MENU
596_d1096-m

15.03.2018 • Колонка редактора

Наш фонарик против хайпа*

Как Роман Попов стал составителем словаря северо-двинской лексики? Кандидатскую диссертацию он писал о спортивной терминологии. Точнее, о терминологии баскетбола. Роман Васильевич остановился на виде спорта, который знал изнутри, — как сам говорит, «бегал по площадке» семь или восемь лет, входил в юношескую сборную РСФСР, и ему не надо было наводить справки, что такое блокшот или зонный прессинг

Лингвист и краевед Роман Попов — о словечках модных и о добрых словах северодвинцев

«От Миши до Володи»

— А потом сам подошёл к теме локальной и региональной лексики, — рассказывает Роман Васильевич. — И последние годы любимое поле для работы — слова, характерные именно для нашего города. Названия улиц, домов, других объектов или реалий… Собрано около тысячи слов, многие — с примерами конкретного употребления в живой речи. Раздавал анкеты, проводил опросы в интернете, изучал местную прессу. И сейчас эту работу обобщил в виде словаря. Потребовалось немало времени, конечно. Сам жанр словаря, словарной статьи очень сложный! Нужны невероятная лаконичность, ёмкость…
— И ещё надо, чтобы всё это читалось!
— Да, чтобы не было слишком наукообразно. Но у меня в центре внимания лексика всё же такая, что не даст слишком «засушить» тему.
— Как открыли для себя эту тему, Роман Васильевич?
— Начиная работу, сам я ни одного такого слова не мог назвать. Один из наших преподавателей предложил эту тему, мне поначалу не понравилось. Я предложил вопросы студентам. И мне прямо-таки накидали слов двести-триста… И тема, в общем, пошла на ура! И какие слова: подчас весьма остроумные, всегда оценочные и меткие.
— В самом деле, иногда кажется, что слова и выражения в народной речи какие-то тёплые, создающие в городе совсем иную эмоциональную атмосферу…
— Да, есть такие слова — добрые, ласкательные. Вот, например, «фонарик». Так северодвинцы называли своеобразный архитектурный элемент ряда городских зданий — встроенное угловое застеклённое помещение, с характерными несколько скошенными, наклонными стеклянными стенами.
В 70-е годы в Северодвинске, судя по тем документам, которые я видел, насчитывали «39 помещений типа «фонарь» — так их называли официально. В Архангельске таких нет, и в других городах тоже не удалось обнаружить — я спрашивал в интернете. «Стекляшки» и «аквариумы» есть, это массовое явление. А вот фонарей нет.
А главное, в народной речи нет и такого слова «фонарик» — ласкового и создающего какой-то уютный, домашний образ. Представляется, как эти «фонарики» светились в зимние вечера — в те-то годы, когда не было ярких световых реклам…

523_d1096-mСеверодвинские «фонарики».

— И вообще, народная речь, народные названия в советское время в известной степени противостояли казёнщине, официозу, — продолжает Роман Васильевич. — Были они и добродушные, и ироничные. «Бродвей», скажем, или «от Миши до Володи» — о прогулке от памятника Ломоносову к памятнику Ленину.
Хотя, справедливости ради, и официальные названия ранее могли быть в народном стиле — тоже очень тёплыми. «Бирюсинка», «Ивушка»…
Конечно, в советское время такая лексика редко попадала в печать. Может быть, в годы перестройки в газете было упомянуто только о «трёх поросятах» — это, как известно, разговорное название трёх девятиэтажек на ул. Ломоносова — домов 92, 94, 96. И такие обозначения канут в Лету, если их не зафиксировать.
Ещё интересно, что некоторые старые народные названия сейчас становятся официальными. Те же «фонарики»: сейчас так официально называются несколько магазинов на Яграх. Или кинокомплекс «Стройка». Или «Шестая лавка». Так в народе обозначали магазин на углу улиц Ломоносова и Полярной — и это имя какое-то время носил магазин на этом месте уже в недавние годы…
— Может быть, новые значения приобретают привычные слова?
— У нас «реанимировали» слово «кузов». Везде его указывают как архаичное. А у нас есть кузов алюминиевый, современный, который уже полвека изготовляют на «Звёздочке», его в интернете так и называют — «кузов северодвинский»! В объявлениях так и пишут: «Куплю кузов для грибов и ягод».  А чего стоит такое выражение, как «фляжка «Просянкин на охоте»?
— И всё-таки не каждому нравится народное творчество. «Шашлык» вместо «скульптурно-мемориальная композиция «Мир и труд»…
— Да, не всё и не всем нравится. И слава богу. Мы же все разные! Главное, что родной город у нас общий. Моя же задача — фиксировать, а не оценивать по шкале «плохо — хорошо».

Даёшь северодвинский словарь!

