MENU

В автопатрулях обычно русские ведут машину, так как в этом деле они асы. В автопатрулях обычно русские ведут машину, так как в этом деле они асы.

31.05.2014 • Общество

Из Африки с любовью

Капитан второго ранга Беломорской ВМБ Егор Стецук своим профессиональным праздником считает не только День Военно-Морского Флота. Не менее почитает Егор Юрьевич другую дату — 29 мая, Международный день миротворцев. Дважды он побывал в составе миссий военных наблюдателей ООН в Африке и считает этот опыт уникальным. Впрочем, и для Северодвинска случай этот тоже уникален: флагманский минёр воинской части № 20458 Стецук долгое время был единственным профессиональным международным миротворцем в Северодвинске

Сегодня — Международный день миротворцев

Плюс отличный английский
Сейчас их в городе стало трое — за счет недавно прибывших в часть офицеров. Кто же они такие — люди, которых объединяет красивое слово — миротворец? В основном мужчины (хотя женщины в составе тоже бывают), большей частью военнослужащие из стран, входящих в ООН. Цель «голубых касок» — поддержание мира на территории государств, ввергнутых в военные конфликты или гуманитарные кризисы. Работа эта опасная: за время существования благородной миссии с 1948 года погибли более 3 200 миротворцев. Сейчас развернуто 17 операций ООН по поддержанию мира, в которых принимают участие и российские военные.
Стать миротворцем может далеко не каждый, это доказывает история нашего героя.
Егор Стецук родился в единой большой стране — СССР, лишь потом при разговоре уточняет: на Украине, в городе Черновцы. После окончания школы в 1991 году поступил в Высшее военно-морское училище имени Фрунзе в Санкт-Петербурге, где дополнительно к основной специальности получил диплом военного переводчика. А в Северодвинск попал по распределению — на Северный флот лейтенантом. Егор Юрьевич говорит, что всегда хотел совершенствовать свой английский, поэтому был рад отправиться на лингвистические курсы в Военном университете Минобороны в Москве. После которых поступил на международные курсы военных наблюдателей ООН в учебном центре «Выстрел» Общевойсковой академии ВС РФ в Солнечногорске.
— Период обучения занимает два месяца. На курсах учатся как офицеры российской армии, так и военные представители других стран. Все предметы преподают на английском языке, — рассказывает Егор Юрьевич. — Нам, слушателям, рекомендовали даже в свободное время общаться по-английски. Среди предметов — страноведение, геополитика, основы радиосвязи, но самым сложным оказалась… автомобильная подготовка. Единственный предмет, который был на русском, сдать смогли далеко не все. Ещё бы, это вождение на «УАЗ» в условиях, приближенных к боевым. Тут и проезд по рельсам, и езда по лабиринту, и буксировка и т.д. Только после сдачи всех экзаменов на «отлично» можно было выбрать страну.

«Ангелы-хранители» для местных
Егор Стецук выбрал Эфиопию. Он находился там целый год — с начала 2006-го по 2007-й — и признается, что эта самобытная страна его покорила. Например, знаете ли вы, что в Эфиопии исповедуют православие? Правда, храмы даже отдаленно не напоминают наши.

Егор Стецук долгое время был единственным профессиональным миротворцем в Северодвинске.

Егор Стецук долгое время был единственным профессиональным миротворцем в Северодвинске.

