MENU

Холодный Север. Холодный Север.

27.03.2020 • Авторская колонка

Здравствуй, наш Север дальний!

Фотоэтюды из Пинежской и Мезенской глубинок

Идея поехать на зимние фотоэтюды в Пинежский и Мезенский районы возникла спонтанно. Морозные денёчки  в выходные выдались на славу, они-то и подстегнули нас  выбраться из уютных городских квартир. Да и долгая, надоедливая полярная ночь давала о себе знать. Фотографу нужен свет, а тут и появление солнышка кстати. 

К восходу солнца

Ранним утром мчимся по трассе М-8 и через каких-то полтора часа уже преодолеваем первую зимнюю переправу через реку Пинегу. Яркий свет автомобиля высвечивал дорожные знаки, показывающие коридор по льду. Коллега — водитель-ас Александр — управляет машиной чётко, уверенно. Я как пассажир чувствую себя комфортно. Тихая музыка. Климат-контроль создаёт приятную температуру в салоне новенькой «Мазды». Кажется, что и за окном машины так же тепло.
Первая остановка — в деревне Петухово. На карте она отмечена как нежилая. Живописное местечко. Несколько бревенчатых домов стоят на угоре в трёхстах метрах от дороги на Пинегу. Практически каждый путник, преодолевающий эту дорогу, останавливается здесь передохнуть, полюбоваться деревней.
Мы спешили приехать к восходу солнца, фотографировать на рассвете с хорошей подсветкой. На улице ещё темновато. Проплыла небольшая тучка, посыпав свежим снежком вокруг, ушла в сторону. Посветлело.
Установив на штативы фотоаппараты, ждём. На улице минус 27 градусов! Мёрзнут в перчатках пальцы. И вот оно чудо — солнышко! Высветлило сначала верхушки сосен и ёлок, потом крыши домиков.
Залаяла собака в деревне, подали свои голоса и две сороки на берёзе (местные жители), заявляя о своём присутствии. И в одно время, как по команде, в домах задымились трубы, издали обдав нас приятным дымком. Жизнь здесь ещё теплится. Живут люди.
Сделав около десятка снимков, мы забрались в тёплый салон машины. Пили горячий чай из термоса.

Самая высокая точка

Укатанная зимняя дорога вела нас дальше. Она шла сначала вдоль реки Пинеги, потом повела влево — с крутыми спусками и подъёмами. Виляла то вправо, то влево, солнце светило сначала в затылок, потом в лицо. Ощущение такое, что едешь по кругу.
Начались обрывистые скалы. Последний спуск — и Голубино. Через два километра поворачиваем на Красную Горку. Говорят, сначала это была Чёрная Гора, и лишь в 1735 году с появлением Монастырского собора её переименовали. «Красная» значит «красивая». Это самая высокая точка в Архангельской области.
С высоты 200 метров видим по ту сторону реки внизу какие-то деревни. Открылись прекраснейшие зимние пейзажи. Чистейшее синее небо стало ближе к нам. Столетние ели, празднично одетые в белые одежды, величественно позировали нам. А вокруг белый-белый искристый снег! Он слепил глаза, мешал скомпоновать кадр.
Вот они, шедевры! Вот она, красота! Вот она, отдушина и наслаждение для фотохудожника! Мы снимали, снимали, снимали… Но времени мало, а впереди нас ждали ещё новые интересные места.
Посёлок Пинега проехали быстро, без остановок, сделав лишь несколько кадров на окраине, где вдалеке виднелась деревня Кулогоры. Короткий световой день подгонял нас торопиться.

