MENU
Вот такая реклама подписки с  увесистыми каталогами размещалась в газете «Северный рабочий» в начале 2000-х. Вот такая реклама подписки с увесистыми каталогами размещалась в газете «Северный рабочий» в начале 2000-х.

22.03.2019 • Авторская колонка

Судьба сквозь призму прессы

Недавно узнала, что молодое поколение, выросшее уже в годы перестройки, даже не подозревает о том, что на газету или журнал можно подписаться и получать их прямо в почтовый ящик. То есть институт распространения печатных изданий через подписку исчезает из реалий жизни современного человека. Как и сама печать — газеты, журналы. Сейчас средство информации, друг и товарищ, советчик и родитель — это интернет, только к нему и прибегает современная молодёжь.

Журнал как информатор и советчик
Помнится, в моей семье отец выписывал газету «Правда» и журнал «Охота и охотничье хозяйство»: газета держала его, политинформатора, в курсе политических событий, а «Охота» как-то помогала бегать по лесам с ружьём. Мать всегда выписывала городскую газету «Северный рабочий» и журнал «Семья и школа» (она была недоучившейся учительницей, и этот журнал, видимо, помогал ей воспитывать нас с сестрой. Ей он был ближе, чем женский журнал «Работница», хотя и его выписывали). Мне, когда пошла в школу, выписали журнал «Костёр» и газету «Пионер-ская правда», где, между прочим, целиком публиковали книги А. Волкова — «Волшебник Изумрудного города» и её продолжения. Младшей сестре — «Мурзилку» и «Весёлые картинки». Никто не был обижен.
Общесемейными были сатирический журнал «Крокодил», общественно-политический «Огонёк» и журнал для чтения «Роман-газета», где печатались все новинки советской литературы.
В институте мать выписала мне физико-математический журнал «Квант», и я листала его со священным трепетом — таким он мне казался умным и значительным. Сама себе в студенческие годы я выписывала «Студенческий меридиан» и немецкий журнал «Посейдон» о подводном спорте, который читать не могла, поскольку он был на немецком языке, но с удовольствием рассматривала иллюстрации. Стоила такая подписка копейки.
Выписывала ещё иногда модные журналы. Вот они-то были дорогими и выходили нечасто, но нам, молодёжи, эти журналы были нужны, потому что мы хотели одеваться всё-таки в ногу с модой, а вещи себе мы или шили сами, или заказывали в ателье: взять-то их иначе было негде!
Вся правда наизнанку
Грянула перестройка, и именно в журналах стали появляться первые ужасные статьи, от которых волосы вставали дыбом, — статьи с «правдой» о нашей истории, которая и не была никогда нам известна. Она вываливалась на наши бедные головы из любой газеты, из любого журнала (даже «Трамвая» и «Мурзилки»), с экрана телевизора. Волосы точно стояли у нас на макушке дыбом, но 90% жителей не принимали и не оправдывали открытие этой «правды» населению. Журналы и газеты тогда разнесли в клочья нашу страну.
Десяток лет историю в школах толком не преподавали: не знали, что ученикам говорить, где правда, где ложь. Именно из-за этого разгула ненормальной, запретной ранее информации страна за пять лет превратилась в бандитско-ментовской лагерь, где мораль была растоптана, и любого гражданина могли прищучить и с той, и с другой стороны. Обидеть мог каждый, а защиты не было ни от кого.
В эти годы я стала выписывать литературные журналы — до 30 наименований: думала, в них-то и сконцентрируются документы, вся правда обо всём, они ведь толстые, солидные. Но лет пять ещё толстые журналы, в отличие от пройдошливого тонкого «Огонька», молчали, по инерции продолжая выдавать всё ту же советскую туфту — произведения соцреализма, хотя и не отказывались теперь от клубнички: романы Агаты Кристи, Чейза, Сименона и других зарубежных детективщиков, фантастов заполонили приличные раньше журналы. Они как будто соревновались в том, кто продемонстрирует большую безвкусицу.
Лишь лет через пять толстые литературные журналы стали выдавать и классику зарубежной литературы, и наши исторические документы… Думалось, что всё это будет со временем читаться. Но само время уже опережало редакционные планы. Даже наша городская газета «Северный рабочий», по-моему, плавилась и шипела от быстрой смены происходящих событий.
И вот теперь, через каких-то десять лет, люди уже не знают, что газету можно выписать к себе домой…
Фото из архива редакции

Comments are closed.

« »