MENU

1

19.12.2019 • Культура

Чернец Козьма Колмогорец

Три с половиной века возвышаются над устьем Двины стены храмов Николо-Корельского монастыря. И кажется, что имена их создателей безвозвратно канули в Лету. Что же, тем нужнее и интереснее труд историка! О жизни строителя обители игумена Козьмы в минувшее воскресенье рассказал посетителям городского краеведческого музея доцент САФУ Сергей Шаляпин.

Повествование Сергея Олеговича оказалось весьма увлекательным, но не в ущерб исторической достоверности: за каждым фактом стоит документ, необходимые же предположения также опираются на анализ того, что известно доподлинно. Впрочем, судьба игумена Козьмы и не нуждается в приукрашивании — в ней есть и некоторая загадочность, и поистине драматические, остросюжетные повороты. Впервые Козьма появляется в нашей обители в конце 1652 года. Ранее он был монахом Кирилло-Белозерского монастыря, руководил жизнью одного из его скитов — Ниловым. Известен он и как калли-граф — до нас дошли две переписанные им в 1640-х годах книги, из приписки к одной из них и известно о его малой родине: он называет себя «многогрешным чернецом Козьмой Колмогорцем». В 1655 году его упоминают уже как игумена Николо-Корельского монастыря. К тому времени обитель в материальном отношении находилась в сложном положении — деревянные храмы (среди них и уникальный — с 70-метровым шатром) обветшали, доходов же монастыря явно не хватало для полномасштабного строительства. Отец Козьма оказывается весьма успешным администратором: за десять лет доходы монастыря возрастают в двадцать (!) раз — за счёт развития торговли солью, хлебом, рыбой, а также кирпичом, производимым на построенном собственном заводе.
Сергей Олегович осторожно предполагает, что, помимо несомненных организаторских талантов игумена, роль могло сыграть и вероятное участие в судьбе беломорской обители самого патриарха Никона — тот, как известно, бывал у нас во время одного из путешествий на Соловки, в том числе и служил благодарственную службу после спасения во время бури…
Именно при Козьме в монастыре появляются доныне сохранившиеся в том или ином виде здания Успенской церкви с трапезной палатой и помещениями келарской, Никольского собора, колокольни поварни. Строили их, видимо, мастера из Соли Галичской.
Но затем наступают трудные для игумена времена.
В монастыре поднимается настоящий бунт, настоятеля изгоняют, затем он попадает в опалу и с 1676 года семь лет проводит в ссылке на Соловках, где простым монахом поёт и читает на клиросе. Лишь в 1683 году его возвращают в Никольскую обитель, где и заканчивается его земная жизнь. Похоронен он в «палатке» под крыльцом Никольского собора…
Вдумчивый зритель может о многом узнать и из выставки «В лето 1419» [6+], посвящённой 600-летию первого упоминания об обители — предшественнице Северодвинска. Здесь представлены и крест XVII века из Успенской церкви, и картины с изображением зданий монастыря — таких, какими их видели художники начала ХХ столетия, в том числе Борис Шергин и Степан Писахов, и уникальный рисунок конца XVIII века, и современные фотографии, сделанные специалистами Севмаша.
Следует сказать спасибо инициаторам выставки Сергею Шаляпину и краеведу Василию Абрамовскому, а также её куратору от городского музея Елене Сусляевой.

Подготовил Иван СВЕТЛОВ

Фото автора

Comments are closed.

« »