MENU

11.06.2015 • Общество

Не чужая смута*

«Поэт в России — больше, чем поэт», — написал в стихотворении «Молитва перед поэмой» Евгений Евтушенко. Эти слова можно отнести к Захару Прилепину, который известен не только как писатель и публицист, но и как общественный деятель и, если угодно, политик

Ответы на вопросы, что происходит сегодня вокруг нас, даны в русской литературе, считает Захар Прилепин

Таким он и предстал 16 мая перед жителями Соловков в уютном зале гостиницы «Соловецкая слобода», где проходила его творческая встреча с читателями. Стоит отметить, как и ранее в Архангельске и Северодвинске («СР» от
23 мая), диалог с Захаром Прилепиным состоялся при полном аншлаге.
Разговор с писателем был весьма своеобразным. Культура и творчество были представлены как некое сито, проходя через которое — читая и сравнивая произведения классиков и современников, можно получить ответы на многие волнующие сегодня вопросы. Это Донбасс, который от нас далеко и одновременно рядом. Это Крым, никогда не соглашавшийся со своей принадлежностью Украине, настроения в обществе, место и роль России в настоящем и в будущем. Через призму литературы, уверен писатель, можно увидеть и предопределённость событий нынешних и сегодняшних кипящих страстей.

ЛНР и ДНР
Гражданскую войну на Донбассе Захар считает своей личной историей. Задолго до Майдана и последовавших за ним событий он не раз бывал на Украине, и эти поездки нашли отражение в его публицистике. Прилепин отметил, что в своих очерках предвидел раскол страны и последующий за этим кошмар. Более того, всё это было очевидно, поскольку люди говорили о предстоящей трагедии совершенно открыто.
Писатель категорически не согласен с такой трактовкой происходящего, как «вышли на улицу за западные ценности — вы свободные люди», «вышли за дружбу и контакты с Россией — вы «ватники» и объекты манипуляций».
— Я много провожу времени на Донбассе и уверяю, что если бы сегодня, через год после тех кошмарных событий, которые в определённый момент можно было бы приравнять к геноциду, произошли перевыборы в Донецкой и Луган-ской областях, то 90% населения вновь проголосовали бы за самостоятельность. Даже события, что прокатились по их земле — голод, бомбёжки, не изменили их убеждения, а только укрепили.
И пропаганда здесь — как российская, так и украинская — совершенно ни при чём. Потому что был определённый комплекс проблем, которые не могли не «взорваться». Просто есть две Украины. Одна — Украина Ковпака, Гоголя, одесской литературной школы, маршала Рыбалко. А другая — Украина Шухевича и Бандеры. Эти две Украины находятся в конфликте. Мог быть и другой путь извержения этого вулкана, но если уж сам Захар не увидел вариантов, то стоит ли удивляться, что те, кто «зажигал» Майдан, не захотели их найти.

О времена! О нравы!
— Сегодня в общественном мнении в связи с Донбассом бытуют две полярные точки зрения. Одну я условно называю прогрессистской. Это демократический, либеральный или квазилиберальный, западнический взгляд. Вторая — консервативно-традициона- листская, патриотическая. Иногда последнюю обидно называют красно-коричневой.
Многие нынешние властители дум из либеральных, которые последние 15—25 лет находились во главе литературно-медийной сферы, высказывают неприятие и раздражение по поводу Новороссии, Крыма, президента и того образа, что мы явили, отмечая
70-летие Победы. Мне это глубоко не нравится.
Показательны в этом смысле слова Бориса Акунина о России, населённой дикими людьми, против которых он готов партизанить с двухстволкой. И другого выхода для него нет: либо воевать против них, либо бежать за границу. Он считает, что настало время варварства в России, время дикости, когда страна движима отвратительными идеологемами.
Но хочу сказать о другом: парадоксальным образом часть современных россий-ских словесников выводят себя из традиций русской классической литературы. Но я не понимаю, каким образом можно было прочесть свод русской классики и сделать из неё такие выводы: о дикости населения, об излишнем милитаризме, о его ложной религиозности. Как ни удивительно, но в те времена у тех литераторов любое неприятие Европой того, что происходило в России, вызывало глубокое отторжение.

О Путине
— Думаю, что какие-то видоизменения, которые происходят с ним, с осознанием его собственной роли, будущего России, как-то связаны с переосмыслением понятия «прогресс» и пути России, взаимоотношения России с западным миром и западной цивилизацией. Я думаю, сегодня Путин являет собой другой тип человека, чем тот, в котором он пребывал, приходя к власти из администрации Собчака. Думаю, это связано с русской философией.
Считаю, что в тот момент, когда было принято решение о присоединении Крыма к России (а к этому можно относиться по-разному), произошла определённая мини-революция во властных структурах. Потому что за этим стоит не только волевое решение о возвращении или присоединении территории. Тут другое. Не секрет, что колоссальная часть российских финансовых и политических элит, являясь нашей аристократией, одновременно были вписаны в финансовые и деловые мировые круги. И долгое время я был убеждён, что существует определённая подконтрольность в силу финансовой заинтересованности части элит тем или иным институциям Запада. И в тот момент, когда случилось присоединение Крыма, Владимир Путин одним росчерком пера, во-первых, лишил себя возможности на беззаботную пенсионную жизнь на Лазурном берегу в кругу экс-президентов других стран. Теперь будущее его будет связано с Россией. Во-вторых, он «кинул» большую часть уже упомянутых элит, по сути дал понять: его не волнуют их связи и деньги, размещённые в зарубежных банках. Дескать, я вас деньги выводить не просил. Вот эти два жеста я не мог не оценить.

Отравленные информацией
«Мы живём в век информации» — этот расхожий штамп, по словам Захара, означает не осведомлённость и развитие интеллекта, а прогрессирующую глупость. Телевидение и прочие СМИ вместе с социальными сетями заняли настолько много места в нашей жизни, стали посредством носимых гаджетов настолько постоянными, что на осмысление полученной информации и формирование собственной точки зрения времени не остаётся.
Вообще, по мнению Захара, с культурной точки зрения современный русский человек гораздо беднее своих предков. В качестве примера он привёл свадьбу. В прошлом она была событием, органично вписанным в непрерывный круг жизни. И сопровождалась мощной энергетической подпиткой через песни, обряды и традиции. А сейчас это богатое наследие живёт и сохраняется, по большому счёту, только в музеях и фольклорных коллективах. Это не значит, что нужно срочно звать гусляров и шить сарафаны и рубахи. Нет, нужно просто помнить, кто мы есть и что у нас есть. Чтобы не превращаться в Иванов, не помнящих родства.

* «Не чужая смута» — сборник очерков Захара Прилепина, написанный после посещения ЛНР и ДНР в качестве военного корреспондента и проводника гуманитарных автоколонн.

Comments are closed.

« »