MENU

СССР

26.01.2021 • Актуальное

Первая в СССР

Воспоминания очевидца, ставшего начальником БГАН

Помимо проведения в качестве главного судьи пары первых в СССР Всесоюзных соревнований по культуризму в городе (1971, 1972 годы), о которых я как-то вспоминал в газетах, через пару лет мне также выпала честь организовывать и даже быть начальником первой в истории СССР Базы гарантийного и автор-ского надзора (БГАН № 1) за стратегическими атомными ракетными подводными лодками (РПКСН) второго поколения проектов 667А и 667Б на одной из ВМБ Северного флота в Гремихе.

1628_d1104_5 1627_d1104_6Многие асы гарантийного обслуживания нашего отдела Севмаша даже ездили в Гремиху для предварительного ознакомления с условиями работы и жизни на будущей базе, но не могли решиться на организацию, а тем более её возглавить. Действительно, природные условия в Гремихе ужасны, да и радиационная обстановка не блещет: всё-таки база действующих атомных подводных лодок, да ещё и с пунктом накопления радиоактивных отходов.
Один поэт даже написал про этот таинственный уголок: «Оттого что не бывает тихо: ни зимой, ни летом, никогда, город называется Гремиха — ты видал такие города? Их кружком не отмечают карты, снег их заметает с головой. И олени, впряженные в нарты, пробегают улочкой кривой». И действительно, ветры, особенно зимние, как говорится, давали жару! А попасть туда можно было лишь на теплоходе через пару морей раз в пять дней. Да и билет нужно было достать.
Меня как самого молодого специалиста и отправили туда. В одночасье я стал заместителем начальника отдела и начальником БГАН. Кстати, самый молодой тогда руководитель такого ранга на предприятии. Забрав в охапку всю семью — молодую жену Зину и трёхлетнюю дочку Лену, помчался выполнять очередное поручение.
На военно-морской базе в Гремихе меня приветливо встретили её представители, в частности замечательный человек и специалист Николай Григорьевич Криницкий — капитан первого ранга, заместитель командира дивизии — начальник электромеханической службы, с которым мы в дальнейшем очень много и творчески работали.
Поселили на флотскую плавказарму (ПКЗ). Она уже была порядком потрёпана, канализация на износе, да и крысы порой, пробегая в подволоке, напоминали о своём существовании. Пресная вода лишь периодиче-ски подвозилась баржами, потому за этим процессом приходилось лично тщательно следить на пару с оперативным дежурным. Порой и трап заливало. По первому разу даже пришлось обувь снимать, чтобы зайти на ПКЗ. Благо был ещё июль. Но вид с палубы этого судна в сторону вечернего, лениво шевелящегося моря, скал с укладывающимся в них на ночь вечерним мягким солнцем и дорожкой от него, бегущей тёплыми лучами прямо к моим ещё не обсохшим ногам, одарил надеждой на неимоверную красоту и прелесть этих, казалось бы, суровых мест.
Поначалу приходилось самому вызывать почтой контр-агентов для устранения неисправностей на заказах (завод-ское название кораблей), но со временем начали прибывать специалисты, в том числе с нашего предприятия, отдела.
И работа закипела.
Несколько позже подошла новенькая финская ПКЗ нашего предприятия «Заполярье». Её команда всячески переманивала меня к себе на борт, но, пока мы совместно с ней не набрали полный штат её обслуживающего персонала, я не имел морального права перейти туда один. Потом подошла и плавмастер-ская, в строительстве которой в качестве ответственного сдатчика мне когда-то также приходилось участвовать. Затем прибыли мастера, начальник участка, для которых уже удалось подобрать квартиры.
В мурманской гостинице получилось забронировать места для приезжающих в командировку на базу контрагентов и работников предприятия, а совместно с вице-адмиралом А.И. Сорокиным — тогда начальником Политуправления Северного флота — удалось обеспечить бесплатный проезд командированных и работников предприятия на теплоходе в Гремиху. Получалось, что командир Йоканьгской ВМБ, а затем и флотилии Ю.А. Кузнецов (тогда — вице-адмирал) даже вынужден был просить любезно у меня то разрешения на поселение к нам на ПКЗ своих командированных специалистов, то билетик на теплоход для них. Да и питание непосредственно на ПКЗ силами Военторга было организовано блестяще поварами высшего класса — на уровне шестого разряда, в том числе и по спецпитанию (рациону № 1). Даже дефицитным молоком обеспечивали из собственного подсобного хозяйства ВМБ. Собираясь домой, каждый командированный тут же мог купить балык палтуса холодного копчения и другой дефицит для угощения своих родных и знакомых. Прямо на ПКЗ желающие занимались физкультурой и спортом, а в праздничные дни, например в Первомай, мы выходили своим дружным коллективом на одноимённую демонстрацию. Тем более что наша база была самостоятельным предприятием с присвоенным ему шифром почтового ящика, как и Севмаш. Коротким, довольно свежим летом выезжали на природу, имеющую особую контрастную прелесть в разных районах. Свой автобус доставлял работников базы из города на работу.
Но мы несли не только гарантию, но и выполняли массу других работ практически на всех кораблях нашей дивизии, в том числе и по совместным решениям промышленности и флота.
