MENU
310_d1096-m

28.02.2018 • Колонка редактора

В автобус — с картой?

Недавно встретила в автобусе знакомых архангелогородцев, которые были удивлены, что по нашему городу курсирует «гармошка».
— Мы на таких последний раз в 90-х катались. Уж сколько лет в Архангельске в основном «пазики» ездят. А тут в автобус и мамы с колясками могут спокойно зайти, и остановки объявляют.
Словом, в части развития пассажирских перевозок Северодвинск выглядит прилично на фоне городов области. Хотя муниципального предприятия давно уже нет, а городские маршруты обслуживают несколько частных компаний.

Почему перевозчики просят повысить тариф и ждать ли нам электронных терминалов

Неудивительно, что к управлению общественным транспортом в Архангельске пригласили наших перевозчиков.
В начале года состоялось объединение автотранспортных предприятий группы компаний АПАП-1 (г. Архангельск) и ООО «Северодвинское пассажирское автотранспортное предприятие». Первые десять низкопольных автобусов выйдут на маршруты столицы Поморья уже в начале марта.
А что ждёт пассажиров Северодвинска? Об этом мы спросили директора СЦ ПАТП Николая КАРЯГИНА (теперь Николай Юрьевич стал ещё и руководителем объединённого предприятия ООО «Архтрансавто» в Архангельске, которое будет обслуживать до 70% перевозок в городе) и директора Северодвинского АТП Евгения МАКАРОВА.

МРОТ — за свой счёт

— Мы знаем, что вы ещё в конце прошлого года подали документы на пересмотр тарифа в об-ластное агентство по тарифам и ценам. Как вы это обосновываете?
Н. Карягин. Последнее повышение стоимости проезда до 25 рублей было в ноябре 2016 года. То есть сегодня мы работаем согласно расчётам, которые были сделаны в начале 2016-го. За это время произошло много экономических изменений. Во-первых, на государственном уровне принято решение о повышении минимального размера оплаты труда (МРОТ).
И если работникам бюджетной сферы это повышение обеспечивают муниципальная и региональная власти, то коммерческие предприятия должны изыскать средства из собственных источников.
Как и в других сферах, мы сталкиваемся с проблемой дифференциации оплаты труда. Сегодня, чтобы достигнуть нужного уровня МРОТ и плюсом предоставить северные надбавки, мы должны повысить зарплату низкооплачиваемому персоналу (мойщикам автобусов, уборщикам) до 20—24 тысяч рублей. Но сейчас почти такие же суммы получают люди с техническим образованием, например диспетчеры, которые управляют движением на маршрутах и несут огромную ответственность. Следовательно, мы должны будем поднять зарплату и им, чтобы хоть немного повысить их статус.
— Получается, государство возложило выполнение задачи по повышению МРОТ на плечи бизнеса?
Е. Макаров. Именно так. Прибавьте сюда повышение расходов практически во всех сферах: выросли в цене страховки, мы не успеваем следить за изменениями цифр в прайсах на запчасти — для больших автобусов они дороже, чем для «ПАЗов». Далее. За три месяца только цена на бензин (наша основная статья расходов) выросла на 6,3%! Ставка за лизинг автобусов тоже подросла — от 12 до 18%.
Н.К. В случае непринятия нового тарифа нам сложно будет выдержать имеющиеся показатели качества работы. А к 2020 году мы должны будем обновить подвижной состав, чтобы выйти на новый конкурс в Северодвинске. На это тоже требуются значительные средства.

На четыре-пять рублей?

— В каких пределах планируется повышение?
Н.К. Пакет документов, подтверждающий рост расходов предприятий, отправлен на рассмотрение в областное агентство по тарифам и ценам.
Е.М. По нашим расчётам, тариф может измениться ближе к лету, предположительно на 3—5 рублей.  Точной цифры мы дать не можем, расчёты делает агентство. Заметьте: цены в магазине на молоко или колбасу растут постоянно, и мы этого даже не замечаем. Торговля не согласовывает повышение цен с госструктурами, делает это исходя из своих затрат. Однако информация о повышении на несколько рублей платы за проезд в общественном транспорте поднимает большой ажиотаж. Но ведь коммунальные расходы увеличиваются почти каждый год, и суммы в квитанции за месяц исчисляются сотнями рублей! Автотранспортные предприятия тоже должны работать в соответствии с рыночными реалиями.
Н.К. Ведь у нас ещё и количество пассажиров уменьшается — люди приобретают личный транспорт, его становится всё больше. Тут есть и другая проблема: новый областной закон возвращает штрафы за парковку транспортных средств на газонах. Что мы будем делать с машинами, которые уйдут с газонов на проезжую часть? Будет ли место на дороге для автобусов?

