Однажды я молилась пню

http://nworker.ru/wp-content/uploads/2020/04/t14416189_d1104.jpg

Анна-Виктория ГРОМОВИЧ

Родилась в белорусской деревне Прудок Гомельской области. С трёх лет проживала с родителями в Архангельске, в военном гарнизоне, где окончила школу. Стихи пишет с 1996 года. Первая публикация — в областном журнале «Двина» в 2004 году.

С 2011-го Анна-Виктория проживала в Северодвинске, являлась членом литобъединения «Гандвик». Дважды принимала участие в литературном фестивале «Под рубцовской звездой» в Емецке, её стихи напечатаны в сборнике «Город мой молодой». Мама троих детей, творческий, увлекающийся человек. Недавно вернулась на жительство в Архангельск.

Простой карандаш

Я — карандаш простой.
Внутри меня есть стержень.
Я должен помнить это,
должен знать.
Не принимая скрипа
и издержек,
Всегда работать
и всегда писать.

Я должен помнить:
кто-то мной владеет,
Держа меня, —
и это принимать.
Я должен знать,
что ошибаться смею,
Но и могу ошибки исправлять.

И наконец, последнее
запомнить
Я должен: если притуплюсь —
Меня заточат.
Будет очень больно,
Но если пользу боль приносит,
значит, — пусть
Заточат…

Наша сказочная осень

Наша сказочная осень —
Золотистая!
Ветер грусть-печаль уносит
Вместе с листьями.

Солнце в ранние часы
Появляется
Блеском в капельках росы —
Луч купается.

И душа поёт струною
Гитарною,
Море дышит здесь волною
Янтарною.

Север сказочно красив,
Не смущается,
И луна над ним висит,
Улыбается!

Наша сказочная осень
Беззаботна…
Приезжайте в сказку в гости,
Вход свободный!

Ноябрь

И вот ноябрь. А мне не зябко!
Душа волнуется, горит,
Как спелый помидор на грядке
В теплице осенью пестрит.

Уже ноябрь… Надели шубы
Мои подружки. Ветродуй.
Ноябрь… Обветренные губы —
Запрет на сладкий поцелуй.

Свежо. Морозно.
Воздух чистый!
И снег так радует собой!
Зима уже не просто близко —
Она как нимб над головой!

***
Для большинства людей
ноябрь —
Тоска, уныние, сонливость
И дискомфорт в душе… Но я б
В него без памяти влюбилась,

В ноябрь… Он прекрасен, чист,
И свеж, и как слеза прозрачен,
Открыт он, словно новый лист
В черновике моём невзрачном.
Зимний коктейль
Земля, как горький шоколад,
Всю осень мрачную чернела —
И вдруг сменила свой наряд
На белый.

Как будто сливки, белый снег
Лежит на грязной, влажной
почве.
Природа пробует коктейль
Молочный.

Его не выпить залпом, а
Глотками медленными надо —
Коктейль со льдом из молока
И шоколада.

***
Существуют два слова:
«люблю» и «нравится»,
Между ними такая простая
разница:
Если нравится вам цветок,
то срываете,
Если ж любите вы цветок —
поливаете…

***
Когда слова слагаются
в стихи,
То — в голове повреждены
мозги…
Поэты разных стран
и всех времён
(Не перечислить сразу
тех имён):
Поэтам разных рангов и путей
Глупцы давали имя «чародей»
И нарекали «магом»,
«колдуном»,
Не ведая существенно о том,
Что дивное такое волшебство
(Не чародей поэт,
не божество) —
Лишь некое проклятие судьбы,
С хроническим присутствием
борьбы,
С участьем чувств и знанием
письма…
Их внутренняя вечная
тюрьма…

Болотная царевна

(Шутка)
Здравствуй! Знаешь, не ждала,
Но волшебная стрела
Прилетела, сделав круг,
К нам на родину — на юг…
Здесь болотистая хлябь,
Мракобесие и зябь.
Правда, есть русалки, но
Все состарились давно.
Водяного нет у нас —
Он в летах, давно угас.
Чуть правее — дикий лес:
Леший из него исчез,
И Яга в тиши сидит,
Жалуется на цистит.

Я одна скучаю тут,
Никого давно не жду…
Чудо, знаешь ли: стрела
Добралась ко мне стремглав!
Между прочим, милый, здесь
На посту царевна есть —
Это я! Но вид пока
Мой лягушечий слегка.
Где ж ты прячешься, родной?
Буду я тебе женой.
Жив ещё во мне запал!
В общем, милый, ты попал…

Да не бойся ты меня!
Это днём лягушка я,
А в ночи — узнаешь сам —
Фору я русалкам дам!

…Что ж я вижу? Это сон?!
Вот, персона из персон,
Купидон летит ко мне
С арсеналом на ремне!

