MENU

Screenshot_217

29.05.2020 • Прошлое и настоящее

«Ел честно заработанный хлеб…»

Воспоминания о ветеране «Арктики» Михаиле Кондраткове

В этом году исполняется 65 лет со дня сдачи ДЭПЛ «Б-67» (зав. № 636) с первыми на подводной лодке баллистическими ракетами с надводным стартом. Ответственным сдатчиком по электрочасти был на этом заказе М.С. Кондратков. Михаил Семёнович — первый мой производственный мастер, когда я пришла на работу в ЭМП-8 электромонтажницей после окончания судостроительного техникума в 1959 году. Последняя наша встреча с ним состоялась 2 мая 2009 года по случаю его 80-летия.

Под швейной машинкой

Родился Михаил Семёнович на Алтае. Отец слыл мастером на всю округу. И мама на селе была человеком, всеми любимым. Но в 37-м волна раскулачивания докатилась до их мест. Отобрали кузницу и лошадь с коровой. Семья переехала в Казахстан. Отец стал работать слесарем. Семью
с четырьмя детьми поселили в 12-метровую комнату в бараке, восьмилетнему Мише досталось место под швейной машинкой.
Чтобы как-то помочь родителям, ещё в школе Миша работал грузчиком. В 1946 году поступил в Севастопольский судостроительный техникум, эвакуированный в войну в Алма-Ату, на специальность «Электрооборудование судов». Через год техникум вернули в Севастополь. Учились вечером в полуразрушенной школе близ Малахова кургана, а разместили 400 студентов на плазу Северного судостроительного завода. Здесь же днём проходили практику.
Жили голодно, но лишения в молодости переносились легко. На помощь родителей не приходилось рассчитывать, поэтому основной заработок — подработка грузчиком в порту. В Молотовск из тёплого Крыма приехал Михаил по окончании техникума в мае 1951 года.

Спорил с самим Королёвым

Работал Михаил Семёнович на многих заказах — от эсминцев проекта 30-бис до «Акул» и «Гранитов».
Но самое яркое впечатление осталось от первой ракетной подлодки проекта 611В, от встреч с ответственным сдатчиком завода № 402 Иннокентием Степановичем Бахтиным и конструктором ракет Сергеем Павловичем Королёвым.
Лодку привели из Ленинграда для переоборудования по экспериментальному проекту ЦКБ 16 «Волна» с врезкой дополнительного отсека под установку ракет с надводным стартом и дальностью полёта 150 км конструкции С.П. Королёва. Работали тогда круглосуточно, в будни и выходные. Помню, как Михаил Семёнович подчёркивал энтузиазм всех, кто строил первую в мире ракетную подлодку, и напряжённое ожидание при первом в мире старте баллистической ракеты с борта лодки, и радость, когда получили сообщение: «Посылка получена «в колышек».
А на комплексных испытаниях в Кандалакшском заливе во время проверки функционирования систем вооружения неожиданно сработало реле максимальной защиты электродвигателя привода стартового стола. Сергей Павлович подошёл к станции управления и начал открывать запоры,
а там напряжение 320 вольт. Кондратков резко в непечатной форме приказал ему отойти. Королёв побагровел и вышел из отсека.
Вернувшись после устранения неисправности, предупредил Михаила Семёновича:
— Миша, если ещё раз позволишь такое — сгною!
— Хорошо, Сергей Павлович, если вы не будете заниматься не своим делом, — опять не сдержался наш строитель. На этом инцидент был исчерпан.
Главный конструктор ракет не был злопамятным и с пониманием относился к людям. Он ясно осознавал, какую колоссальную нагрузку несёт сдаточная команда, спавшая по три часа в сутки. Для всех главным было выполнить дело государственной важности наилучшим образом.

А рубка проплыла мимо…

Ещё об одном инциденте в Кандалакшском заливе рассказал мне тогда Михаил Семёнович. Пуск из второй шахты оказался неудачным, ракета была сброшена за борт,
а часть топлива (керосин) и окислитель (азотная кислота) попали в шахту. Королёв заметно нервничал, он прекрасно понимал, чем может обернуться для сдаточной команды освобождение шахты от токсических веществ, и срочно отдал команду возвращаться на базу.
Кондратков быстро организовал очистку с помощью подручных средств. Главный конструктор у всех на глазах обнимал и благодарил Михаила Семёновича за самоотверженную работу.
А в другой раз радисты доложили, что связь не работает из-за обледенения антенны. Кондратков сам вышел наверх, стал отбивать лёд с изоляторов. Вдруг льдина ударила по ногам, и он оказался в воде. Когда взобрался на льдину, ограждение рубки уже проплыло мимо, но он успел ухватиться за леерное ограждение.

Премия от главного конструктора

— Королёв был высоконравственным человеком, — вспоминал Михаил Семёнович, — не только жёстким, чего требовала его работа, но и умел вовремя отблагодарить. После первого в мире пуска баллистической ракеты мор-ского базирования Р11ФМ с полигона в Нёноксе и получения радистами сообщения «Посылка получена» Сергей Павлович всем, кто находился в ракетном отсеке, пожал руки и поздравил. Затем достал чековую книжку, выписал чек и со словами: «Всех премировать» — передал сдаточному механику М.Г. Калинину.
Не помнил Кондратков на момент нашего разговора суммы премии. Дело не в ней. Главное — это была «королёвская» премия!
«Прекрасный организатор, всегда работавший в режиме паровоза, без колебаний принимавший на себя основную нагрузку и ответственность», — так отзывался о нём главный строитель корабля И.С. Бахтин.
Послужной список Михаила Семёновича — от помощника мастера до начальника участка. За ударный труд он был отмечен семью медалями. И об общественной работе не забывал: несколько лет был секретарём комсомольской организации цеха 1. Дружил со спортом.
— За жизнь благодарен. За то, что ел честно заработанный хлеб. Любил и был любим, — сказал он в последнюю встречу.
Уже десять лет нет его с нами…
Вот такой он, бывший труженик «Арктики». С историей жизни, как у многих его ровесников. Переживших страшную войну и с честью и доблестью строивших российский подводный флот.
Галина КОВАЛЬ
Фото из архива автора

Comments are closed.

« »