«Зайцы» без штрафов

— Сейчас говорят о введении системы электронных терминалов, как в крупных городах страны.  
Н.К. Недавно прошло совещание в областном министерстве связи и информационных технологий на эту тему. С одной стороны, у системы электронных терминалов есть неоспоримые плюсы. Человек может расплатиться банковской карточкой, также будет вестись чёткий учёт пассажиров старше 70, имеющих право на бесплатный проезд.
Но есть и сложности. Например, электронное оборудование на один автобус стоит 800 тыс. рублей (это максимум). Казалось бы, в этом случае мы экономим на кондукторах, потому что оплату проезда контролирует электронная система. Она же выводит на монитор водителю количество не оплативших проезд.
В этом случае нам необходима контрольно-ревизионная служба (КРС), которая сможет «поймать» выявленного «зайца» в автобусе. А это тоже штатные сотрудники, они будут работать на автомобилях, которые, кстати, надо закупить. На линии должны работать не менее  четырёх-пяти автомобилей КРС.
— Кстати, есть ли штрафы для «зайцев»?
Е.М. Нет, их давно отменили. Если контролёры обнаружат пассажира, не оплатившего проезд, ему предложат всё-таки купить билет или попросят покинуть автобус.
Н.К. Опыт других городов показывает: внедрение электронных терминалов ведёт к повышению тарифа за проезд. Предприятие должно будет нести расходы за обслуживание электронной системы и платить комиссионные банку, через который будет оформлен перевод платежей. А это ещё 10—12% с тарифа. Заметим: в крупных городах подобную систему внедряют муниципальные транспортные предприятия. У нас такого cейчас нет.
Но мы тоже должны будем принимать эти условия. В конкурсных заданиях на обслуживание маршрутов в 2020 году будет прописано, что автобусы должны быть оборудованы валидаторами. Самый приемлемый вариант — это электронный терминал оплаты у кондуктора, который сможет принимать оплату с карты. Тогда на смену справкам для льготных категорий (школьники и пожилые люди) придут пластиковые карты, выдачей которых должна будет заняться администрация города.

331_d1096-mВалидатор — электронное или механическо-электронное устройство, предназначенное для проверки документов (проездных билетов общественного транспорта, пропусков).
— Понятно, что предстоит большая работа…  
Е.М. А нововведений нам и так хватает! Начиная с того, что в скором времени надо будет закупать карту для тахографа каждому водителю. Карта позволит считывать с цифрового устройства записанную информацию о соблюдении водителем режима труда и отдыха, времени движения автобуса. Если случится проверка, за несвоевременные остановки автобусов на предприятие будет наложен штраф. Не представляем, как это будет работать. Например, если положенное время закончится… где-нибудь в пробке на Ягры. В общем, работы по освоению новых правил непочатый край…
Н.К. Вместе с тем транспортная сфера Северодвинска должна развиваться. Будем трудиться!

Каким должен быть идеальный автобус по новым нормам? Оборудованный системой видеонаблюдения, с GPS-навигатором, с электронным терминалом оплаты и картой для тахографа, контролирующего режим труда и отдыха водителей.

Я Б В ВОДИТЕЛИ ПОШЁЛ…

Остаётся такая проблема, как нехватка кадров. Сейчас на транспортных предприятиях практически нет водителей моложе 30 лет. В основном — предпенсионного и пенсионного возраста. Не каждый выдержит подъёмы в четыре утра, работу и в праздничные, и в выходные дни, напряжённую обстановку на дороге и большую ответственность — за небольшую по нынешним меркам зарплату.
Водитель автобуса в среднем получает в месяц около 30 тысяч рублей, кондуктор — около 18—20 тысяч (цифры 2017 года).

Фото Валентина Капустина и с сайта www.zlattv.ru

Comments are closed.

« »