MENU
1170_d1097

06.07.2018 • Город

Не повышать, а вывести из тени!

2 июля кого-то волновали футбольные страсти (накануне российская сборная вышла в четвертьфинал чемпионата мира, одержав победу в серии пенальти над Испанией), а кто-то занял неравнодушную позицию и выразил своё отношение к законопроекту о поэтапном повышении пенсионного возраста, который 16 июня внесён на рассмотрение в Госдуму

В этот день в Архангельске (так же, как и в других городах области) прошёл пикет, организованный Федерацией профсоюзов Архангельской области.
Символично, что мероприятие происходило у подножия мемориала жертвам политических репрессий в Ломоносовском парке, хотя изначально пикет был заявлен у здания областного Собрания.
Собралось около 500 человек. Наиболее активно заявили о себе профсоюзы северо-двинских предприятий. Активисты центра судоремонта «Звёздочка» вышли на пикет в форменной одежде и с множеством плакатов и флагов, Севмаша — с чёрными траурными шариками, где были нарисованы цифры повышаемого пенсионного возраста. Всего же присутствовали представители 17 профсоюзных отраслей.
Перед собравшимися выступила председатель Федерации профсоюзов Архангельской области Алла Сафонова:
— Профсоюзы категорически против законопроекта о повышении пенсионного возраста. Он преждевременный. Особенно для тех, кто проживает в условиях Крайнего Севера, чьё существование отягощает большое количество факторов. Значительные средства тратятся на питание, лекарства, услуги ЖКХ. Тем более высок уровень оттока трудоспособного населения.
Хотя проходил пикет, а не митинг, некоторые граждане пытались активно выступать и эмоционально заводить пикетчиков. Доходило до политических выкриков и не совсем конструктивной критики руководства страны. Не обошлось и без вокального сопровождения: активисты бодро исполнили песню «На бой кровавый, святой и правый».
Плакаты с лозунгами в этот день были весьма разнообразные и содержательные. Вот, пожалуй, самые креативные: «Когда народ устанет затягивать себе пояса, он затянет властям галстук!», «Не хочу умирать на работе!», «В 65 лет на опору ЛЭП не залезть».

Михаил ГОЛЫШЕВ, заместитель гендиректора «Звёздочки», депутат областного Собрания
— Ещё не до конца понятны все тонкости и нюансы пенсионной реформы. Этот вопрос будет активно обсуждаться на очередной сессии областного собрания 11 июля. С участием экспертов, представителей профсоюзов, Пенсионного фонда. От последних мы ждём чёткого и подробного изложения ситуации. Хотелось бы понять, что будет с теми людьми, которые работают у нас во вредных и опасных условиях. Не должно произойти так, что они потеряют льготы и социальные гарантии, которые сейчас имеют. А ведь таких людей у нас много, и они должны быть защищены.
По результатам обсуждения депутаты областного Собрания выработают и озвучат свою позицию.

Алексей КУКУШКИН, председатель Координационного совета профсоюзных организаций Северодвинска, депутат горсовета:
— Мы считаем, что и увеличивать пенсии, и повышать наполняемость ПФ РФ можно без увеличения пенсионного возраста, а, например, за счёт вывода целых отраслей экономики из теневого сектора, чтобы все предприятия платили за работников необходимые взносы. Кроме того, нужно создавать новые рабочие места. Предлагаемый вариант реформы, безусловно, приведёт к конфликту поколений, когда люди в возрасте будут стараться во что бы то ни стало сохранить рабочее место за собой, а молодёжи нужно будет вливаться в трудовую жизнь.

Дроздов — за повышение!
Председатель Пенсионного фонда РФ Антон Дроздов давно и неоднократно высказывался
за повышение пенсионного возраста, сетуя на большой дефицит средств в бюджете этого учреждения.
Кстати, 17 июля исполнится десять лет, как Дроздов занимает этот пост. Десятилетка прошла не зря?

«Пенсии для покойников»
Впервые пенсия в близком к современному виде появилась в 1889 году в Германии. Идея принадлежала «железному канцлеру» Отто фон Бисмарку.
Если до этого её платили только чиновникам, то теперь она стала обязательной и всеобщей (для рабочих и служащих). Финансировалась из отчислений трудящихся. Возраст выхода на пенсию Бисмарк определил в 70 лет. При том что средняя продолжительность жизни в Германии тогда составляла около 45 лет. Недаром бисмарковские выплаты прозвали «пенсиями для покойников».

Фото автора

Comments are closed.

« »