Подлетел… Берёт меня…
Вмиг меняю облик я
И, во всей своей красе,
Отнимаю стрелы все —
Да, чтоб время не терять,
Об колено их ломать!
Забрала в придачу лук
Из его волшебных рук.

Бедный мальчик побледнел,
Крылья опустил и сел,
И, без стрел уже, без сил,
Сам в болото угодил!
Я тяну его на дно
С арсеналом заодно.
Эх, сегодня, спору нет,
Знатный будет мне обед!
(Ну а стрелы сберегу
И стрелять сама смогу).
Кстати, не царевна я,
А болотная змея!

Дальше следует мораль,
Что любовь — давно не рай.
Сказкам нынче веры нет!
А у автора — обед!

***
Грянет небесный гром!
Грянет не раз, а дважды
В день, когда мы умрём
Так же, как все, однажды…

Руку тянул ко мне!
Я не заметила.
Камнем была на дне
Тысячелетия!

Руку свою теперь
С жаждой к тебе тяну!
Только закрыта дверь:
Ты нынче сам — ко дну…

Тысячелетие
Ждали друг друга мы,
Так и не встретили
Вместе своей весны.

Словно зашиты рты:
Так и молчим, как рыбы.
Головы уж седы…
Счастливы быть могли бы…

Грянул небесный гром!
Умерли в одночасье…
Небо — теперь наш дом,
Рядом быть — это счастье!

Поняли оба вдруг:
Вместе мы наконец!
Ты теперь — мой супруг,
Но не надеть колец

И не родить детей,
Дом не построить тоже,
Не испытать страстей
Нам на семейном ложе…

Глянем на землю — вниз.
Счастливы! Скачем цугом,
Но не увидим лиц
Мы никогда друг друга!

Где же мы были, где,
Живы покуда были?!
Видимо, на земле
Чувства людей остыли.

Грянул небесный гром —
Дважды — сурово, чёрство.
Мы навсегда вдвоем,
Жалко — немного поздно…

Сердце на ладони

Я снова потеряла память.
Я в изоляторе сижу.
Прошу меня одну оставить.
На стены белые гляжу.

Нет, ничего не помню… Дайте
Мне лучик солнца на стене
И фиолетовый фломастер —
Я нарисую новый день.

Ещё прошу: освободите
Мне руки, чтобы рисовать.
Хитон смирительный
снимите —
Жмёт тело, трудно мне
дышать…

Наверно, я была принцессой
Тогда, при памяти ещё,
Потом в меня вселились бесы,
И нынче я больна душой…

А может, я была злодеем,
Была подругой колдуна,
Варила дьявольское зелье,
Людей поила допьяна…

А может быть, меня терзали
И рвали тело на куски
Или зачем-нибудь пытали,
И вот — отбили мне мозги…

А может, я была сироткой, —
Одна, без близких и родных,
Была несмелою и робкой,
И оттого теперь я — псих?

А может, просто полюбила —
Неосторожно, не того,
И сердце ныло, ныло, ныло…
И плохо стало с головой.
…Блаженных сердце —
на ладони,
И мысли ясные у них.
Так лучше: ничего не помнить,
А знать лишь только, что ты —
псих…

***
Однажды я молилась пню —
В нём чувствовала жизнь.
А он был пень. И боль мою
Гнал ветер словом «сгинь».

Каким-то Вием я была —
Слепых полчеловека.
И ни душа не подняла
Моё больное веко.

И сколько ж сделать
добрых дел,
Чтоб возвратиться снова,
Чтоб отпустил
злосчастный пень
Живою и здоровой?

***
Я трижды клята
за любовь свою!
Гуляю в полночь
с разведённым сердцем,
С умом, разбитым надвое,
и пью
Горячий пунш — затем,
чтобы согреться.

Я трижды знала:
ты не будешь, нет,
Судьбой моей…
К чему тут лицемерить?
Но между нами льётся
чистый свет,
И образует он…
стальные двери.

Я трижды в них стучалась!
А затвор
Внутри изъеден ржавчиной
навечно.
Но знай: моя любовь —
не приговор!
Ты не губил меня и не калечил.

Я трижды клята
за любовь к тебе
Судьбою и тобою,
без сомненья.
Но только знай: ты —
не обуза мне,
Ты — светлое, живое
вдохновенье!

О дочери

Всех она прекраснее
девочек на свете,
И над нею солнышко
ярко-ярко светит,
У неё волосики
звёздами сияют,
У неё улыбка нежная такая!

У моей малышки
тёплые ладошки,
Маленькие пальчики,
пухленькие ножки.
Это моя девочка:
ротик цвета мака,
А ещё — на внешность,
несомненно, папа!

Спит в кроватке мамин
тёпленький комочек,
Мамино сокровище, крошка,
ангелочек…
Это моя девочка,
розовые щёчки.
Бог послал мне счастье,
бог послал мне дочку!

Редактор
Редактор
Administrator

Последние новости

Рубрики

Календарь публикаций

Апрель 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Архив записей