«Нам интересна жизнь человеческого духа»

http://nworker.ru/wp-content/uploads/2024/06/2-12.jpg

Олег Александров — о театре, нравственных ориентирах и советской школе

31 мая завершился 87-й творческий сезон в Северодвинском драматическом театре. В этот день состоялась премьера спектакля «Зойкина квартира». Ставил пьесу Олег Валерьевич Александров. В его багаже за время работы на сцене нашего театра девять спектаклей. Это и «Шум за сценой», и «Дуры мы, дуры», «Женщины по объявлениям», «Три высокие женщины» и другие. По случаю завершения творческого сезона пригласила Олега Валерьевича на разговор — дело это непростое, потому как человек он очень серьёзный. И первые 15 минут я чувствовала себя первоклассницей, которая пришла на лекцию к одному из лучших педагогов театрального института.

Олегу Александрову 58 лет.Родился в Северодонецке Луганской области. В Северодвинск приехал вместе с семьёй в 2020 году. К слову, маленький сын Макар играет небольшие роли в постановках, а супругу режиссёра, актрису Екатерину Александрову уже полюбили многие северодвинские зрители. Разговор наш был о работе в нашем театре, а сам Олег Валерьевич говорит о том, что это всего лишь маленькая часть его большой театральной жизни. За спиной два высших образования — актёрский и режиссёрский факультеты, почётные награды и дипломы, которые, по его словам, не вмещаются в чемоданы.

— Олег Валерьевич, творческий сезон завершился премьерой спектакля «Зойкина квартира». Довольны ли вы постановкой как режиссёр?

— Сложно сказать, потому что технологически ни один режиссёр никогда не доволен в полном объёме спектаклем, на это есть объективные причины, относительно которых строится работа. Поэтому доволен или не доволен — гипотетический вопрос. Но результат есть, мы это увидели по зрительской реакции, он нас удовлетворил. На премьерах обычно я сижу в зрительном зале на последнем ряду, чтобы никому не мешать, да и вся картина видна целиком. Из зала всегда лучше слышно и видно, как идёт спектакль.

— Следите за зрительской реакцией?

— Смотря какой спектакль. Если драма, нет необходимости, если комедия — да. Что касается «Зойкиной квартиры», то здесь само присутствие зрителей уже являлось важным инструментом, потому что когда мы играли в пустой зал — это одна картина, а когда есть зрители — другая. Интерес всегда выражают зрители, и для нас главное — их реакция по завершении спектакля, когда звучат аплодисменты. Мои эмоции не касаются зрительского восприятия, зрители не знают, получился спектакль или нет, а я знаю, и мои эмоции могут быть разными.

— Почему была выбрана пьеса Михаила Булгакова?

— Во-первых, это была совместная с Алевтиной Геннадьевной идея, она хотела, чтобы этот спектакль появился. Во-вторых, на мой взгляд, сейчас актуальны все произведения, написанные в эпоху перемен, к примеру — в начале XX века, в 20—30-е годы прошлого столетия. Мы тоже живём в эпоху серьёзных перемен экономического, технологического уклада, социальных потрясений. Произведения, написанные на стыке эпох, всегда будут актуальны. «Зойкина квартира» была поставлена в Театре Вахтангова, долго там шла, потом её снимали и возвращали. Булгаков в своих произведениях ничью сторону не занимает, человеческую жизнь и характер ставит в положение слома, а зритель сам решает, как к этому относиться. «Зойкина квартира» никого не обвиняет и никого не оправдывает, это самодостаточное произведение, нужно просто внятно рассказать эту историю.

— Какова главная идея с режиссёрской точки зрения?

— Не буду об этом говорить, иначе это войдёт в конфликт с зрительским восприятием. Думаю, что каждый, кто посмотрел, сам поймёт, что ему интересно и что важно.

— Как при постановке спектакля распределяются роли?

— Есть простая формула, которую вывел Евгений Багратионович Вахтангов, нового никто не придумал. Есть пьеса, есть труппа, есть время. Эти три критерия являются определяющими. Пьеса выбирается и с учётом того, как она ложится на актёрскую труппу. Если нет актёра, к примеру, на главную роль, какой смысл её брать. Хорошо, когда роль, которая достаётся актёру, становится ему на вырост, чтобы он за ней тянулся, достигал мастерства. Но важно, чтобы и актёру это было интересно.

