MENU

Иллюстрация из книги: А. Сенторенс с коллегами по дому ребёнка (1950). Иллюстрация из книги: А. Сенторенс с коллегами по дому ребёнка (1950).

06.03.2020 • Прошлое и настоящее

Они тогда ещё живыми были…

В Северодвинске презентовали сборник материалов о судьбах арестованных в Судострое

В Центральной библиотеке им. Н.В. Гоголя состоялась презентация сборника «Они тогда ещё живыми были…» Галины Викторовны Шавериной, руководителя Северодвинского отделения Архангельской региональной общественной организации помощи по-страдавшим от политических репрессий «Совесть». Редактор издания Ирина Горячева.

В названии сборника использованы строчки из стихотворения Лидии Чуковской, муж которой, физик-теоретик Матвей Петрович Бронштейн, был расстрелян 18 февраля 1938 года.
В книгу вошли материалы из архивных следственных дел, а также письма и фотопортреты жителей Судостроя, осуждённых в 1937—1938 годах (в том числе «тройкой»: как расстрелянных, так и приговорённых к различным срокам заключения), Молотовска — в военное время (1939—1945) и после войны.
Среди иллюстраций представлены рисунки Андре Петровны Сенторенс, сделанные ею в Молотовске, Потьме, Вятлаге и Кулойлаге.
Она родилась в 1907 году в городе Мон-де-Морсен во Франции в семье рабочих. В 1935 году стала гражданской женой профессора восточных языков Московского энергетического института им. В.М. Молотова — Николая Петровича Мацокина, которого через два года расстреляли.
В том же 1937 году Сенторенс осудили на восемь лет лагерей как члена семьи изменника Родины. Часть срока она отбыла в Талажском отделении Кулойлага, где работала на лесопилке и трелёвке — перетаскивании брёвен к месту их вывозки. А дневная норма для распиловки равнялась девяти кубометрам леса, распиленным ручной пилой.
В 1941 году Андре Петровну перевели в Ягринлаг на строительство объекта № 178 — аэропорта в Васьково. Однако из-за заболевания пеллагрой её перевезли в Молотовск, где после отбывания срока освободили в 1945 году. На строительстве № 203 Сенторенс была закреплена как вольнонаёмная: получила жильё на улице Транспортной, работала в детских яслях № 3, вышивальщицей в артели «Искра» и медсестрой в доме ребёнка.
Она пыталась вернуться на родину: в 1947 году безответно обращалась с письмом к председателю Президиума Верховного Совета СССР Николаю Швернику, в 1951-м пыталась попасть на приём к члену правительства в Москве и во французское посольство, но безрезультатно.
В том же году 24 февраля, когда Андре Сенторенс вернулась в Молотовск, её арестовали, обвинив в антисоветской агитации. Приговорили к восьми годам лишения свободы, отбывать которые отправили в Вятлаг Кировской области. С просьбой о пересмотре дела Андре Петровна обратилась к Клименту Ворошилову.
Сенторенс вышла на свободу 11 января 1955 года, после того как 27 декабря Центральная комиссия по пересмотру дел лиц, осуждённых за контрреволюционную деятельность, вынесла предписание о её освобождении.
В 1956 году она получила разрешение выехать во Францию, а до этого работала в Молотовске в тех же яслях № 3.
Андре Петровна написала книгу воспоминаний «Семнадцать лет в советских лагерях», которая вышла в свет в 1963 году. В скором времени появится и её русскоязычное издание.

 Ирина ГОРЯЧЕВА:  — Жизнь требует, чтобы мы объединялись и память сохраняли. Когда я начала работу с этими книгами, мне стала понятна судьба моих близких. Печальная память, но у нас общая судьба с нашими предками. Эта судьба, безусловно трагическая, отражается на судьбе наших детей и внуков. Важно сделать что-то для того, чтобы поклониться вот этим страданиям, исправить то, что мы можем исправить.

Ирина ГОРЯЧЕВА:
— Жизнь требует, чтобы мы объединялись и память сохраняли. Когда я начала работу с этими книгами, мне стала понятна судьба моих близких. Печальная память, но у нас общая судьба с нашими предками. Эта судьба, безусловно трагическая, отражается на судьбе наших детей и внуков. Важно сделать что-то для того, чтобы поклониться вот этим страданиям, исправить то, что мы можем исправить.

 

 

Галина ШАВЕРИНА: — Несмотря на то, что сейчас многое стало известно, количество сторонников Сталина в стране не уменьшается, а возрастает. Тех, кто в пожилом возрасте боится  пересмотреть свои взгляды, можно понять. Потому что, наверное, вспоминается самое хорошее. Если ещё можно понять советского человека, потому что многие не имели представления, что происходило, то у постсоветского человека (то есть нас с вами), который знает и может узнать, если, конечно, захочет, эти оправдания понять невозможно.

Галина ШАВЕРИНА:
— Несмотря на то, что сейчас многое стало известно, количество сторонников Сталина в стране не уменьшается, а возрастает. Тех, кто в пожилом возрасте боится пересмотреть свои взгляды, можно понять. Потому что, наверное, вспоминается самое хорошее. Если ещё можно понять советского человека, потому что многие не имели представления, что происходило, то у постсоветского человека (то есть нас с вами), который знает и может узнать, если, конечно, захочет, эти оправдания понять невозможно.

Владислав КОРЕЛИН
Фото автора

Comments are closed.

« »