На гарантию заказ отдавался, как правило, на три месяца после очередного автономного плавания. За это время необходимо было разобраться в гарантийной принадлежности привезённых неисправностей, вы-звать необходимых специалистов со всего Союза и привести корабль в боевую готовность.
Случалось, и сам был вынужден отыскивать неисправности на кораблях. Как-то зависло
устранение неисправности на одном из кораблей по системе воздуха высокого давления (ВВД). На пульте «Кама» не зажигался сигнал контроля за работой системы. Посылал туда и поставщиков пульта, и представителей предприятия «ЭРА», и всех, как говорится, кого только можно, но — никаких результатов! Пришлось взять подручного слесаря и с ним на пару устранять замечание. Оказалось, что всего лишь расхлябался хомут крепления конечного выключателя и его шток не принимал сигнал от соответствующего клапана системы. Тут же его закрепили, отрегулировали и поставили грозную систему ВВД под надёжный дистанционный контроль.
Приходилось непосредственно контролировать и проведение многих работ, в том числе и в необитаемых объ-ёмах реакторных отсеков. Надо сказать, что порой наши ребята по просьбе флота консультировали и помогали ему справляться с неисправностями, и не только на гарантийных заказах.
К тому же надвигалась пора постепенного перехода на постоянное техническое обслуживание кораблей флота промышленностью. И опять же с меня всё и началось — назначили ещё и руководителем от Севмаша по обслуживанию систем, обеспечивающих работу ракетных комплексов кораблей. То есть теперь в моих руках практиче-ски был ключик от того чёрного чемоданчика, обладателем которого являлся тогда первый секретарь ЦК КПСС (Леонид Ильич Брежнев — «наш дорогой Ильич»). Кстати, по спецтелефону, который стоял у меня на столе в квартире, мы реально могли связаться, обняться и даже поцеловаться, стоило только поднять трубку.
Фактически в своей работе мы слились с флотом в решении вопросов готовности кораблей к боевым задачам. К тому же наши корабли решали не только их, но и всплывали на Северном полюсе, порой возвращаясь с ободранной рупорной резиной сверху, проходили к коллегам на Тихоокеанский флот как по южному, так и по северному направлению. При этом рождалось целое созвездие подводников — Героев Советского Союза, не говоря о прочих наградах Родины. Отрабатывали всевозможные приёмы применения ракетного оружия и другие мыслимые и немыслимые технические идеи эксплуатации и использования кораблей.
Вместе с Юрием Алексеевичем Кузнецовым провожали и встречали с автономки корабли. Был и печальный случай, когда при заходе на швартовку с корпуса лодки в одно мгновенье сдуло тем самым гремихинским ветром на пару с коварной морской волной всю швартовную команду — около семи человек. Пришлось совместно решать и вопрос доставки погибших на «большую землю».
Интересно, что с будущим командиром этой флотилии АПЛ Александром Михайловичем Устьянцевым, ещё капитаном первого ранга и заместителем командира нашей дивизии, мы познакомились в быту. Он умудрился поздно ночью залить только что отремонтированную квартиру, любезно предоставленную нашей семье флотом. Проснулись практически под проливным дождём. Оказалось, что у соседа сверху авария. Пришлось отремонтированное сушить и подправлять.
Так как база уже блестяще справлялась с поставленными задачами, обеспечив совместно с флотом мирное небо над головой не только граждан страны, нашего города, но и всего мира, меня ждали строительство ещё более грозной техники — самой большой и могучей в мире подводной лодки «Акула» следующего поколения АПЛ (по своему объёму она могла поглотить в себе около трёх «Азух» (проект 667А), которых мы гарантировали в Гремихе), а также модернизация «Азух» под новые ракетные комплексы в связи с договором ОСВ-1 с суперсовременными стратегическими крылатыми ракетами со скоростью движения, значительно превышающей скорость звука, а в дальнейшем гипер-звуковыми ракетами типа «Циркон» со сверхзвуковой скоростью (свыше 8 Махов), впервые испытанными (лётные испытания) на подводном носителе проекта 885 «Северо-двинск», о чём сегодня все говорят с гордостью. Но это уже другая история.
Как сказал Томас Джозеф Даннинг, британский деятель профсоюзного движения, публицист, «если обеспечить капиталу 300 процентов прибыли, то нет такого преступления, на которое он не рискнул бы хотя бы под страхом виселицы». И если раньше наше противостояние с Западом и США было лишь политическим, то сегодня мы с ними в одной капиталистиче-ской упряжке. И хотя мы и мирные люди, но наш бронепоезд должен стоять на запасном пути. А прошлый паритет должен быть ещё и с плюсом!

P. S. Но всего этого могло и не случиться, если бы рядом не было уникального наставника — Владимира Васильевича Голубева, выпускника Ленинградской корабелки, в прошлом заместителя начальника цеха 40, заместителя председателя профкома, старшего строителя 9-го отдела Севмаша, ответственного сдатчика кораблей. Что интересно, он оказался и моим наставником по спортивной гимнастике, которой мы вместе успешно занимались. Он был и слаломистом, и общественным тренером, организатором и художественным руководителем всех спортивных вечеров ветеранов спортклуба «Север» и просто замечательным человеком и папой своих любимых детей!

Иван ВОРОБЬЁВ
Фото из архива автора

Comments are closed.

« »