MENU
1482_d1095-m

17.02.2018 • Колонка редактора

Северодвинский глава Архангельска

Хотя глава Архангельска Игорь ГОДЗИШ родился на Украине, всю сознательную жизнь он провёл в Северодвинске. С 1990 года работал на Севмашпредприятии. В 2012-м возглавил министерство энергетики и связи правительства Архангельской области. 25 ноября 2015 года стал главой Архангельска. Игорь Викторович известен своей демократичностью, общительностью и хорошим чувством юмора. Мы встретились, чтобы поговорить о сходствах и различиях, болевых точках и проектах областного центра и города корабелов

Игорь Годзиш убеждён: любые границы условны

Город-завод и город-котёл

— Игорь Викторович, сложно было переезжать из Северодвинска?
— Если учесть, что я четыре года отработал в правительстве области и каждый день ездил на работу из Северодвинска, мне было даже удобней переселиться в Архангельск. Сложности были скорее у моей семьи. Дочке пришлось переходить в другую школу, жене — расстаться с работой. Но раз в месяц в Северодвинске точно бываю, навещаю родителей, сына.
— Чем вас удивил Архангельск, в чём его отличие от города корабелов?
— Северодвинск — это город-завод. Он более новый, «заточенный» под конкретные задачи. Город и предприятие находятся в симбиозе, решают те конкретные, значимые задачи, которые перед ними стоят. Архангельск в этом смысле более свободный, разноплановый, с различными интересами, например, представителей бизнеса. Я его называю город-котёл — в нём много чего кипит.
— Видите ли вы какие-то направления, которые на примере Архангельска можно было бы развить в Северодвинске?
— Задачи, которые решает городская власть, определяются не столько ею, сколько людьми, которые проживают на данной территории. У Северодвинска и Архангельска задачи одни и те же — комфорт для жителей, а ситуация разная. Архангельск перегружен аварийным жильём, незавершёнными инфраструктурными проектами, которые начинались ещё в 70-е годы. Большие районы города не обеспечены элементарными вещами, например, центральной канализацией. Есть места, где её вообще не существует. Центральное подключение воды есть, а отвода нет. В результате дома гниют, разрушаются.
В городе корабелов другая проблема — низкая пропускная способность инфраструктуры старых районов. В связи с этим возникают сложности со строительством высотных домов.
Есть и вопросы, связанные с себестоимостью строительства. Одно дело, когда ты подключаешься к магистральным сетям, которые, условно говоря, находятся в 50 метрах. И совсем другое, когда ты должен построить эти сети, чтобы подключить объект. Эти задачи решать сложнее, но тем и интереснее работать.

Когда бизнесы переплетаются…

— Есть мнение, что Северодвинск догоняет Архангельск по темпам строительства жилья.
— Рад, если это так. Длительное время Архангельск активно строил коммерческое жильё, а Северодвинск в этой части отставал. Сегодня предприниматели, начинавшие в областном центре, энергично работают на площадках города корабелов. Особенно это важно в условиях, когда первостепенная задача администрации — переселение людей из аварийного жилья. Развитие коммерческой застройки в Северодвинске и открывающиеся возможности продолжения строительства социального жилья в Архангельске позволяют в непростых условиях рынка достойно держаться нашему строительному комплексу. Когда бизнесы переплетаются, территориальные границы размываются, а бизнес-площадка становится единой, это ещё один плюс в копилку агломерации «Большой Архангельск».
— А какие ещё совместные проекты Архангельска и Северодвинска существуют?
— Сейчас изучаются возможности федерального проекта «Дороги России». И здесь вопросы, связанные с агломерацией, становятся ключевыми. Речь идёт о единой транспортной карте, которую люди могут использовать для проезда и в Северодвинске, и в Архангельске, и на междугородных маршрутах. Очень важно, чтобы северяне понимали перспективность агломерации, совместных проектов. В своё время я видел, как северодвинские компании выходили на рынок Архангельска. Так же, как и архангельский бизнес заходил в Северодвинск.
Все границы условны, и разговоры про какие-то угрозы и риски больше надуманные. Сегодня, чего греха таить, есть и межрегиональная, и более глобальная конкуренция. И нужно оценивать риски с этой стороны.
Если принимать решения сейчас, тем, кто придёт за нами, будет легче действовать в условиях этой территориальной или глобальной конкуренции. Так происходит во всём мире, многие города давно уже соперничают между собой. И прежде всего борются не за финансы, а за людей. Вот у нас сего-дня есть отток населения из региона, и открытие новых возможностей в рамках агломерации позволит оставить «мозги» в Архангельской области.