— Даёте ли вы как режиссёр обратную связь, хвалите ли их?

— Конечно. В силу небольшого количества репетиций многие актёры проявили творческую инициативу, занимались, работали над ролью самостоятельно и успешно с этим справились — как тут не похвалить.

— Павел Варенцов в роли Аметистова — одна из ярких ролей постановки. На ваш взгляд, какая роль самая яркая?

— Аметистов — самая яркая роль, выписанная Булгаковым. На ней держится вся пьеса. Но самая сложная роль — роль Зойки, не будет её — рухнет вся конструкция. Эта роль является стержнем, вокруг неё всё крутится. В постановке выделить кого-то сложно, у кого-то было больше возможностей. К примеру, если Павел Варенцов ошибётся в одной сцене, у него есть возможность проявить себя в других. Есть маленькие, но очень яркие роли, и там ошибаться нельзя. Но маленькие роли тоже требуют большого труда.

— Каждая ваша постановка всегда вызывает у зрителей разные эмоции. Вы для меня режиссёр-провокатор, который не боится говорить о человеческих страстях со сцены.

— Любое драматическое произведение — всегда конфликт и борьба, где существуют пограничные взаимоотношения людей. Всегда кто-то против кого-то, и драматург это использует, чтобы донести свою идею до зрителя. Зрителю и автору интересно увидеть, что происходит с героями в этот момент. Если человек находится в пограничном состоянии, зрителю интересно узнать, что с ним происходит, а актёру интересно играть. Театр — это не культура, это искусство. Это не провокация, это заложенная драматургия. Провокационный режиссёр для меня — Андрей Жолдак, его кредо — скандал.

— Про что сегодня современный театр?

— Нам интересна жизнь человеческого духа, и театр — об этом. Театр не является лечебным учреждением и воспитательным инструментом, есть элементы воспитания, но это не прямая его роль. Мне кажется, что в наше непростое время людям интересно разобраться в человеке, понять, куда мы идём, правильно ли мы поступаем, из чего состоит каждый из нас. И неважно, какими способами это достигается. Жизнь человеческого духа, и театр — ради человека. Мы никого не учим, не призываем делать какие-то вещи. Это происходит опосредованно, это заложено в литературном произведении и в драматическую основу.

— Какие ценности, на ваш взгляд, сегодня поменялись?

— Как и в нашей «Зойкиной квартире», потеряны нравственные ориентиры, и их надо вернуть. Подпортился и наш культурный код, потому что мы не можем определиться. Мы опять наступаем на советские грабли, где либо слишком много съезда КПСС, либо совсем ничего. Должен быть баланс. Размыто представление человека о Боге, о себе, о семье. Прав Владимир Путин, когда говорит об ориентирах и о том, что реализация должна быть разная и опыт нужен как положительный, так и отрицательный. В советское время фильмы и спектакли говорили о простых вещах, но очень трогательно. К примеру, «В бой идут одни «старики» — там всё просто. Но совокупность этих простых вещей и правильно расставленные акценты дают очень важное понимание смыслов.

— Что бы вы сегодня вернули из советского времени?

— Однозначно образование. Сегодня дети не всегда знают элементарные вещи. Советское образование позволяло знать таблицу умножения, и это уже много. Высшая школа тоже была другой. Проблема в том, что из обихода ушла ответственность, есть решения, а ответственности никто брать не хочет. Сегодня главное — уйти от неё, оправдав тем, что это не по моей причине и от меня не зависит. Для меня ответственность началась с армии, где я сам отвечал за свои поступки.

— Ваш пятилетний сын Макар принимает участие в спектаклях. Расскажите о нём.

— Сын Макар, ему пять лет, ходит в детский сад. Я ему предлагал роль в «Зойкиной квартире», он сначала согласился, а потом отказался.

— Олег Валерьевич, чем отличаются театральные люди от всех других?

— Они азартны и, как все творческие люди, подвержены депрессиям, творческим кризисам. Знаете, как поэты — они люди без кожи, всё очень остро воспринимают, они сознательно себя загоняют в депрессию, чтобы писать хорошие стихи.

— Какие планы на следующий год?

— Не стану делиться секретами, планы есть, но пока оставим их на будущее.

Фото Олега КУЛЕШОВА

Последние новости

Рубрики

Календарь публикаций

Июнь 2024
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архив записей