MENU

коваль

27.01.2021 • Актуальное

Галина Коваль

Музей приоткрывает тайны

Заметки главного хранителя
К 50-летию Северодвинского городского краеведческого музея в издательском доме «Сказочная дорога» вышла книга главного хранителя музейных предметов Е.Ф. Луцковской «Заметки главного хранителя», которую я удачно приобрела.

1639_d1104_3Книга, как бездонная шкатулка, рассказывает об этнографических экспедициях на территории бывших старообрядческих скитов в окрестно-стях Северодвинска, о скрупулёзном изучении музейных предметов, об учёте и хранении, комплектовании музейных коллекций, что интересно непосвящённому читателю, об изучении бывших вотчин Николо-Корельского монастыря, о краеведческой работе в области, археологических раскопках, особенностях быта первых поселенцев, древних традициях поморов, об организации музейных гостиных и выставок и много ещё о чём.
Елена Фёдоровна очень ёмко в доступном публицистиче-ском стиле освещает все экспедиции, каждый предмет, привезённый из них. Книга изобилует яркими иллюстрациями и фотографиями.
Перелистывая страницы, я словно перехожу из одной эпохи в другую, а чтение порождает желание изучать историю своей малой родины снова и снова. Для меня особый интерес представляет история старообрядчества, а именно Амбурского скита, по исследованию которого Еленой Фёдоровной и её помощниками проведена огромная работа.
Благодаря Елене Фёдоровне, читая её публикации и посещая тематические выставки, я занялась изучением родословной по материнской линии. Прикоснувшись к родословной мамы, Кушевой Ирины Антоновны, уроженки деревни Таборской, входившей в Кудьмозерскую волость, я с удивлением обнаружила, что мои предки в семи поколениях были старообрядцами, относящимися к Амбурскому скиту.
Как полна драматизма и жертв была жизнь моих предков! После церковной реформы 1650—1660 годов патриарха Никона, целью которой была унификация Русской православной церкви с греческой и прежде всего с Константинопольской, противники реформы были преданы анафеме как еретики и раскольники и сосланы в скиты. Только в Архангельской области было семь скитов. Хотя Екатерина II своим указом от 1783 года запретила употреблять слово «раскольник», а ввела определение для отступников — «старообрядцы», в исповедных книгах Кудьмозерского прихода Архангельского уезда мои предки названы «раскольниками» или «за расколом». Думаю, что в исповедных книгах остальные старообрядцы названы так же.
Ещё новый штрих из книги, ранее не звучавший: оказывается, старообрядцы Кудьмозерской волости были филипповского толка. Читаю в «Википедии»: «Филипповцы следовали учению о безбрачии. Собор филипповцев в Москве от 15.01.1912 постановил: старожёнов и новожёнов на покаяние не принимать, живущих с жёнами отлучать от церкви». Вот и разгадалась загадка из исповедной книги: Кушев Антон Иванович (мой дед) и жена его Фёкла (моя бабушка) — внебрачные. Бабушка в метрической книге числилась незаконнорождённой, даже без отчества, так как до 1874 года все дети старообрядцев считались незаконнорождеёнными.
И лишь при советской власти Морозовой Фёкле Григорьевне было выдано свидетельство о рождении и зарегистрирован брак с Кушевым Антоном Ивановичем. Такие были времена.
Как мои предки выживали в непростое время притеснений за веру, время революций и войн? Эти вопросы встают передо мной. «В 1922 году для управления культом верующих был создан совет, председателем которого стал Павел Петрович Хвиюзов», — пишет Елена Фёдоровна. То есть притеснений за веру не было, но надзор через совет был. Не отец ли это Флорентия Павловича Хвиюзова, который был главным бухгалтером в ЭМП-8 и лично-стью достаточно яркой, когда я пришла на работу в 1959 году? По молодости лет не интересовалась я родословной. Не расспросила ни Хвиюзова, ни Василия Ивановича Корельского, ответственного сдатчика по спецтехнике в СПО «Арктика». А ведь Василий Иванович, встретив меня на погосте в Таборах лет 15 назад, похвалил памятник бабушке, который я установила, явно хотел поговорить со мной. Я, как всегда спешащая, не поддержала. Только уже после ухода Василия Ивановича я обнаружила в метрических книгах, что Корельские фигурируют при браках некоторых моих предков как поручители.
К сожалению, мама никогда мне не рассказывала о вере.
В нашем доме в «кулацком» посёлке не было икон. Видимо, мама щадила нас с братом, воспитанных пионерией и комсомолом. Только когда продавали дом в посёлке, я обнаружила на чердаке Библию и икону святителя Николая. Так и остались эти раритеты новым хозяевам. И много ещё чего из деревенской утвари. Такая беспечность: мы ведь переезжали в новую жизнь, новую эпоху. Жалею об утраченном времени. Уже сорок лет нет мамы и брата, тридцать — дяди, и ни у кого ничего не спросить.
Спасибо Елене Фёдоровне за исследовательскую работу, за открытие тайны. Чем дальше уходит в историю время, тем интереснее проникнуть в историю своей семьи, своей малой родины. С каждым поколением это будет представлять всё большую ценность. Много за свою жизнь я видела музеев. В нашем музее присутствует то, чего не хватает другим. Это душа. Многие музеи краше и изобильнее, но в них присутствует дух официальный, иногда холодный. Здесь вложена душа — самое ценное, что оживляет и трогает. Спасибо. С праздником, дорогие музейщики!
(Фото Владимира Богомолова)

Жёлтый туман

Старая сказка на новый лад
Пятьдесят лет назад вышла в печать сказочная повесть Александра Волкова про Волшебную страну.
В сказке злая колдунья Арахна напустила на Волшебную страну жёлтый туман.

1640_d1104_2Частички тумана попадают в лёгкие — все начинают кашлять, задыхаться. Врачи не справляются, потому что сами болеют. Люди самоизолируются. И тогда два доктора придумывают, как можно минимизировать действие тумана: они изобретают медицинские маски из пористых листьев деревьев. Потом они придумали очки, чтобы от ядовитого тумана у людей не воспалялись глаза.
И здоровье жителей Волшебной страны улучшилось.
Нынешний «туман» завоёвывает всё пространство — жизненное, информационное, эмоциональное, душевное. Всё подчинено ковиду — он решает, что нам позволить, а что нет. Вся планета думает о коронавирусе. Да и хороших новостей мало — холодная война накрывает планету. Противостоять этому очень трудно.
Мы начинаем привыкать не ходить в кино, театр, музеи, не собираться компаниями. Летом вирус немного отступил, дал нам возможность душевно отдохнуть и снова наступает, не жалея патронов.
Как волковские доктора спасли Волшебную страну, так и современные учёные создали вакцину для борьбы с ковидом, для спасения планеты. Человечество дорого заплатит за эту победу.
В области почти триста заболевших каждый день. Снаряды рвутся рядом, всё ближе и ближе. Но жизнь продолжается. Главное — меньше думать о вирусе, не превращаться в невротика. Нужно думать о том, что нам дорого, и защищать это по мере своих сил.
Но «жёлтый туман» не рассеется, он останется с нами: частички тумана видоизменяются. Учёные бьются над разработкой вакцины. Ведь они, учёные, ещё не решили, естественный ли это вирус или задумка финансовых корпораций, решивших ликвидировать национальные государства и всю планету подвергнуть глобализации. Мы стоим на развилке — покоряться или сопротивляться. Рано или поздно за неверный выбор придётся расплачиваться. Но ясно одно: пандемия заставит мир меняться.
Галина КОВАЛЬ

Comments are closed.

« »