Плюсы и минусы транспорта

— Вы коснулись актуального транспортного вопроса. Многие северо-двинцы ежедневно бывают в Архангельске и жалуются на неудобные «пазики».
— Я  на этих автобусах ездил, чтобы испытать на собственной шкуре все их плюсы и минусы. Бизнес считает, что в городе сложилась оптимальная и эффективная модель пассажирских перевозок. Сами жители признают, что не нужно долго ждать автобуса, они идут один за другим. Но при этом уровень комфорта чрезвычайно низкий.
Мы начали работать над проектом, который предусматривает возвращение комфортабельных автобусов. Но встретились с непониманием со стороны бизнеса, который озвучил его цену— два миллиарда рублей. Проект не закончен, мы будем добиваться его реализации. В городе пойдут большие автобусы, даже если придётся ещё не раз возвращаться к проведению конкурсных процедур. Это тот уровень комфорта, который обязательно должен быть.
Люди часто сравнивают два соседних города. В Северодвинске есть как «пазики», так и низкопольный транспорт. И это сочетание не вызывает полемики, неприятия. Нельзя в вопросах предоставления услуг населению исходить в первую очередь из интересов бизнеса.
— И всё-таки что лучше: когда перевозками занимаются частники или муниципальное автотранспортное предприятие вроде Северодвинского ПАТП, прекратившего существование несколько лет назад?
— Есть вещи, которые сложно перевести на коммерческие рельсы, поскольку это приведёт к серьёзному росту стоимости услуги. Такие проекты муниципалитет вытягивает на своих плечах. Все мы знаем, какой объём субсидий идёт сегодня в тепло- и водоснабжение, потому что нереально поднять стоимость гигакалории воды до тех планок, которые являются экономически обоснованными.
Перевозки — это успешный коммерческий проект. И подтверждение тому — Северодвинск. Да, сегодня предприниматели инициируют повышение стоимости проезда из-за роста цены на топливо, но это говорит, что нужно более активно и чётко работать с бизнесом.
А к муниципальным предприятиям я отношусь настороженно. У нас работали и такие перевозчики, они были кругом в долгах и продолжали генерировать убытки, так как у них оставались самые низкорентабельные маршруты.

От света до водоснабжения

— Большая часть жителей обоих городов — дачники, а в некоторых СНТ до сих пор нет света…
— 99% товариществ, которые находятся на территории муниципального образования Архангельск, электрифицированы. Заявки есть, они на контроле у соответствующих служб. По возможности будем выделять средства, чтобы закрыть оставшийся процент.
Более актуальной является проблема территорий, выделенных под частную застройку. Недавно я встречался с людьми из  одного такого посёлка. Со светом там всё в порядке, но появились и другие требования — в частности, обеспечение водой. Люди уже не просто дачу хотят, а коттеджи для постоянного проживания. Но имеют колодцы с некачественной водой. А где водоснабжение, там и канализация… Суммы, необходимые по смете на водоснабжение в некоторых посёлках, превышают те, что выделены правительством области на электрификацию.
— Расскажите, пожалуйста, как идёт работа по реализации проекта «Комфортная городская среда».
— Он запускался тяжело, хотя благоустройство Архангельску не в новинку: пример — улица Чумбарова-Лучинского. 2017-й был годом отработки проекта, его очень быстро запустили, и пришлось срочно создавать множество регламентирующих до-кументов. Допущенные ошибки проанализированы, и все работы успешно завершены.
В прошлом году мы благоустроили 21 двор, три общественные зоны. Весна покажет качество работ и цену гарантийных обязательств. Хорошо, что люди сами в проекте участвовали, но не всегда такое случается. Мы даже сборы активистов пытаемся проводить. Вот по привокзальному району пытались: там очень большие дворы и неплохая перспектива, но пока отклика не нашли.
В этом году есть заявки на 39 внутридворовых территорий: девять не прошли первичный отбор, остальные остаются в проекте.  Год показал, что люди заинтересованы в улучшении качества своей жизни, несмотря даже на условие обязательного пятипроцентного софинансирования силами жильцов.

