MENU

Screenshot_20

11.01.2020 • Дела и люди, Общество

Два моря, два берега и одна судьба

К 100-летию со дня рождения Григория Просянкина

Именно два моря волной прокатились по судьбе этого человека. Первый свой выбор сын украинского шахтёра и домохозяйки сделал после окончания школы — Николаевский кораблестроительный институт. Практика на Черномор-ском судостроительном заводе была недолгой: вмешалась война. И только после вынужденной эвакуации в сухопутный Пржевальск, где завершалась учёба, вновь показалось море. На этот раз Белое...

Непрерывное строительство

На заводе № 402 с должности помощника мастера Григорий Просянкин и начнёт трудовую карьеру, которая приведёт его в кресло директора Севмаша.
Здесь, на Русском Севере, молодой специалист с дипломом Николаевской корабелки обретёт крылья и поднимет два завода на высоту, достойную «золотого века» совет-ского военного кораблестроения. Крупнейшую верфь он примет после 16-летнего руководства судоремонтным заводом на другом берегу Никольского залива.
Впервые Севмаш возглавил человек, выдвинувшийся из среды своих, северодвинских корабелов. Четырнадцать лет под руководством Просянкина станут временем непрерывного строительства. Сдавались флоту подводные корабли новых проектов, воздвигались цеха-гиганты. Под заказы третьего поколения потребовались дополнительные мощности. Один за другим становятся в строй стапельный цех 55, новый корпус сборочно-сварочного цеха, объекты машиностроения, оснастки, гальваники и покрытий.
Реконструкция цехов и технологических линий ни на один день не приостанавливала работы по оборонному заказу. При непосредственном участии Г.Л. Просянкина разрабатывается принципиальная технология формирования объёмных конструкций в условиях цеха. Его инженерная мысль вносит существенные поправки в реализацию блочного метода монтажа.

Требователен во всём

Время Просянкина — это ещё и грандиозное строительство в городе корабелов и за его пределами. Кварталы жилых домов, больничный комплекс, драмтеатр, стадион, детские комбинаты, здравницы.
Руководивший профсоюзным комитетом Е.Н. Лазаренко вспоминает:
— Во время строительства пансионата в Евпатории работа останавливалась, не хватало материалов. А на заводе в это время находился с визитом один из руководителей «оборонки» Н.М. Лужин. Григорий Лазаревич разрешил мне напрямую обратиться к Лужину, и мы восстановили нормальную ситуацию на стройке. Директор был мудр, умел доверять, и поэтому удавалось порой быстро разрешить проблему. Главная его отличительная черта как руководителя — требовательность. Помню, вызвал к себе: «А что, путёвки в Пицунду сгорели?». Я пытался что-то объяснить про объективные причины, что за сутки их реализовать было невозможно, но его глаза налились гневом, оправдания мне не было.
Высокую планку требовательности Просянкин ставил и себе. Его отличали огромная работоспособность, обязательность, самодисциплина. Восхвалений в свой адрес не терпел: «Поменьше дифирамбов, если будете писать. Это же не я какой-то особенный, просто мне на людей везло, с которыми довелось работать».

«Останусь в тепле…»

Став почётным гражданином Северодвинска в 60 лет, Григорий Лазаревич очень дорожил и гордился этим званием. Запомнился его приезд в Северодвинск по случаю 60-летия города. И на торжественном вечере в драмтеатре, и на приёме у мэра гость из Севастополя был, без преувеличения, главным действующим лицом и героем. Собравшиеся в зале стоя приветствовали его продолжительной овацией.
Он любил наш северный город, заводы-гиганты, которыми руководил. «Я очень доволен, — говорил он заезжавшим в Севастополь журналистам, — что судьба привела меня в Молотовск. Работа там была прекрасная. Я не замечал дней — так стремительно они летели. Таких заводов в стране больше нет. И я горжусь, что работал там».
Спустя годы, уже на склоне жизни, он сделает откровенное признание:
— Меня не раз сватали в Москву, а я говорил: не хочу. Лучше переведите на юг — скажем, в Севастополь, к морю, как я привык, там поработаю, там потом и останусь в тепле. Бутома мне обещал, но выполнить своё обещание не успел. Когда Белоусов стал министром, о новой работе речь уже не шла, но переехать на юг он помог. Написал мэру города и на Севастопольский морской завод, чтобы за счёт лимита министерства мне дали жильё…
«Останусь в тепле…» — человек, проработавший сорок три года в условиях Крайнего Севера, имел право сказать такие слова. За два года до этого признания, в январе 1986 года, директор Севмаша выводил из дока очередную подлодку. Открытые ворота при жуткой стуже сделали своё дело — подорвав здоровье некогда могучего человека. Последствия этой простуды будут давать о себе знать до конца жизни.
Имя Григория Лазаревича Просянкина занесено в Поморскую энциклопедию. Он Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий, кавалер трёх орденов Ленина. Григорий Просянкин оставил о себе добрую память: о его работе на беломорской земле напоминают северодвинцам площадь его имени и мемориальная доска.

НЕПОВТОРИМОЕ ВРЕМЯ. Каждый из предшественников шестого директора Севмаша в летописи предприятия представляет своё неповторимое время.
Сергей Александрович Боголюбов — военное лихолетье. Евгений Павлович Егоров — два десятилетия строительства АПЛ первого и второго поколений, а также совершенствование научно-технического потенциала верфи. А Григорию Лазаревичу Просянкину предстояло придать этому движению новый импульс. В эпоху Просянкина сдавались флоту самые большие атомные подводные лодки новых проектов.

Фото из архива музея «Звёздочки»

Comments are closed.

« »