MENU

472_d1104_77

29.11.2020 • Актуальное

Мать или гражданка СССР?

Место человека в трагедии государства

С 12 ноября в прокате фильм Андрея Кончаловского «Дорогие товарищи!» (16+). Автор рассказывает о трагедии в Новочеркасске, разгоревшейся в 1962 году. Противостояние народа и правительства оборачивается стрельбой по согражданам. И не только пули губят людей, но и разочарование в своей вере и убеждениях.

Знакомство с главной героиней
2 июня 1962 сотрудница горкома (то есть главного партийного органа города) Люда (Юлия Высоцкая) проснулась в постели своего начальника Логинова (Владислав Комаров) раньше обычного. Нужно было скорее зайти в продуктовый, отоварить карточки спецпайка: на днях советское правительство объ-явило о скором повышении цен на мясную и молочную продукцию на треть, и народ начал сметать не только масло и колбасу, но и соль со спичками. Занеся продукты к себе домой (удалось достать даже конфет и бутылку импортной горькой настойки) и проводив дочь Светку (Юлия Бурова) на работу в лабораторию электровозостроительного завода, Люда поспешила на партсобрание, которое прервал внеурочный заводской гудок.

Трагедия
Дело было в Новочеркасске. И то, что последовало за гудком, в 1990-е назовут Новочеркасским расстрелом: заводские рабочие, недовольные повышением цен (многие хорошо помнили, как ещё недавно, при Сталине, цены только снижали) и одновременным снижением зарплат, объявили забастовку, заблокировали железнодорожные пути, а потом с плакатами и флагами вышли к горкому, оцепленному введёнными в город войсками. Засевшие на крышах снайперы и пулемётчики из 9-го управления КГБ начали стрельбу по толпе, и забастовка превратилась в кровавую баню. Домой тем вечером не вернулись многие, в том числе и Светка.

Факты
Хроника событий в Новочеркасске известна довольно хорошо, и тут «Дорогие товарищи!» ничего особо не добавляют к материалам «Википедии» или «Медузы». Ради драматизма и ретроатмосферы картинка стилизована под старое советское кино.
Художественное дополнение
Ответ на вопрос: «А зачем вообще надо было снимать инсценировку новочеркасских волнений?» — даёт, разумеется, художественная прибавка. Голос и взгляд режиссера — это голос и взгляд вымышленных героев: прошедшей войну Люды; её отца-казака, хранящего в чемодане икону и Георгиевские кресты; начальника-любовника Логинова и нового друга, «хорошего» кагэбэшника Виктора (Андрей Гусев), который сперва приходит к ней с обыском, а потом помогает искать могилу пропавшей Светки по окрестным деревням, где власти тайно захоронили погибших.

Конфликт
Кто же из них резонёр? Люда с портретом Сталина на стене? Прагматик Логинов, которому напрочь чужд идеализм любого рода — и советский, и антисоветский? Надрывный фаталист Виктор, у которого в бардачке всегда есть бутылка водки (видно, нелегка служба на внутреннем фронте)? Или отец, рассказывающий на кухне дочери (на самом деле зрителю) леденящие кровь истории из послереволюционной жизни казачества, по понятным причинам не вошедшие в «Тихий Дон» М.А. Шолохова? Да каждый по отдельности и все вместе.
Зная сегодняшнюю политическую позицию Кончаловского (тезисно: «Не созрел ещё наш народ для демократии»), легко приписать ему идеологическую растерянность Люды, страдающей в хрущёвскую оттепель по сильной руке, но сталинистские речи героини Высоцкой местами почти буквально списаны из анонимных листовок, ходивших по Новочеркасску тем июнем; это не то чтобы авторские монологи.

Две линии
Неразрешимым до ужаса противоречием пропитан весь фильм. Казачество и память о красном терроре, Сталин и спецпаёк, фронтовое прошлое и идеализм, любовь к дочери, находящейся в толпе бастующих, и профессиональный рефлекс, заставляющий говорить то, чего ждёт кровожадное начальство, — как всё это уживается в судьбе одного человека?

Полемика
Но не всё так радужно. Любая интерпретация истории вызывает два мнения. Заслуги в мире критиков доказывают одно, а комментарии зрителей — другое.
Не упустите шанс сходить в кино и сформируйте своё мнение, каким бы оно ни было.
Анастасия ТЫРЛОВА
Фото с сайта kinopoisk.ru

Comments are closed.

« »