MENU
12

23.01.2019 • Первая полоса

Плита как фактор риска

Поговорить об этом в редакции мы пригласили экспертов. За минуту до начала круглого стола стало известно, что двух представителей северодвинского филиала Архоблгаза, к которым было больше всего вопросов, — ведущего инженера ПТО и старшего мастера аварийно-диспетчерского участка — не будет.

Кто должен отвечать за то, чтобы взрывы бытового газа в домах не повторялись?

Пачка молока спасла жизнь
Признаемся: в нашей практике такое впервые. Мы отправили в ведомство официальный запрос, ответ опубликуем позже. И всё же что обсудить было и без газовиков. Беседу вели ведущий специалист отдела гражданской защиты администрации Вячеслав ШИРИН, руководитель городской службы спасения Константин ОКУЛОВ, неравнодушный общественник Константин ТАРАБЫЧИН.
Вячеслав Андреевич рассказал об итогах месячника, проведённого осенью представителями разных служб. Тогда из 1021 газифицированного дома в городе проверили 801. Проинструктировали почти 17 тысяч человек, выявили 178 нарушений.
Первыми в списке на проверку значились так называемые неблагополучные квартиры. Однако пенять исключительно на эту категорию нельзя: беда может случиться в любой семье.
В пример Константин Тарабычин привёл историю, произошедшую четыре года назад.
— Я вышел в магазин поздно, ближе к полуночи: жена отправила за молоком. Чувствую: в подъезде запах противный. Пока ходил туда-обратно, он усилился. Спрашиваю жену, чем пахнет. «Это газ!». Я тут же звоню в 112: приезжайте на Торцева, 67! — эмоционально рассказывает Константин.
Газовики вычислили квартиру, из которой шла утечка. На звонки не отвечали, пришлось проникать внутрь через окно. Оказалось, устав от дел, молодая мама заснула. А двое её малолетних детей открыли вентили конфорок, пока играли.
— Они, слава богу, остались живы — угорели немножко, — продолжает Константин. — Но если бы я тогда случайно не пошёл в магазин и не почувствовал запах, трагедия могла случиться совсем рядом.

Большая ошибка государства
Причин того, что они всё-таки случаются везде по стране, много. Тут и состояние большинства внутридомовых сетей, и устаревшие газовые плиты, и человеческий фактор. Добавьте нежелание государства брать на себя ответственность за происходящее. Иначе объяснить реформы
90-х—начала 2000-х годов, в результате которых контроль за состоянием газовых плит переложен на плечи собственников жилья, сложно.
Сегодня за газовое оборудование, расположенное до подъезда, отвечают газовики. За трубы в подъезде, от входа до дверей, — жилищники. В самой квартире, если она приватизирована, — собственники.
— Начинать надо с законодательной базы, — считает Константин Окулов. — Большой ошибкой государства стало то, что безопасность плит дали на откуп жильцам, а не газовикам, как это было раньше.
Без воли первых никто в квартиру с рейдом не зайдёт. Кроме того, график проверок сегодня составлен так, что оставаться дома в рабочее время людям крайне невыгодно. Это деньги семьи.
— Я думаю, если бы газовая служба проверяла оборудование в вечернее время, процент неоткрытых дверей заметно бы сократился, — считает Константин Григорьевич.

Датчик по цене телефона
Среди участников нашего круглого стола лишь один не пользуется газом.
— Но мы столько сил положили на то, чтобы найти квартиру именно с электрической плитой, — призналась редактор Елена Никитина.
Между тем беседа с застройщиками накануне круглого стола показала: в новостройках газовые плиты не применяют. Тот же «Аквилон-Инвест», например, с 2003 года с газом дела не имеет. Однако сейчас на пересечении пр. Беломорского с ул. Советской строится первый за последние несколько лет дом (социальный) именно с газом. У проектировщиков нет какого-либо требования предусматривать в них устройства, перекрывающие подачу голубого топлива при его неконтролируемом выходе. Такие датчики устанавливают только на ряде промышленных зданий. Многоквартирным домам такая «сигнализация» не помешала бы. Однако государство вряд ли возьмёт на себя эти затраты: скорее, издаст закон, обязывающий население оборудовать дома газоанализаторами.
— Но это будет даже не пенсионная реформа и не мусорные свалки с протестами. Считайте сами: один прибор стоит от 12 до 25 тысяч рублей, — объясняет Константин Окулов.
— На мой взгляд, это должно быть просто обязательно. Сейчас мобильный телефон стоит дороже, — парировал Константин Тарабычин. — Мы же скидываемся на счётчики на воду, скидываемся на капремонт. Зачем тратить эти средства, если в секунду дом может взорваться?
Откуда у одинокой бабушки 80 лет такие средства — вопрос риторический. А ставить газоанализатор в подъезде, по мнению главного спасателя города, бессмысленно. Если в квартире плотная герметичная дверь и там скопился газ, да ещё и прочные пластиковые окна стоят, рвануть может весь дом.
— Пусть уловит газ в подъезде — начнём с этого, — считает Константин Тарабычин. — Газоанализаторы должны быть, а в деревянных домах ещё и огнетушители.

