MENU
44

19.09.2019 • Колонка редактора, Общество

«Тайфун» несётся на Москву

Студенческие отряды 80-х годов – это не только стройка, но и поезда

Чем в 70—80-х годах занимались студенты во время летних каникул? Думаете, отдыхали? На самом деле многие работали в стройотрядах.
И пусть название не сбивает вас с толку, знайте: стройотрядовцы занимались не только стройкой. К примеру, нынешний директор 20-й школы Андрей Алексеевич ПРОТАСОВ с 1985 по 1988 год работал в первом в городе железнодорожном отряде «Тайфун». Он один из членов оргкомитета, который занимается подготовкой к грядущему 50-летию движения стройотрядов в Северодвинске.

4
И учились, и работали Принцип стройотрядов прост и понятен: студенты во время каникул выполняли различные работы на объектах народного хозяйства. И если они могли строить, то почему бы и не поработать проводниками? «Тайфун» был ответственен за рейсы из Архангельска в Москву и обратно. Все члены отряда были студентами Севмашвтуза. Причём в течение учебного года они не просто сидели на лекциях, а уже вовсю работали — по системе «завод—втуз». Полгода учились на дневном, полгода — на вечернем, совмещая с работой в цехах. А летом уходили даже не на каникулы, а в отпуск.
Многие студенты не использовали эту возможность отдохнуть и даже в июле-августе шли работать в стройотряды на месяц-полтора. На железной дороге молодые и готовые к труду студенты оказались очень кстати.
— Думаю, давала о себе знать кадровая нехватка, ведь в то время железная дорога не приносила больших заработков. Кроме того, в летний период увеличивалось число рейсов, рук не хватало, — поясняет Андрей Протасов.

Не ради денег

— Что именно вам нравится в поездах? — спрашиваю Андрея Алексеевича.
— Всё, — следует простой ответ.
Сам он изначально пошёл работать на железную дорогу именно потому, что ему были интересны поезда. Студенты могли выбирать, в какой отряд пойти: работать строителем или проводником. Некоторые успевали попробовать и то и другое. А вот нашего героя на стройку не тянуло. И пусть на железной дороге зарплата была чисто символическая, деньги для студентов и не были основной целью.
— Отпускных, которые выдавали на заводе, нам вполне хватало. Мы больше ценили саму атмосферу стройотрядов, нам нравилось вместе делать новое интересное дело, — вспоминает Андрей Алексеевич. — У нас не было усталости, мы были полны сил. Ведь для нас это не было рутинной работой.
Отсюда и больше внимания к пассажирам, которые порой даже удивлялись тому, что к ним относятся настолько по-человечески. К примеру, стройотрядовцы могли позволить себе заваривать чай не по норме, а не экономя заварку. Вроде бы мелочь — а приятно. Или, например, если мать с ребёнком не смогла купить билеты в плацкарт или купе и ехала в общем вагоне, где не было предусмотрено постельное бельё, то для неё старались найти одеяло и подушку. Хоть и не положено, но хотелось помочь человеку. И это было совсем не
в тягость.

Главное — общение

— Главное, чем мне помог стройотряд в жизни, — общение с самыми разными людьми, из разных слоёв общества, — подчёркивает Андрей Протасов.
Ездили в поездах и большие семьи, и чиновники, и военные, и даже лица, только-только освободившиеся из мест лишения свободы. Кто-то занимал купейные вагоны, другие располагались в плацкартных. А были в то время ещё и общие вагоны, в которые заходили по билетам без мест: сколько людей влезало, столько и ехало.
— Как-то в августе, когда в лесу уже пошли грибы да ягоды, в общем вагоне чуть ли не на ступеньках люди висели. Народу набиралось столько, что я из своего купе проводника выйти не мог, — с улыбкой вспоминает Андрей Алексеевич.
Захаживали в поезд и иностранцы, что для тех лет было большой редкостью. Так, в 1985 году, в год, когда в Москве проходил Всемирный фестиваль молодёжи и студентов, въезд в Москву ограничили, отчего пассажиропоток стал ниже обычного. И как-то во время ночной смены на небольшой станции в Вологодской области зашли две девушки. На первый взгляд ничего примечательного в них не было, разве что молчаливые — только улыбались да кивали. А утром, во время милицейской проверки, выяснилось, что эти девушки — француженки. С иностранными паспортами, с цветными фотографиями!

Получили профессию

Разумеется, на железную дорогу студенты приходили не просто так. В течение целого учебного года они готовились к этой работе, проходили занятия по устройству вагона, правилам техники безопасности, документации проводника, требованиям СанПиНа и не только. Так что в теории все «тайфуновцы» могли бы и устроиться на постоянную работу проводниками поезда.
С другой стороны, в таких буднях не было бы уже самого главного — духа стройотрядов, коллективного труда. Пусть во многом работа проводника — индивидуальная, но важна была и общность, возможность побеседовать с товарищем.
И ощущалась в таком труде какая-то лёгкость.
Скажем, после прибытия в Москву почти целый день удавалось погулять по городу (один из двоих проводников оставался сдавать бельё, другой был свободен). А после обратного рейса получалось съездить домой в Северодвинск, тут тоже чередовались с напарником, так как в обязанности стройотрядовцев входила ещё и охрана вагона. Радовались тогда всем возможностям.

Ещё один отряд

Любопытно, что во время нашего интервью с Андреем Алексеевичем в кабинет к нему зашёл ещё один бывший стройотрядовец, доросший до должности директора (но уже 23-й школы), — Владимир Николаевич Малышев.
Он трудился в стройотряде «Звезда» в Котласе. И тут речь идёт о настоящей стройке, работы выполняли различные: проводили газовые трубы в домах, бетонировали дороги, строили складские помещения… Это было и интересно, и познавательно, и в то же время приносило неплохой заработок. Хотя деньги, как и в случае с железной дорогой, стояли не на первом месте. Важнее было общение и возможность попробовать себя в новой профессии.
Складывается впечатление, что во многом дух стройотрядов был в том числе и духом того времени, духом молодости и готовности к новым свершениям. Всё это и есть стройотряды.

НА ВСЕХ ДОЛЖНОСТЯХ
Отучившись в Севмашвтузе на инженера-механика судовых энергетических установок, Андрей Протасов принял решение пойти работать в школу № 10 учителем труда. Параллельно заочно получал высшее историческое образование в архангельском ПГУ.
С 2001 года стал директором ЦЮНТТ (ныне Северный кванториум), а с 2010 по сегодняшний день возглавляет 20-ю школу.
Без сомнений, опыт работы в стройотряде был полезен ему на всех должностях. И в то же время в работе проводника помогали образование, разряд слесаря-монтажника судового, жизненный и производственный опыт.
Фото автора и из личного архива Андрея Протасова

Comments are closed.

« »