MENU
крейсер

04.12.2017 • Колонка редактора

На островах Индонезии

Владимира Петровича Каменева, уроженца деревни Каменное Архангельской области, знают многие горожане благодаря его производственной и научной деятельности. Пройдя путь от мастера на ЦС «Звёздочка» до директора Северо-западного филиала Института проблем безопасного развития атомной энергетики Российской академии наук (ИБРАЭ РАН), Владимир Петрович остаётся истинным патриотом своего дела и не оставляет научную деятельность и по сей день

Спустя годы о службе в далёкой стране

Покорял океаны

Вся жизнь Владимира Петровича оказалась связана с морским делом. Учёба в Молотовском судостроительном техникуме, когда во время плав-практик пересекали Атлантику и покоряли Северный Ледовитый океан. Распределение в Калининград, работа мастером на судоремонтном заводе. Затем 20-летний Володя Каменев попал на Балтийский флот.
Глаза Владимира Петровича блестят, когда воспоминания переносят его более чем на полвека назад… В августе 1962-го из Севастополя в Индонезию вышел крейсер «Орджоникидзе». На борту — порядка 800 советских и 300 индонезийских моряков и офицеров.
Долгие годы информация о тех событиях была засекречена, но, по некоторым оценкам, в начале 1960-х годов у берегов Индонезии едва не началась Третья мировая война, причина — борьба за освобождение Западного Ириана (Ириан-Джая), находившегося под властью Голландии. В этом конфликте Советский Союз поддержал Индонезию.
…До Индонезии шли двадцать дней: пересекли Чёрное море, прошли у берегов Турции, Египта, через Средиземное море… При переходе через экватор моряки на верхней палубе соорудили импровизированную купальню с морской водой. Владимир Петрович, перенёсший прямо на крейсере операцию по удалению аппендицита, флотскую традицию не нарушил: сослуживцы облили его водой, набранной из-за борта.
Потеряв из видимости крейсер у берегов Сомали, американские спецслужбы объявили по радио, что корабль подорвался на мине и затонул. Провокация не удалась.
В индонезийской Джакарте прошла торжественная церемония передачи корабля индонезийской стороне. На нём был поднят флаг Индонезии. «Орджоникидзе» переименован в крейсер «Ириан».
Советская команда разделилась. Часть отправили в Севастополь, часть — во Владивосток. В Джакарте остались 96 наших моряков, их переодели в гражданскую форму без знаков различия. Оставили только тельняшки!
И началась служба в незнакомой стране под руководством индонезийского командования.

В меню — рис, бананы и шоколад

Удивляли советских моряков местные порядки. Так, в Индонезии личный штатный состав приборку на корабле не делал, а наводить чистоту приходила специальная служба.
Старшина Каменев отвечал за исправность вверенной ему техники на корабле. Моряки обучали индонезийских коллег.
— Ребята были толковые, мы с ними хорошо общались — были как одна семья! Отличий на службе между нами не было: распорядок строгий.
Кормили сытно, но однообразно. Каждый день давали быстро надоевшие рис, шоколад, бананы (они росли прямо на улице!). Для русских моряков организовывали культурную программу. Жалованье платили исправно: на руки давали рупии, на счёт в Москве поступала валюта.
Служба шла без особых волнений. Подъём в семь утра, завтрак, затем в сопровождении военно-морской полиции на автобусе моряков доставляли на корабль, который находился в 30 км от Джакарты, в порту. На корабле следили за работой техники, устраняли поломки.
Регулярно выходили в море. Основная цель крейсера — показать голландцам и местным жителям мощь правительства Индонезии.
Через месяц «Ириан» пошёл в Западный Ириан, где на берегу состоялась церемония передачи спорной территории (западной части острова Новая Гвинея) индонезийскому государству*. В церемонии приняли участие десять послов ведущих стран мира, президент Индонезии Сукарно с супругой.
На борту крейсера в составе индонезийской команды были десять русских инструкторов, в том числе Владимир Каменев. В обстановке строжайшей секретности: никто не должен был знать, что на борту есть русские. Лишь по ошибке состоялась встреча наших ребят с министром культуры и послом СССР Николаем Александровичем Михайловым.

кам4

Старший матрос Каменев. 1961 год.

Приказ не обсуждается

После церемонии передачи крейсер прибыл на военно-морскую базу в Сурабаю. Военные действия там закончились. Моряков поселили на острове Мадура. Жили в голландских казармах. Вынуждены были спать на втором ярусе коек, ведь по полу иногда ползали змеи, которых отгоняли «бои» — слуги.
Спустя полгода наши моряки должны были вернуться на родину, но Индонезию посетил министр обороны СССР Родион Яковлевич Малиновский и, посмотрев на службу наших, сказал: «Хорошо служите! Ну, ещё полгодика послужите».
Большая часть экипажа уехала. На борту остались девять российских моряков и один гражданский специалист по холодильным установкам.
Конечно, было обидно, хотелось домой. Но приказ есть приказ. Вместе с экипажем убыл в Россию и командир электротехнического дивизиона, и на Каменева возложили задачу исполнять его обязанности.

***
По окончании года службы крейсер «Ириан» с командой прибыл во Владивосток для ремонта. Все фотографии, сделанные в Индонезии, были засвечены, документы уничтожены. Каждый участник тех событий дал подписку о неразглашении на 25 лет.
Владимир Петрович анализирует:
— Туда попали парни из провинции, физически выносливые, с идеальной биографией и с профессиональными навыками.
С каждым проводилась специальная беседа.
«Ириан» после ремонта вернулся в Индонезию, но судьба его, увы, оказалась печальна. В 1972 году крейсер отправили на металлолом.
Фото из архива Владимира Каменева и с сайта cont.ws. Крейсер «Ириан», бывший «Орджоникидзе».

 

Comments are closed.

« »