MENU
5

03.10.2019 • Колонка редактора

Комиссар «Сиверко»

Воспоминания участника первого студенческого строительного отряда Геннадия Мелихова

Летом 1969 года самый первый студенческий строительный отряд Севмашвтуза «Сиверко» дружной компанией из четырёх десятков человек ехал с Русского Севера в далёкий Казахстан. Комиссаром отряда был назначен наш сегодняшний герой Геннадий Мелихов. От этой поездки у Геннадия Васильевича осталось много фотографий, а хороших воспоминаний и того больше.

 

55

 

Конкурс на название

А началось всё в феврале 1969-го. Студент II курса, член комитета ВЛКСМ Геннадий Мелихов шёл по Севмашвтузу и увидел объявление: «Желающих поехать летом в студенческий строительный отряд просим подойти в комитет комсомола».
В течение недели в стройотряд записались 62 человека.
— Перед нами поставили задачу сформировать отряд из 40 человек для сдачи «под ключ» восьмилетней школы в совхозе имени Абая Чкалов-ского района Кокчетавской области в Республике Казахстан, — рассказывает Геннадий Васильевич. — Нужно было выполнить штукатурные работы, настелить полы, установить ок-на, двери, сантехнику, построить автономную кочегарку. Командиром отряда избрали Михаила Фролова, меня — комиссаром.
Кстати, комиссар — очень важное звено стройотряда. Командир исполнял скорее хозяйственные функции. А комиссар следил за работой, договаривался по различным вопросам, занимался организацией досуга стройотрядовцев. Ну и, конечно же, отвечал за дисциплину.
Значимым стал вопрос и с названием стройотряда. На него даже объявили конкурс. Были варианты — «Корабел», «Помор»… Но что-то не подходили они. А тут предложили: «Сиверко». Это северный ветер, а стройотрядовцы ведь ребята с Севера. Так и решили.
Ехать-то собрались, а вот навыков работ шкукатурных и сантехнических у ребят не было. Но они сориентировались, нашли знакомого прораба (его участок в то время строил гостиницу «Беломорье» на пр. Труда) и организовали производственную практику в выходные дни.

Бараны против белых медведей

Привезли стройотрядовцев на место. Вокруг голая степь. Одни столбы линии электропередачи вдоль железной дороги. Но вот подъехали три грузовика и два автобуса, остановились метрах в пятидесяти. Выходит представитель совхоза и начинает говорить по-казахски. Все напряглись. А представитель рассмеялся и говорит: «Ладно, ребята, не мучайтесь. Я и по-русски могу».
Поселили стройотрядовцев в одноэтажном, отремонтированном бараке по четыре человека в комнате. Было всё как у людей: постельные принадлежности, кровати, столы, тумбочки, вешалки. Но вот туалеты и умывальники находились на улице.
Геннадий Мелихов вместе с секретарём комсомольской организации составили план мероприятий, чтобы получше познакомиться с местным населением.
В планы входили концерты, спортивные состязания и конкурс профессионального мастерства. С футболом, кстати, чуть не вышла заминка.
— Мы трудились так, что даже руки потом не разгибались, — делится Геннадий Васильевич. — А по планам у нас был футбол с местными. Я к ребятам: «Ну что, поиграем?». Они мне: «Да какой там футбол, ты смеёшься? Ноги еле ходят, спина болит». Ладно. Я пошёл на хитрость. Отправился в клуб, нашёл художника, который рисует афиши. Договорился с ним, и он мне на ватмане сделал плакат с такой надписью: «Наши бараны порвут ваших белых медведей». Я повесил его на дверь. Ребята пришли и спрашивают, что это такое. «Не знаю, — говорю, — сам удивляюсь». Тут все как завозмущались: «Да как это! Что они нас — порвут? Ну-ка, комиссар, назначай встречу, будем играть». Спартакиада прошла нормально.

«Септик обвалился!»

