MENU
476_d1102

11.09.2019 • Колонка редактора, Общество

Жизнь под снос?

Северодвинка вынуждена жить в аварийном доме без электричества, воды и канализации

Бывая в старом городе, наверняка вы замечали, как он преображается. На месте ветхих «деревяшек» появляются стройные ряды новостроек. Вместе с тем много ещё покосившихся домов с заколоченными фанерой окнами, которые ждут своего часа. И трудно представить, что там всё ещё живут люди.

За закрытой дверью

В дом 42/18 на пр. Беломорском мы приехали по просьбе бывшего жильца (он просил не называть имя). Его семья полгода назад переехала в новую квартиру по программе переселения из ветхого и аварийного жилья. Но в старом доме, который вот-вот пойдёт под снос, ещё есть жильцы. Две семьи ждут решения суда по сумме доплаты между выкупаемым и новым жильём.
И в соседнем подъезде, который осенью прошлого года был отключён от воды, электричества, канализации, живёт одна пожилая женщина. Причём в таких условиях она коротала всю прошлую зиму.
Около кривого дверного косяка в подъезде сохранилась реклама одного из сотовых операторов: «Подключим к интернету и домашнему ТВ». Но для единственной жилицы подъезда сейчас это самая неактуальная информация.
При входе на лестничную клетку сразу хочется заткнуть нос, спасаясь от запаха гари и нечистот. По перекошенным ступенькам с трудом можно забраться на второй этаж. В коридорах — разбитые унитазы и остатки мебели. Квартиры, в которых когда-то протекала обычная жизнь, стали временным приютом для бездомных. В этом подъезде закрыта только одна дверь. Наш провожатый постучал в неё условным сигналом.
— Это вы? Заходите, — встречает нас пожилая женщина в дублёнке и валенках. — Я чужим дверь не отворяю. Люди нехорошие ходят, обокрасть могут запросто. Недавно пожар был в соседней квартире, бомжи костёр разожгли. Погреться хотели, а чуть дом не спалили. Хорошо, меня пожарные разбудили, так и спаслась.
Ирине Викторовне 69 лет, большую часть жизни прожила вместе с сыном. Придя из армии, он начал попивать, приводить дружков. Естественно, Родион (назовём его так) накопил долгов за коммунальные услуги. Менял места работы, нигде надолго не задерживаясь. И тут подвернулись ловкие риэлторы, предложили поменять благоустроенную квартиру на двухкомнатную в «деревяшке». Зато, мол, все долги по квартплате спишутся. Где же было матери предугадать, чем обернётся добрая воля агентов по недвижимости!
В 2008 году переехали в дом на Беломорском, который уже тогда был признан аварийным. Единственным собственником нового жилья посредники сделали сына, ничего не сказав Ирине Викторовне.

Греет только кошка

На новом месте так же быс-тро стали копиться долги. Сын и не думал платить за жильё. Мать, получающая мизерную пенсию, потихоньку, частями гасила суммы. Подъезд постепенно опустел, выезжали люди и из соседнего. Дом стали готовить к переселению и сносу. В мае этого года сын, который является собственником жилья, самостоятельно выбрал выгодный для себя способ переселения — получение выкупной цены за изымаемое жильё. Соответствующее заявление он написал в отделе муниципальной собственности КУМИ администрации Северодвинска. В мае этого года деньги перечислили ему на карту. Сумма немалая, на которую можно приобрести сносную однокомнатную квартиру, а тем более комнату. Но на какие цели перечислены деньги, мужчина быстро забыл.
Ирина Викторовна говорит: она случайно узнала, что сын получил деньги. С весны Родион живёт у сожительницы, которая наверняка могла узнать пин-код его карты. И тогда, уверяет Ирина Викторовна, плакали все денежки. Как и любое нормальное жильё.
Мать говорит, что не раз подходила к квартире подруги сына, звонила, стучала. Внутри были слышны шаги, но дверь никто не открыл.
А значит, пока пожилой женщине приходится жить в нечеловеческих условиях. В прошлом году после того, как бомжи вынесли из подъезда трубы внутренних коммуникаций дома (видимо, на металлолом), подключить воду и канализацию не представилось технически возможным. Главный враг женщины — постоянный жуткий холод, ведь в квартире нет отопления!
— Всё время хожу в валенках, зимой надеваю осеннее пальто, на него дублёнку. Вечером ложусь спать под двумя одеялами и прижимаю к себе кошку. С ней намного теплее… Свечку стараюсь зажигать лишь в крайнем случае, боюсь пожара. Где беру воду? Ношу из соседнего подъезда, где работают краны, иногда помогает сосед.
На кухне ещё стоят плиты — газовая и маленькая электрическая. Понятно, что сейчас они стоят без дела. Жилица говорит, что утром она бегает в ближайшее кафе, чтобы выпить горячего чаю с пирожком. Чайник-то дома тоже не согреть. Питается консервами с хлебом, на овощи и фрукты денег не хватает. Ведь ей ещё приходится рассчитываться за долги сына по квартплате. Он так нигде и не работает, и с неучтённых доходов вычесть деньги невозможно, а пенсия матери, прописанной по этому адресу, на виду. Кстати, она всегда и везде ходит с документами. Паспорт с пропиской — её последняя зацепка за нормальную жизнь.

Счастье — свой угол, тепло и вода

Конечно, в том, что дошла до жизни такой, можно винить и саму нашу героиню. Неправильно воспитала сына, не вникала в документы, не заработала приличную пенсию. Можно догадаться, что женщина выпивает. От невыносимой жизни, а сейчас чаще для того, чтобы согреться.
По словам неравнодушного молодого человека, по чьей инициативе мы пришли сюда, Ирина Викторовна вполне может пополнить ряды бездомных людей. С точки зрения законодательства, чиновники администрации города всё сделали правильно, к бумагам не придраться. Как только последние жильцы съедут из соседнего подъезда, дом будет снесён. Даже то, что женщина прописана здесь, не является препятствием: сын в ближайшее время может снять её с регистрации.
Чтобы хоть как-то повлиять на судьбу женщины, мы отправили сигнал в отдел опеки и попечительства администрации Северодвинска. Его руководитель Оксана Краснова с человеческим участием отнеслась к проблеме.
— Наши специалисты сходили на дом к И.В. Смирновой, — рассказала Оксана Николаевна. — Действительно, живёт она в нечеловеческих условиях. Всё, что в наших силах сделать, мы сделаем. В первую очередь будет оказана адресная помощь на приобретение продовольственных товаров. Такая мера поддержки предусмотрена для малоимущих граждан за счёт муниципальной программы — она носит разовый характер и предполагает выделение суммы до 6 000 рублей в год.
Также в случае оформления необходимых документов возможно проживание в Северодвинском доме-интернате для престарелых и инвалидов. Но это — только в случае её согласия.
Увы, нам Ирина Викторовна прямо сказала, что в интернат не поедет:
— Нет, нет! На кого я кошку оставлю? Если бы мне могли выделить хоть комнатку с водой и отоплением из маневренного фонда… Больше мне ничего и не надо.
Будем надеяться, что найдётся хоть какой-то выход из такой сложной ситуации…

Наталья ТРОФИМОВА
Фото автора

Comments are closed.

« »