MENU

Сорос-m

29.07.2017 • Общество

«…Сидят пока взаперти»

«…Поступило негласное распоряжение из центра убрать с полок и складировать в подсобки до особого распоряжения книги Пушкина и Достоевского, Чехова и Пришвина…» В последние недели на суд общественности оказалась вынесена странная ситуация вокруг библиотек Северодвинска и всей Архангельской области. Что же происходит, почему, что ждёт библиотеки

Почему партия книг из фондов муниципальной библиотечной системы попала в «спецхран»

Утилизация Толстого?

Первым о книгах в подсобках рассказал в соцсетях учёный секретарь Пушкинской комиссии Российской академии наук Алексей Балакин.
«Все они изданы запрещённым в России фондом Сороса и потому подлежат… домыслите, чему, — пишет он. — Понятно, что никакой Сорос их никогда не издавал, а на рубеже веков институт «Открытое общество» (другое название фонда Сороса. — С.З.) закупал лучшие книги лучших издательств и рассылал их по библиотекам, ставя на титульные листы штамп… Сейчас же все книги с подобными штампами и было велено изъять из читательского оборота… Мне кажется, это тот случай, когда максимальная огласка может повлиять на неизвестных гасителей, принимавших варварское решение об утилизации книг Пушкина и Толстого…»
Огласка и получилась максимальной. Ситуация стала находкой для оппозиционных «Новой газеты» и телеканала «Дождь».
Книг и в самом деле безумно жаль. На рубеже веков по проектам института «Открытое общество» муниципальная библиотечная система (МБС) Северодвинска пополнила фонды сотней наименований. 92 издания писателей-классиков, восемь учебных и справочных. Пушкин и Чехов, Бунин и Цветаева, лучшие энциклопедии, например Britannica, — читатели и библиотекари были в восторге…

Нежелательный Сорос

Что же происходит? Начальник управления культуры и общественных связей (УКОС) администрации Северодвинска Елена Михайленко демонстрирует документы.
Началось всё с вынесенного прокуратурой Северодвинска 11 апреля предупреждения. В работе МБС блюстителей закона не устраивало «хранение и распространение информационных материалов, изданных и (или) распространяемых международной неправительственной организацией «Институт «Открытое общество», деятельность которой признана нежелательной на территории Российской Федерации».
В самом деле, деятельность фонда Сороса признана нежелательной в России с ноября 2015 года решением Генпрокуратуры. А федеральный закон от 28 декабря 2012 года № 272-ФЗ предусматривает, что такое признание для иностранной или международной неправительственной организации влечёт за собой «запрет на распространение информационных материалов, издаваемых… и (или) распространяемых ею… а также производство или хранение таких материалов в целях распространения».
Итак, книги проекта «Пушкинская библиотека» переведены в закрытый фонд МБС и закрытую часть каталога на основании представления прокуратуры. Насколько нам известно, до сих пор в СМИ и соцсетях подобные действия преподносят как следствие чьего-то анонимного распоряжения. (Возможно, в районах области библиотекари не дожидались официальных предписаний и предпочли «подстраховаться».)
Ещё важнее, что об утилизации книг речи не идёт, заверяет Елена Валерьевна. Руководители УКОС и МБС воздерживаются от признания в любви к классике и прочих эмоций, а говорят на языке права: им неясно, на каком основании спорные издания — муниципальное имущество! — можно изъять из фондов. С их точки зрения, в МБС не нарушен ни федеральный закон от 29 декабря 1994 года № 78-ФЗ «О библиотечном деле», ни порядок учёта документов, входящих в состав библиотечного фонда, утверждённый приказом министра культуры РФ. И само собой, среди изданий, о которых идёт речь, нет входящих в федеральный перечень экстремистских материалов. Что касается борьбы с нежелательными организациями, начатой в 2015 году, то следует ли из неё необходимость изъятия книг, подаренных городу полтора десятилетия назад, только потому, что на них стоит чернильный штамп? Как вообще разрешать подобные правовые коллизии?

Предупреждение отозвано

Эти вопросы Елена Михайленко задавала и сотрудникам правоохранительных органов, и областному министерству культуры. Из последнего ведомства в мэрии ожидают ответ. И, как говорит Елена Валерьевна, надеются на «амнистию» для книг, на их возвращение читателям…
Прокуратура, конечно, тоже не против классики. 11 июля зампрокурора Северодвинска Антон Филимонов подписал отказ в возбуждении дела об административном правонарушении в отношении администрации МБС. По словам Елены Михайленко, отозвано и предупреждение от 11 апреля…
Но книги пока остаются в закрытом фонде. Почти по Чехову получается: «Виновные, за недостатком улик, сидят пока взаперти…». Но УКОС и библиотекарей можно понять: ситуацию нужно прояснить окончательно в правовой плоскости. К тому же кто знает, не всплывёт ли подобная претензия вновь?

«Вода» и «ребёнок»

…В сентябре 2001 года «Северный рабочий» направил меня, молодого журналиста, в Петербург на семинар, финансируемый фондом Сороса.
Речь там шла о воспитании толерантности в мультикультуральном обществе в гражданах России вообще, а в журналистах в особенности. Вспоминаются полезное общение с коллегами, интересные психологические тренинги и разбор фильма «Брат-2» как волшебной сказки по известной среди фольклористов схеме В.Я. Проппа… И раздражавшая меня формулировка «так называемая русская культура».
Наконец, спрашиваю, почему наша культура лишь «так называемая»? Мне отвечают: она не выполняет основной функции культуры. Прошу просветить меня, в чём же эта функция состоит. Оказывается, по Соросу культура призвана помогать людям приспосабливаться к меняющейся жизни. А «так называемая» русская, с её верностью традициям, на это не способна! «А какая же культура выполняет эту функцию?» — спрашиваю. И слышу: «Американская!».
Решаю не говорить, что классика великой литературы США не ассоциируется у меня с моральным флюгером. Только спрашиваю, где же посмотреть лучшие образцы «приспособляющейся» культуры. Не в Югославии ли? Мне говорят, что я-де мыслю стереотипами: в Югославии шла миротворческая операция, население не страдало…
С тех пор мне не нужно объяснять, что Сорос не был в России лишь бескорыстным благодетелем.
И всё же хочется, чтобы вместе с мутной «водой» сомнительных идей не был выплеснут «ребёнок» — прекрасные книги. Те, что служат противоядием от ложных мыслей о культуре гораздо лучше, чем любые запреты и предписания.

Карикатура Марка Сажина

Comments are closed.

« »