И не скажешь, что двести лет

После извилистой пинежской дороги въезжаем в Мезенский район. Пейзаж изменился.
Мезенское плато — кажется, так называют это место. Тундра. Стало больше простора. Ровная дорога устремилась дальше на север, сливаясь с небом у горизонта.
Автобан! Ни мошек, бьющихся в стёкла, ни камней и пыли под колёсами. Карликовые, искривлённые суровым климатом сосенки мелькали за окном автомобиля. Местные жители, наверное, назвали бы пейзажный снимок «Бескрайный Север». Я же назвал его «Холодный Север». Да, это холодная, агрессивная среда для человека. Жить в таких местах сложно. Для заезжего фотохудожника — повод остановиться, сфотографировать и готовую работу показать зрителю. Пусть посмотрит, подумает…
Солнце садилось, короткий февральский день быстро заканчивался. О приюте мы позаботились заранее. На въезде в село Кимжа нас радушно встретила директор туристского культурно-музейного центра «Кимжа» Е.Г. Репицкая, вручила ключи от гостевого дома.
Здорово придумано! На огромнейшей малозаселённой территории Архангельской области в небольшом селе тебя ждёт уютный тёплый дом со всеми бытовыми удобствами. Хочешь — завтраки, обеды, ужины сам готовь. Или за дополнительную плату заказывай — приготовят. А после длинной дороги душ прими.
Мы же, набравши за зиму лишний вес, решили отказаться от местных разносолов, да и ситуация не позволяла днями сидеть в доме. Как говорят, фотографа ноги кормят.
О красивой деревне (на карте так обозначена) я слышал лет двадцать назад. Тогда и дороги туда не было. Стоит село Кимжа на правой стороне одноимённой реки, которая за поворотом тут же впадает в Мезень.
Главная достопримечательность — шатровая Одигитриевская церковь. Двадцать лет её реставрировали, а вот в этом году работы закончились. Стоит она теперь, поблёскивая на солнце новыми куполами. По фотографии и не скажешь, что ей уже за двести лет.
Славится село и мельницами, самыми северными во всём мире. Правда, их осталось только две из десяти существовавших. Одна даже рабочая, но под бдительным присмотром специалистов.
В селе несколько музеев. В то воскресное утро приехали школьники из посёлка Мезень изучать историю. В 2017-м Кимжа стала членом Ассоциации самых красивых деревень России. Не знаю, что это даёт жителям, разве что гордость испытывают. Но табличка установлена на въезде.

Олени в «самоволке»

Любопытство фотографа-путешественника не знает границ. Скованные морозом болота и реки позволяли нам ехать всё дальше. По карте земля ещё не заканчивалась, впереди 160 км.
Миновав Мезень, проехав реку, заезжаем в Каменку. Небо заволокло пеленой, и посыпал снег. Потеплело. Проехали по зимней сказке несколько десятков километров.
Долгощелье. Мне говорили, что это красивое село с высокими берегами реки Кулой, где приливы достигают десяти метров. Но все краски Долгощелья мы не увидели, так как февральский день снова заканчивался, резко стемнело.
Ещё раньше, по пути в село, по зимнику мы заехали в деревню Сояна. На карте видно, как одноимённая река красиво изгибается дугой вдоль деревни. Но зимой эту красоту не увидеть, а летом добраться туда можно только на самолёте, да и то он летает нерегулярно.
Нам повезло! Пока снимали пейзажи, к магазину подъехал ненец. Да-да — самый настоящий, в красивой национальной одежде, на оленях, в сопровождении местных собак. Выйдя назад из магазина и увидев наши фотоаппараты, он как-то засмущался, засуетился. Быстро присел на мягкие нарты, накрытые шкурами, и олени понеслись в сторону леса.
Я спросил вдогонку:
— Как зовут тебя?
— Фёдор! — ответил он.
Снимки получились прекрасными. Вот это удача для фотографа!
Позже на трассе Мезень — Пинега мы встретили ещё оленей, вышедших на дорогу, но без хозяев. Видно, ушли в «самоволку». Олени с любопытством подходили близко к машине, и мы смогли потрогать их холодные мордочки.
Выходные заканчивались, да и погода портилась, небо за-крылось плотными облаками. Падающий снег липнет на лобовое стекло, мешая управлять автомобилем…
Возвращаемся домой. Позади полторы тысячи километров пути, на флеш-картах в фотоаппаратах по 30—40 гигабайтов фотошедевров.

А за городом зима.

А за городом зима.

Деревня Петухово на рассвете.

Деревня Петухово на рассвете.

Пейзаж на Красной Горке.

Пейзаж на Красной Горке.

Самого настоящего ненца мы встретили в деревне Сояны: он приехал в магазин на оленях, в сопровождении местных собак.

Самого настоящего ненца мы встретили в деревне Сояны: он приехал в магазин на оленях, в сопровождении местных собак.

Одигитриевская церковь в новом облике.

Одигитриевская церковь в новом облике.

Славится Кимжа и мельницами, самыми северными в мире.

Славится Кимжа и мельницами, самыми северными в мире.

...

Владимир БЕРБЕНЕЦ,
заслуженный работник культуры РФ
Фото автора
и Александра Журавлёва

 

Comments are closed.

« »