Социальная сеть — не жалобная книга

— Вас и главу Северодвинска Игоря Скубенко часто сравнивают, говоря о схожей открытости и доступности.
— Это требование времени. Чем давать повод к домыслам, лучше практиковать открытый стиль работы.
— Насколько социальные сети помогают в работе?
— Просматриваю свою страницу в «Контакте» утром и вечером. Встречаются комментарии, которые могут и не относиться к основной теме, но давать повод для размышления и реагирования. Но всё-таки социальная сеть — это не жалобная книга. Мне было бы куда более интересно читать конкретные предложения. Когда люди соучаствуют в процессе, это замечательно. Но иногда возникает ощущение, что   некоторые пишут от нечего делать, к проблеме они безучастны.
— Как вам кажется: сложнее было на Севмаше, где вы проработали много лет, в правительстве Архангельской области или на должности главы Архангельска?
— Простой работы нет. На Севмаше были свои задачи, сложности, учителя. Я бесконечно благодарен и предприятию, и тем людям, с которыми вместе работал. Меня очень многому научили, и не будь работы на Севмаше, думаю, в этом кресле я бы не сидел. Задачи в правительстве несколько иные, чем на муниципальном уровне. Там нет непосредственного постоянного контакта с населением, а здесь мы встречаемся с людьми ежедневно. Работа с ними — самый сложный процесс. Люди иной раз приходят с такими больными вопросами, которые не решаются десятилетиями (то же ЖКХ), что сидят со слезами на глазах. Скажу, что каждый жизненный этап спустя какое-то время кажется более лёгким, чем тот, на котором находишься сейчас.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Лучше посмотреть самому

— Мой рабочий день, — рассказывает Игорь Викторович, — начинается где-то в 7.35 и заканчивается в 20.30. День начинаю с просмотра прессы:
местной, региональной и федеральной. Потом приходит сводка по городу. Каждый день в девять утра, кроме понедельника, — встреча с замами: обмениваемся информацией, обозначаем задачи.
А дальше день перестаёт быть обычным. В зависимости от ситуации это могут быть совещания, выезды на место, встречи в правительстве области и т.д. Каждый день жизнь диктует те или иные вызовы.
Суббота у меня почти всегда тоже рабочая, выезжаю в округа, встречаюсь с общественными советами. Это и время, когда можно посидеть и подумать, соизмерить то, что происходит в рамках текущей работы, со стратегическими целями.

39_d1096-mИгорь Годзиш сам участвует в работах по благоустройству Архангельска.
Когда начинается ремонтный сезон, весной и осенью по утрам объезжаю город сам. Не могу судить о проделанной работе только на основании докладов. Лучше всего посмотреть самому, что сделано или не сделано. Если не выстроить систему жёсткого контроля, объёмы отставания подрядчиков от графика могут быть критическими, резко перерасти в проблему.
Отдыхаю так: в воскресенье с утра беру горные лыжи и еду в Мечку. Этот день у меня для семьи.

Фото автора и пресс-службы администрации Архангельска

Comments are closed.

« »