MENU

Без имени-1

12.10.2020 • Актуальное

«Больница особого режима»

О книгах, развлечениях и семейной жизни

В прошлом выпуске газеты мы рассказывали историю пожилой женщины, оставшейся без крыши над головой. При подготовке материала мы обратились за помощью в социальные службы города, дом-интернат для престарелых и инвалидов, комплексный центр социального обслуживания населения «Забота» и частный приют «Доброе сердце». История не могла оставить нас равнодушными, и мы решили продолжить рассказ, но в этот раз — про жизнь людей Северо-двинского дома-интерната.

Ягринский дом-интернат для престарелых и инвалидов — сколько раз я прошла мимо него за свою жизнь: по пути в школу, на работу, во время прогулок. Как часто видела бабушек и дедушек, жителей этого дома, и каждый раз это место вызывало лёгкую грусть.
На вахте спросили цель визита и выдали бахилы. Перчатки на руках, маска на лице, температура измерена — можно идти дальше. Цветы, стоящие на полу, в огромных горшках, комнаты-палаты, кабинеты — ощущается типичная больничная атмосфера, в которую добавили немного уюта. Ведь это место становится домом для многих людей на десяток лет.
В доме-интернате несколько отделений: на втором этаже «активная старость» — она для тех, кто может передвигаться и обслуживать себя самостоятельно. Комнаты разделены на общие и семейные.
В семейных проживают пары, причём некоторые из них познакомились здесь и с тех пор неразлучны. Обстановка вполне обычная: старенькие, но целые обои, кровати, стол, где-то стоит ноутбук, микроволновка. То есть можно мирно жить в своём мирке, но при этом следовать определённым правилам дома-интерната. На первом этаже палаты для инвалидов со специально оборудованными кроватями, а также небольшое отделение с закрывающимися дверями — здесь
находятся недееспособные. Лестница оборудована специальным подъёмником, то есть с транспортировкой людей
с этажа на этаж проблем не возникает.
Развлечения в интернате тоже есть, но в связи с пандемией их намного меньше, и жизнь течёт, по мнению проживающих, более скучно, чем раньше. На первом этаже располагается библиотека с несколькими стеллажами, доверху заставленными книгами. Большинство из них старенькие, перечитанные не один десяток раз. Николай Артемьевич, постоялец интерната, сказал, что в библиотеке 3000 книг.
На втором этаже уже больше места для времяпрепровождения. Здесь находится небольшой зал с тренажёрами: беговая дорожка, мячи для фитбола, велосипеды. В центре — бильярдный стол, подаренный учреждению. Здесь же шкаф с книгами: специально для тех, кому трудно ходить на другой этаж. Ближе к лестнице и административному коридору располагается небольшой актовый, он же конференц-зал: несколько рядов из стульев, проектор для просмотра фильмов. На стене — фотографии ветеранов, проживавших в интернате. Сразу вспоминаются праздничные шествия на 9 Мая и то, сколько ветеранов в них участвовало. Складывается чувство, что почти все жили здесь — настолько много снимков. При этом двое из них, что чудесно, и по сей день прекрасно себя чувствуют. В зале обычно проводятся выступления, вечер фильмов, но пока он стоит без дела. В холле выделена общая зона отдыха: телевизор, диваны, стол, за которым играют в карты. Здесь же, на втором этаже, расположена столовая — столов не очень много, поэтому проживающие в интернате ходят питаться в несколько смен. Тем, кто не может прийти самостоятельно, еду приносят в палату.
Николаю Артемьевичу 68 лет. Почти всю жизнь он прожил в Архангельске, отучился на историческом отделении нынешнего САФУ, но из-за болезни не смог работать в школе. Вместо преподавательской деятельности он посвятил библиотеке имени Добролюбова 33 года. Работу свою очень любил, рассказывает, улыбаясь, Николай Артемьевич,