Заложники ситуации
Меж тем вопрос установки газоанализаторов в квартирах с газовыми плитами Минстрой прорабатывал ещё в 2017 году. На федеральном уровне предложение не поддержали из-за высоких затрат.
Могла бы решением проблемы стать система страхования, когда по полису страхования дома оборудование регулярно проверяют специалисты? Или схема, когда город компенсирует жильцам определённый процент за установку газоанализатора?
— Я уверен, есть новые технологии, о которых мы не знаем и которые в разы дешевле, — считает Константин Тарабычин. — Политической воли не хватает. Я не понимаю, почему кардинальных действий не принимается? Сколько бы это ни стоило, это дешевле жизней наших людей.
— Вы говорите, чего бы это ни стоило… Вот вам пример: месяца два или три назад облгаз перестал принимать вызовы аварийной службы в ночное время, — рассказывает Константин Окулов. — Причина: зарплаты настолько мизерные, что никто не хочет идти работать в «аварийку». А это гигант-ская ответственность. Плюс ко всему время реагирования службы — 40 минут. Это очень долго.
Спасатели выезжают на каждый вызов по утечке газа.
В 2014 году было 15 таких случаев, в 2015-м — 11, в 2016-м — 7, в 2017-м — 5, в 2018-м — 17. Были у нас и взрывы с кратко-временными вспышками. Совет в такой ситуации один: как можно быстрее звонить спасателям. Чтобы по крайней мере тех, кто ещё жив, спасти. А если чувствуете запах газа, тут же сигнализируйте и в горгаз, и в ЕДДС, и спасателям.

Выход — через вентиляцию?
Нынешние трагедии всколыхнули волну обсуждений и на федеральном уровне. Среди предложений — запретить использование газа в многоквартирных жилых домах, как во вновь строящихся, так и в экс-плуатируемых. Переоборудовать плиты можно было бы за счёт средств Фонда капитального ремонта.
Поднимался и вопрос о расширении полномочий представителей газовых служб. По мнению депутатов Госдумы, их нужно наделить полномочиями вскрывать квартиры, куда газовиков не пускают для проверки оборудования. Говорят и о поправках в Жилищном кодексе. По мнению депутатов Госдумы, внутридомовое и внутриквартирное газовое оборудование необходимо объединить в единый комплекс и наделить управляющие организации правом от имени собственника заключать договоры на техническое обслуживание и следить за их исполнением.
Ранее Минстрой также выступил с идеей оборудовать все газовые плиты специальными устройствами, предотвращающими скопление несгоревшего газа. Однако речь идёт о новых плитах. Модернизировать старые газовые, которые стоят в большинстве домов, практически невозможно.
Звучали и предложения разработать законопроект по замене пластиковых окон на деревянные в многоквартирных домах с газовыми плитами. Раньше при взрыве выбивало стёкла и часть ударной волны вырывалась наружу. Современные усиленные стеклопакеты не дают ударной волне рассеиваться, и нагрузка идёт внутрь дома. Есть и такой совет — не лениться писать жилищникам заявки на проверку вентиляции: при нормальной её работе взрывоопасной концентрации газа не будет.
Пока ясно одно: без государственной помощи проблему взрывов бытового газа глобально не решить. Сейчас остаётся уповать лишь на самих себя. И молиться, чтобы достались хорошие соседи.

Фото Михаила Тараканова 

***

Константин Тарабычин:
— Трагедии происходят рядом. Почему нет реакции общества, газовиков, хозяйственников от администрации? Надо в колокола бить: люди гибнут в мирное время! И принимать решения.

 

Comments are closed.

« »