По основной работе стройотрядовцы столкнулись с трудностями при рытье котлована для обустройства септика. Это такое сооружение размером 4х4х3 метра со стенами из бутового камня. Почва была трудная: глина, камень, песок.
— В каменоломнях взорвали скалу, и из её обломков нужно было выложить стенки толщиной полметра. Выложить настолько прочно и плотно, чтобы нечистоты не попадали в почву, — расссказывает Геннадий Васильевич. — Вырыли котлован, подъехал грузовик, скинул на дно камни — работайте. У нас глаза на лоб полезли. Мы думали, что стены будут из кирпича, на что мастер и говорит: «Глаза боятся, а руки делают. Кладите рас-твор». Мы ждали, а он берёт из кучи камень и устанавливает его на угол, потом второй, третий, четвёртый. За час из этой груды камней получился приличный угол. Пробовали просунуть мастерок между камнями — не проходит. Пришла следующая машина, теперь мы укладывали камни. Устали. Это было в первый день, а потом дело пошло. За две недели справились с работой. Сверху положили бетонные плиты, засыпали землёй. И вдруг слышим крик: «Комиссар, септик обвалился!». У меня душа в пятки. Прибежал и обрадовался: стены стоят, а сломалась одна из бетонных плит. Дополнительные трудности, но работу мы сдали на три дня раньше срока.

Про сухой закон

Первое время питались в совхозной столовой. А потом решили построить свой пище-блок. Материал стройотрядовцам дали, котлы, печку. Питались нормально: мясо, птица, крупы. Даже гуси были. А вот что касается спиртного, действовал сухой закон. Правда, по признанию Геннадия Васильевича, под койкой у него стоял ящик местной водки (для рабочих нужд).
В связи с этим был интересный случай. Собрались в комнате человек десять, говорят комиссару: «Может, как-нибудь исключение сделаешь?». А Мелихов с командиром ни в какую. Тут один товарищ говорит: «Я бы бутылку выпил через соску. Но вы все скидываетесь по рублю. В противном случае откупаю бутылку»
— Мы изумились, я достал водку для. А за соской побежал к врачу, — рассказывает Геннадий Васильевич. — Но её не достали. Парень говорит: «Могу и из напёрстка». Его тоже не нашли. Тогда он выпил бутылку из горла в два захода. К вечеру парня развезло. Потом уже в Северо-двинске ребята признавались, что втихомолку от меня всё же употребляли.
На День ВМФ совхоз организовал стройотрядовцам поездку в удивительное место — Щукинское. Кругом степь была, а тут вдруг, горы, сосновый лес, озеро…

Чуть знамя не потеряли

Комиссия приняла объект от стройотрядовцев с оценкой «хорошо». Когда они узнали, сколько заработали, чуть не ошалели. Получалось, что, скинувшись втроём, можно было купить «Запорожец». Геннадий Мелихов, к примеру, купил себе мотоцикл «Ява-350», и ещё кое-что осталось.
— Мы, кстати, завоевали переходящее Красное знамя среди районных отрядов. — вспоминает Геннадий Васильевич. — Когда домой поехали, поручили везти его секретарю комсомольской организации Александру Барышеву. В Москву приехали: сентябрь месяц — билетов нет. Но на Ярославском вокзале была отдельная касса, и там сидел дежурный из ЦК комсомола. Мы к нему — так и так, едем с целины. Билеты появились. Но пришлось ехать по семь человек в купе. Приехали утром, а поезд из Москвы уходил ночью. Поехали мы на экскурсию, а вещи сдали в камеру хранения. Подъезжаем к Ярославлю, а знамени-то и нет! Оказалось, Барышев его в камере хранения оставил. Мы его за ним обратно и отправили. Знамя потом передали в комитет комсомола. Но оно, к сожалению, не сохранилось.

Фото Татьяны Воротынцевой и из архива Геннадия Мелихова

Comments are closed.

« »