MENU

На вручении областной премии «Личность в истории» имени Евгения Овсянкина: Анатолий Новиков и руководитель культурно-просветительного общества «Норд» Сергей Клочев. Фото Петра Овсянкина На вручении областной премии «Личность в истории» имени Евгения Овсянкина: Анатолий Новиков и руководитель культурно-просветительного общества «Норд» Сергей Клочев. Фото Петра Овсянкина

11.01.2017 • Дела и люди, Общество

Краевед Божьей милостью

Можно и в 66 лет, что называется, проснуться знаменитым — пусть и в нешироком кругу историков. Так произошло с бывшим помощником директора СПО «Арктика» Анатолием Васильевичем Новиковым.
1 января замечательный историк-краевед отметил юбилей — 85-летие.

85-летие отметил северодвинский корабел и замечательный историк родного Лешуконья

«У нас кулаков нет»
Родом Анатолий Васильевич из лешуконской деревни Палащелье, известной своими прялками. В 1930 году его отец Василий Матвеевич стал в лешуконском селе Вожгора председателем исполкома сельского Совета. А через несколько лет семье пришлось уехать в Архангельск. История тут такая.
В село поступила команда из райкома ВКП(б): немедленно раскулачить трёх человек, завтра утром сообщить, кто это. «Тройка» — председатель колхоза, председатель сельисполкома и секретарь парторганизации — сидела за столом всю ночь, думала, как быть. Утром звонок в райком: «У нас кулаков нет». — «Ах, нет?! Сейчас пошлём своего представителя, найдём кулаков, а вас за саботаж посадим!» Что делать? И «тройка» назвала очередных кулаков…
Анатолий Васильевич рассказывает:
— Народ озлобился. Не на Сталина, а на местную власть. Пьяный молодой мужик врывался с топором в дом, где мы жили, благо отец находился в командировке… Анонимки на отца писали: служил у белых. А он никогда и не скрывал, что служил у них по мобилизации. Исключили его из партии. А в 1938 году была первая «оттепель», постановление ЦК: перегибы, слишком многих посадили, исключили и всё такое. Обкомы и райкомы продублировали это решение. Людей в партии восстанавливали, но к отцу это не имело отношения. Он поехал в об-ластной комитет. Там земляк сказал ему: дескать, «оттепель» может быть временным явлением, в Лешуконье тебя будут трясти — перебирайся в Архангельск. Отец совета послушался. Устроился в Архангельске, потом и мы — мама, трое детей — уехали с малой родины.

Месторождение Новикова
Вроде бы оторвался человек от родных мест. Но нет, с юношеских лет увлечение историей только возрастало. Подпитывал увлечение отец, который помнил свою родословную до пятого колена, взахлёб рассказывал о прошлой жизни. Его деда звали Никита Мастер — потому что, говорили, он построил сорок церквей на Мезени, Пинеге, Печоре. Вот откуда интерес Анатолия Васильевича к теме храмов. Книга «Лешуконские храмы» стала девятой в его творческой биографии. Но она вышла не так давно. До первой книги путь был далёк и долог — как до месторождения у геолога из старой песни. У Новикова — своё месторождение.
Став взрослым, Анатолий взялся записывать: кто чем из его предков занимался, почему получил такое-то прозвище. Потом стал покупать книги о Севере, по истории России и другие. До 75 полновесных советских рублей на редкую книгу тратил. До перестроечно-рыночных времён было у книгочея и собирателя три тысячи томов, из них 1200 — о Севере. Немалое количество собранного пришлось продать, потому что надо было на что-то жить.
…На «Арктике» Анатолий Новиков начинал свою трудовую деятельность судовым электромонтажником. Через 28 лет проводили его на пенсию с должности помощника генерального директора. В оборонке Новиков заслужил орден «Знак Почёта» и три медали.
А в 1998 году докладом Новикова на 10-й всероссийской конференции «Писцовые книги и другие массовые источники ХVI—ХVII веков» восхитились профессионалы. Они посоветовали Анатолию Васильевичу опубликовать свои изыскания. В следующем году он сделал это с помощью Лешуконского землячества — вышла книга «Лешуконье. История заселения Средней Мезени в ХV—ХIХ веках». Знающие люди отозвались о ней как о работе вдумчивого учёного. Профессор Поморского государственного университета (ныне САФУ) Анатолий Александрович Куратов сказал: «То, что мы в течение долгого времени называли краеведением, становится настоящей исторической наукой — историей малой частицы великой России».
Книги пошли одна за другой: «Беседы о родословиях», «Деревни Лешуконья», «Топонимы Архангельского Севера» и другие. Они отмечены наградами на областных конкурсах «Книга года» (его проводит библиотека имени Добролюбова), на конкурсе краеведческой литературы, который ведёт культурно-просветительное общество «Норд» во главе с бывшим северо-двинцем Сергеем Клочевым, на всероссийском конкурсе краеведческой литературы.