— Насколько я понимаю, для достойного издания словаря не хватает средств. Может, достаточно электронной версии — в эпоху-то интернет-коммуникаций?
— Есть электронная версия, конечно, сам делал. 165 страниц некрупным кеглем. Но и её нужно делать более профессионально, а это тоже стоит денег. А во-вторых, у многих людей ещё сохранилась хорошая привычка к настоящей — бумажной книге. И для гостей города, мне кажется, мог бы получиться оригинальный подарок.
— А как в других городах?
— В Перми два тиража словаря «пермизмов», каждый по тысяче экземпляров, просто разлетелись! В Новосибирске такая же книга держится в первых строчках списка самых продаваемых. Между прочим, когда Новосибирск определял самые интересные и перспективные проекты, которыми следовало бы отметить очередной юбилей, то в народном голосовании такой словарь занял одно из почётных мест. О «Петербургском фольклоре» и других работах Наума Александровича Синдаловского уже и не говорю.
— Да, хорошо было бы и нам, северодвинцам, иметь такую книгу… А что можно сказать в целом о нашем северодвинском краеведении?
— К сожалению, мало работ не просто о Поморье, а именно о Северодвинске — кроме, конечно, книг Александра Николаевича Бурлова, справочника Бориса Петровича Суетина, проекта городского музея «Город тот дорог» и брошюр, подготовленных Муниципальной библиотечной системой. Но этого мало. Для сравнения: в областном центре в отношении одной только топонимики есть и серьёзные исследования, и специальные популярные книги, доступные и для детей, например «Улицы Архангельска рассказывают» Евгения Коковина. Печально, что краеведческая тематика не особенно занимает молодых — старшеклассников, студентов… Не знаю, может, интерес к краеведению возникает с возрастом? Между тем белых пятен в истории города предостаточно. Например, у нас нет полного словаря названий улиц, в котором бы пояснялось, когда они появлялись, почему так поименованы. Даты образования далеко не всех улиц известны. Интересны также «слова на вывесках», например возникшие в советскую эпоху названия магазинов, кафе, предприятий… У людей, вспоминающих своё детство, всегда немало вопросов о их передислокациях. А за каждым таким именем — «Буратино», «Башмачок», «Школьник» — стоят личные истории.

Участь гламура печальна

— 14 апреля вновь пройдёт «Тотальный диктант». Вы были среди лекторов, помогавших готовиться к нему…
— Я вёл подготовительные занятия три года. Сейчас, к сожалению, совсем некогда. Но идею «Тотального диктанта» и сейчас только приветствую. Прекрасная акция для популяризации языкознания, для того, чтобы привлечь внимание общества к самому языку и живой речи, к их проблемам. Замечательно, что молодые лингвисты занялись этим — и поставили дело очень хорошо.
— А кстати, каково вообще современное состояние языка и речи? Любители классики возмущаются…
— Да. С чем трудно не согласиться, так это с тем, что падает уровень культуры письма. Правда, интернет-коммуникация, форма новая в истории человечества, не может быть традиционной. И с точки зрения лингвиста это даже интересно. Вот, к примеру, исследования показывают, что в интернет-переписке точка как знак препинания теряет свою функцию. Если на вопрос: «Как дела?» — следует ответ: «Хорошо.» (с точкой), то это многими воспринимается как знак неполноты информации или даже какой-то недоброжелательный намёк…
Но люди разучились просто перечитывать то, что пишут на форумах, в чатах, в эсэмэсках. В такой вот неконтролируемой, естественной письменной речи вылезают удручающие ошибки. Кроме того, носители языка испытывают сложности в выражении чувств: ведь можно воспользоваться смайликом! И плохо, что люди утрачивают умение аргументировать и вообще последовательно, логично выстраивать текст, не умеют выбирать сообразный ситуации стиль…
Но в то же время многие известные лингвисты полагают, что с языком в целом ничего страшного не происходит. Просто общество наше переживает некую переходную стадию, а в любую эпоху перемен нестабилен и язык. Меняются условия — меняется и речь.
— Как при Петре Первом… И что же — язык сам вылечится, сам всё переварит?
— Да, переварит. Это саморазвивающаяся и самонастраивающаяся система. Да, много заимствований, порой очень вульгарных. Ну и что? Многие ли употребляют сейчас такое модное недавно слово «гламур»? Ну и какой-нибудь «хайп» сгинет туда же!

*Хайп — слово из молодёжного сленга, от англ. hype — буквально переводится как «навязчивая реклама, шумиха, ажиотаж».

НАША СПРАВКА

Роман Васильевич ПОПОВ — кандидат филологических наук, доцент. Родился в 1975 году в Северодвинске. В 1992 году окончил 8-ю школу, в 1997-м — филологический факультет Северодвинского филиала Поморского университета (ныне САФУ), с того же времени преподаёт в альма-матер.
Фото Екатерины Курзенёвой и из фондов Северодвинского городского краеведческого музея

Comments are closed.

« »