Во время пребывания в Африке офицеру из Северодвинска посчастливилось пообщаться с будущим патриархом Кириллом (тогда он возглавлял отдел внешних церковных связей РПЦ). Он приезжал с визитом в составе российской делегации священников на празднование Тимкет — так в Эфиопии называют Крещение. Приметив соотечественника, высокий церковный чин подошел к нашему офицеру и пригласил в Русский культурный центр в Аддис-Абебе (в переводе название столицы Эфиопии —«прекрасный цветок»). Оказывается, в этом городе проживает немало русских. Удивлений было ещё много, например то, что рядом с беднейшими трущобами соседствуют апартаменты богатых людей. Навсегда в памяти нашего героя останется и посещение древнейшего монастыря Дэбрэ-Дамо, расположенного на вершине горы. Чтобы попасть туда, надо вскарабкаться по верёвке по отвесной скале — под силу только смельчакам!
Большую часть времени, безусловно, занимала работа. Миротворческий контингент разместился на границе Эфиопии и Эритреи — части страны, которая решила отделиться в 1993 году. Когда в 1998 году Эритрея захватила территории своего соседа, началась война. Чтобы не допустить дальнейшего кровопролития, был создан 15-километровый мирный коридор, на котором разместились миротворческие силы ООН. В составе миссии в 2006 году были офицеры из 43 стран, среди них четыре человека из России. Егор рассказал, в чем заключается работа миротворца. Это патрулирование участков, слежение за соблюдением режима неведения огня, предотвращение нарушения границ. И, конечно, общение с жителями деревень, находящихся в конфликтной зоне.
«Голубые каски» являются для местного населения чем-то вроде ангелов-хранителей, дающих чувство защищенности. Частенько приходилось доставлять людям гуманитарную помощь. За разговорами о делах насущных выяснишь, были ли какие-нибудь подозрительные происшествия. Иногда «домой» возвращаешься поздно вечером. Кстати, в тим-сайте (поселении миротворцев с жилыми палатками и хозпостройками) приготовление пищи, уборка, доставка продуктов делаются своими силами. При этом нужно найти общий язык с соседями из разных стран — США и Германии, Хорватии и Англии. Что ж, стрессоустойчивость и толерантность наряду с профессионализмом — одни из основных качеств военного наблюдателя. Да, эта служба не предполагает выходных.

Патруль… на верблюдах
Ещё более экстремальными показались условия во время второй миссии в 2010—2011 гг.
На этот раз служить пришлось в Западной Сахаре, которая была в состоянии войны с Королевством Марокко на протяжении 15 лет. До тех пор, пока в 1991-м сюда не пришли миротворцы ООН. Чтобы обезопасить себя от набегов партизанских отрядов фронта Полисарио, марокканцы создали посреди пустыни причудливую насыпь — бeрм. Эта длинная заградительная стена из песка, по обе стороны которой — зоны отчуждения с десятком постов международных наблюдателей.

Порой патрули миротворцев передвигаются на верблюдах.

Порой патрули миротворцев передвигаются на верблюдах.

Патруль миротворцев здесь можно встретить не на привычных белых машинах со знаком UN, а…
на верблюдах. Место это довольно опасное. Из-за постоянного движения песков никто не может точно сказать, где находятся границы минных полей, выставленных в разное время обеими сторонами. Кочующие мины можно встретить даже на привычных стоянках кочевников. Кстати, именно из-за этого гонки Париж—Дакар, которые должны были проходить по этим местам, были перенесены в Аргентину.
Самое тяжелое испытание — жара. При этом нужно учитывать, что вода в дефиците. По нормам ООН на каждого военнослужащего положено 4,5 литра в сутки. Несмотря на удалённость тим-сайтов от мест снабжения и от дорог, питьевая вода поставляется регулярно. Низкий поклон нашим вертолётчикам из Нефтеюганска и авиаторам Украины, которые делают вылеты в жару при постоянно меняющемся ветре. Душ здесь тоже освежающим не назовешь. Солёную воду из колодцев в пустыне перекачивают в специальные баки, которые нагреваются до такой степени, что, включив кран, можно обжечься.
— Мы привыкли носить в жару открытую одежду, а там основное правило: тело должно быть максимально защищено от солнца, — рассказывает Егор Стецук. — Когда меня на пару недель приезжали навестить жена Ирина с дочерью Настей, они носили брюки и кофты с длинным рукавом, шляпу и солнцезащитные очки.
Егор отмечает, что русских военнослужащих в Африке очень уважают. Во-первых, потому что считают профессионалами. По качеству подготовки, выполнения обязанностей, ведения документации мы порой даже лучше специалистов ведущих стран. Российского офицера отличают обязательность и исполнительность, неприхотливость и доброжелательность. Если есть в составе патруля русский, то он обязательно будет за рулём внедорожника или бронемашины. Ему доверяют. В тим-сайте никто из наших не откажется выполнять грязную работу, например по хозяйству.
— Я редко встречаю среди коллег желающих податься в миротворцы, — продолжает Егор Юрьевич. — Кто-то боится оторваться от семьи: год в разлуке не каждый выдержит. Кто-то не хочет рисковать. Кроме того, сейчас служить на Севере выгоднее, чем работать в миротворческой миссии. Но если ты любознательный человек, ищущий новых впечатлений, если хочешь помогать людям и чувствовать, что приносишь пользу, — это для тебя. Работа миротворца позволяет понять, как многогранен этот мир.

Comments are closed.

« »