Оценили земляки
— Анатолий Васильевич, не жалеете, что долгие годы работали в оборонке? Если бы судьба сложилась иначе, то отдали бы краеведению больше времени…
— Как говорится, всё к лучшему. На «Арктике» в цене высокоинтеллектуальный труд. Там инженеры занимали рабочие должности! Это помогло мне и в краеведении. К тому же, если бы я раньше стал писать заметки, статьи, очерки, то делал бы это, не читая книг Костомарова, Ключевского, Соловьёва, Платонова. Узнать их работы стало возможно только во время перестройки. Без них я как краевед стал бы беднее.
В 1987 году я вышел на пенсию, переехал в Архангельск и стал постоянно ходить в любимую свою Добролюбовку, в областной
госархив, в фонды историко-краеведческого музея и музея изобразительных искусств — прибавлял сведений, которые накопил за 40 лет по книгам, газетным и журнальным публикациям. Затем и в столичные архивы и библиотеки отправился, в Институт русской литературы (Пушкинский дом) в Петербурге. Для меня найти какой-то новый документ — радость, с которой ничто не сравнится.
— У вас же астма, вредно архивную пыль глотать…
— Вы представляете, видимо, огромная жажда поиска, удовлетворение от него помогают уживаться с этим старым недугом!
Анатолий Васильевич продолжает:
— Поначалу, когда держал в руках древний документ, каждое, может быть, десятое слово было мне незнакомо — многие слова вышли из широкого употребления. Требовалось обращаться к старым словарям, и не только к ним. С одним словом я бился полгода. Оказалось, это второе название ладана, который вырабатывался на Псковщине. Стало необходимо научиться читать скоропись. Освоил это… Я просто счастлив оттого, что смог что-то сделать для своей малой родины. К примеру, рукопись «Лешуконья» два года ходила по рукам членов Лешуконского землячества. Надо было доказать им, что я не зря прошу помощи. А уже потом коренные лешуконцы смогли узнать свою родословную, начиная с первой четверти ХVI до ХIХ века. Сыну, дочери, их детям тоже небезынтересно то, чем я занимаюсь.

Отцовский наказ выполнен
Каждая книга краеведа Божьей милостью становится событием в среде историков и читателей. К примеру, «Цилемский скит», посвящённый одному из центров распространения грамотности на Севере в ХVIII—ХIХ веках, является, как подчёркивает доктор исторических наук профессор САФУ С.И. Шубин, этапом в изучении старообрядчества на Севере.
К слову сказать, именно Сергей Иванович «открыл» Новикова, поддержал его и на первых, и на других порах. А были они нелёгкими.
Поездки в Москву и Санкт-Петербург, ксерокопирование документов, заказ микрофильмов — всё это во многом за свой счёт, за обычные пенсионерские деньги. Так же порой и с изданием книг. После выхода одной из них у Новикова было 80 тысяч рублей долга… На помощь пришли Лешуконское землячество и бывшие коллеги с «Арктики». А ещё — жена Людмила Адамовна.
— Мы не жируем, но общие краеведческие интересы не дают нам жалеть об этом, — говорит Анатолий Васильевич. — Или вот присвоили мне звание почётного члена Северного историко-родословного общества, почётного гражданина Лешуконского района — опять же моральная поддержка, помощь. В своё время я стал лауреатом международной Шолохов-ской премии — ещё какая поддержка!
— О чём вы сказали в Москве на вручении Шолоховской премии?
— В частности, о том, что по-разному можно писать историю государства. Николай Иванович Костомаров создал «Русскую историю в жизнеописаниях её главнейших деятелей»; я же показываю историю России в жизнеописаниях рядовых крестьян, через историю северных деревень, через своё родное Лешуконье. Вся история России отражается, как в капле воды, в жизни мезенских деревень. Увы, многие из них напоминают теперь музеи под открытым небом… Я открыл бесценный клад (или месторождение), счёл себя обязанным вести его разработку. К сожалению, мне приходится одному вести «мезенскую борозду». А сколько ещё «белых пятен»…
Давным-давно отец сказал сыну: «Толя, в тебе заложен интерес к истории. Пиши». Пришло время, когда Анатолий Васильевич пришёл к родительским могилам и сказал отцу:
«Наказ выполнен».
В июне 2015 года в райцентре Лешуконское состоялись первые Новиковские краеведческие чтения областного масштаба. Их намечено проводить раз в два года. В 2016 году вышел сборник докладов чтений.
Сергей ДОМОРОЩЕНОВ
(Архангельск)

Comments are closed.

« »