с радостью бежал в любую погоду. Но время шло, родителей не стало, навалились болезни, а после и операция. Так и получилось, что в 2012 году он переехал в Ягринский дом-интернат для престарелых и инвалидов. Сперва было очень сложно: другой город, новый дом, жизнь по расписанию. Ни знакомых, никого нет, только брат в Москве. Но работники интерната, а особенно Людмила Борисовна, помогли влиться в эту непривычную жизнь и вы-браться из депрессии. Сперва поручили ему заняться библиотекой — обменивать книги, помогать постояльцам интерната выбрать нужную, а потом и вовсе взяли в ансамбль при совете ветеранов Севмаша «Северные россыпи». Кроме того, Николай Артемьевич помогает устраивать выставки в интернате: о природе, о животных, о городах — конечно, с использованием книг. Раньше, рассказывает Николай Артемьевич, было веселее, но на время пандемии приостановлены репетиции и выступления, выставки не проводятся, мероприятия не проходят. Но, делится дедушка с радостью в глазах, сказали, что скоро возобновятся репетиции, нужно год закончить. А значит, скучно не будет: библиотека, которой он занимается, изучена от корки до корки, а телевизор, стоящий в зоне отдыха, показывает только канал «Звезда» — кто-то утащил пульт и переключить нельзя. Хоть книги Николай Артемьевич любит исторические, не зря всё-таки отучился на историка, военные фильмы, в которых всех убивают, он совсем не любит.
В отпуск Николай Артемьевич не выезжает из-за болезни, самые далёкие поездки он совершает, когда приезжает брат и они отправляются на кладбище к родителям. Но, продолжает он, к расписанию привык, персонал добрый, к проживающим относятся хорошо. Денег тоже хватает: большая часть пенсии идёт на содержание в интернате, а на оставшееся Николай Артемьевич обычно покупает печенье, конфеты да что-то по мелочи. «Я же не пью, — говорит дедушка, — не курю. А так иногда даже братцу помогаю, Москва ведь город дорогой. И он мне помогает».
Наш разговор часто сводился к книгам, ведь, по словам моего собеседника, книги — его страсть. «Книга — это великая вещь. Величайшее изобретение человечества. Мне всегда помогало чтение, всегда спасало. Когда тяжело болел, перед операцией. Отвлечёшься, перенесёшься в ту эпоху — и становится легче».
Валентина и Сергей Мехнецовы проживают в доме-интернате уже 14 лет, с 2006 года. Родственников у обоих не осталось, только сестра, которой также за 80, у Сергея в Магнитогорске. В 90-х годах Валентина потеряла зрение, долгое время жила одна. Говорит, это и научило: нужно уметь работать самой. Но живут Валентина и Сергей в интернате намного дольше: приехали в Северо-двинск после расформирования Пуксоозерского дома-интерната. Именно там во время прогулок они и познакомились, а после начали жить вместе. Так они и нашли друг друга и теперь всюду вместе. Причём свадьбу сыграли уже после
переезда в Северодвинск —
в 2013 году, а обвенчались ещё через 5 лет. Валентина рассказала, что даты были выбраны и задуманы давно. Сергей большую часть разговора молчал и показывал видео: про их свадьбу и венчание северодвинские телеканалы даже новостные ролики снимали. Так что со СМИ семья Мехнецовых имеет дело не в первый раз.
В отпуск они не выезжали уже давно: здоровье не позволяет. Раньше ездили по городу, в магазины, но в этом году из-за пандемии и проблем с машиной с выездами стало намного сложнее. Да и в самом доме-интернате скучно: раньше Валентина помогала готовиться к праздникам, выступала. Хоть немного, да отмечали важные даты.
Очень интересовал вопрос: как проходит семейная жизнь в интернате? Отличается ли она от обычной? Валентина ответила, что они ведут обычную жизнь, такую же, как остальные семьи. Есть правила, которым нужно подчиняться как в интернате, так и за его пределами, поэтому необходимо друг друга поддерживать.
Оказалось, что в доме-интернате идёт активная борьба с плохими привычками: выпивающих уже почти не осталось, а курильщиков штрафуют. Причём делают это, по словам Валентины, по правилам: вызывают участкового, а он уже выписывает штраф. Злостных же нарушителей в данный момент нет, хоть когда-то такие и встречались. Но их отправляли в Пинегу, где более строгие правила.
Возможно, именно к поддержке со временем и сводятся все семейные отношения. Но всё же всегда хочется верить в большое, светлое и вечное. А также в то, что на старости лет мы не останемся одни, без семьи. После посещения дома-интерната очень хочется сделать несколько вещей: обнять всех проживающих в нём, поговорить, а также помочь. Хоть чем-нибудь действительно полезным. Несмотря на то, что я разговаривала с людьми, самостоятельно решившими жить в доме-интернате, есть судьбы намного тяжелее. Вот только не все соглашаются поделиться историей о своей жизни: кто-то просто не хочет рассказывать, а некоторым тяжело вспоминать всё заново.
Ирина ВАСИЛЬЧЕНКО

Comments are closed.

« »