляциями о числе участников диктанта: чуть ли не каждая воинская часть отчиталась. Много сообщений о том, как молодые дружными рядами вступают в Юнармию. Можно прочитать рассказ о Всемирных военных играх; узнать, сколько денег уже собрали на строительство главного военного храма и как лучше делать пожертвования. Нет только ни слова о громком убийстве, произошедшем накануне в рядах Вооружённых сил.
Надо ли понимать это так (а я именно так и понимаю), что для военных начальников массовая гибель солдат даже в мирное время — это нечто обыденное, малозначимое, не заслуживающее внимания? И как при таком отношении генералов к жизни и смерти наших детей мы можем доверять им своих сыновей?
После случившегося я только укрепилась в своём мнении: армия должна быть профессиональной, служить в ней должны исключительно те, кто добровольно и осознанно сделал такой выбор.
Оксана ОСЕНИНА

Comments are closed.

« »