MENU
6

11.01.2019 • Колонка редактора

Секреты поморского Рождества

Сейчас всё больше людей всерьёз интересуются историей и традициями родного края, некоторые даже пытаются следовать им. А ведь в нашем поморском крае они самобытны и несут огромный смысл. Особенно интересны «правила» празднования Рождества и зимних святок — с 7 по 18 января. Смысл некоторых слов из прошлых веков мы сейчас даже угадать не сможем. Предлагаем вам исследовательский материал (печатается в сокращении) группы «Поморская почта. Беломор» в социальной сети «ВКонтакте».

Что такое окошки-душнины и для чего славильщикам трубы?

Поём — когда светло
По данным этнографов, в Поморье тех, кто в эти дни славил рождение Христа, называли славильщиками, чтобы «Христа славить». Это значит — петь под окнами домов рождественские песнопения. Все исполняемые славильщиками рождественские пожелания хозяевам домов (они назывались рацеи) заканчивались просьбой о праздничном подаянии. Например:
Пришло Рождество
к господину под окно.
Подавай: золоту гривну,
На верьх козульку,
Да маслица чечульку.
Подаяние славильщики собирали в специальную холщовую затягивающуюся сумку-мешок на длинной, переброшенной через шею тесьме. Сумка эта у поморов называлась «киса» (кстати, вероятно, от этого слова происходит и уменьшительное название мешочка для табака — кисет).
В Поморье славильщики пели свои рождественские песни на улице. Входить внутрь домов им строго запрещалось. Угощение от хозяев они получали через специальные маленькие окошечки. Исключением из этого неписанного правила были маленькие дети, реже подростки, которые ходили славить исключительно в дневное время. Входя в дом и предварительно помолившись на иконы, дети исполняли хозяевам простенькие святочные песнопения.

Северный Юль
Среди детских поморских рацеек обращает на себя внимание коротенькая святочная песня про «махонного Юльцика». Это маленькое святочное существо с рождественской дудочкой, которое у жителей Архангельской области (Поморья) отождествляется с новым народившимся годом и зимними святками. Поморский Юльцик интересен тем, что аналогичный персонаж есть и у соседних с поморами скандинавских народов (норвежцев, датчан и шведов), а также у финнов, под общим для северян именем Юль (YuL). Судя по всему, отсюда же берёт своё начало и северное новогоднее пожелание — God YuL!
Возможно, что имя Юльцик (Юльчик) связано с древним Юлианским календарём, по которому до сих пор ведёт своё летоисчисление русская православная церковь. Или он связан с юлой, по-поморски «вьюном», символом круговорота. Вьюн — это древний символ года, который находит отражение в спиралевидных извитых формах поморского новогоднего печенья (козуль).
Один из пинежских вариантов короткой детской рацейки про Юльчика звучит так:
Махонной Юльцик
Сел на стульцик
В дудоцьку играт,
гостей созыват:
Хозяин со хозяюшкой,
подайте шаньгу,
Да калач, да козульку!
С Рождеством Христовым!
Славильщиков, особенно детей, хозяева воспринимали как представителей Рождества, сборщиков особого подаяния во славу Христа, которые, подобно волхвам, «со звездою путешествуют». Поэтому их старались не обидеть и откупиться от них козулями, калачами, шаньгами, а иногда и деньгами, так как от их благоволения, возможно, зависела удача на весь следующий год.

А в дом не пускали
Как упоминалось, в Архангельской губернии взрослых славильщиков в дом не впускали, а угощение категорически запрещалось передавать через двери. Это правило берёт своё начало от «христорадничества» — давней традиции сбора милостыни в Поморье.
Многие верили, что через двери вместе с подаянием хозяева могут случайно отдать нищим свои удачу, богатство и здоровье. Поэтому милостыню в Поморье всегда подавали либо через заднее окошко (под поветью у хлева), либо через продух (или душнину) — специальное вентиляционное окошко в стене дома между окнами. Они же использовались поморскими девушками во время святочных гаданий.
Во время рождественских святок это правило соблюдалось особенно. Передавая козули, шаньги через такую продуху, хозяева как бы совершали древний обряд общения с потусторонним миром. Считалось, что под видом славильщиков в эти дни могли прийти за подарками и другие сущности…
Совершенно очевидно, что славильщиков в Поморье отождествляли с «христорадниками», которые в будние дни ходили по деревням и просили подаяние «Христа ради». Главное, что отличало от них рождественских гостей, — это элементы праздника Рождества (звезда, козули, рождественские песнопения) и игровая, обрядовая форма сбора милостыни.

Это что за инструмент?
В 2005 году руководство Архангельского областного краеведческого музея впервые разрешило поморским общественным организациям приступить
к изучению части поморских экспонатов из фондов.
В процессе исследования внимание краеведов привлекла иллюстрация из старинного фотоальбома. На коллективном фото мужчины, женщины и дети стоят около жилого деревянного дома с «рождественскими трубами».
Среди российских этнографов мало кто знает, что в песенной традиции нашей губернии музыкальные инструменты практически никогда не использовались. Отсутствие в культуре поморов инструментальной музыки кажется невероятным, но, тем не менее, это факт!
Про пресловутые гусли, дудки и гудки северяне, разумеется, слышали. Но только из старинных русских былин,
песен и сказок. Для сравнения: у карельских соседей даже в ХХ веке были традиционные гусли — кантеле. Но у поморов ничего похожего не было. Конечно, очень странно, что в удивительно богатой, многоголосной песенной культуре жителей Архангельской губернии музыкальные инструменты отсутствовали вплоть до ХХ века!
Может, отказ от музыкальных инструментов случился в средние века, под влиянием соответствующих церковных запретов? Или под незримым, но строгим влиянием старообрядческой поморской культуры?
Исключением из этого правила были лишь колотушки, била и берестяные рожки, которыми пастухи в южных районах Поморья подавали сигналы стадам коров.
Нельзя назвать духовыми музыкальными инструментами и изображённые на этом снимке «рождественские трубы», с которыми ходили группы славильщиков в деревнях. По рассказам старожилов, по своей конструкции эти жестяные трубы не отличались от пароходных рупоров, которые прикладывались ко рту. Славильщики использовали эти жестяные рупоры лишь для усиления своего голосового пения.
Фрагмент фотографии из фондов архангельского музея опубликован ещё в 1983 году в книге этнографических очерков о поморской культуре Т.А. Бернштам. Подпись гласит: «Славильщики на рождественских святках. Первая Соломбальская деревня (г. Архангельск)». Скорее всего, это начало XX века.
Однако иллюстрация в книге Бернштам была обрезана, и на неё не попала фигура одного из славильщиков, который совершает какое-то действие под окнами дома, стоя на санках-чунках с поднятой рукой.
Изучая альбом в фондах музея в 2005 году, краеведы обратили внимание на указанного славильщика. С развитием интернета этот снимок (приблизительно в 2016—2017 гг.) оказался доступен. Однако краеведы и этнографы на своих форумах даже не смогли определить, где сделано фото.
А самое главное, никто так и не ответил на вопрос: чем занят указанный «славильщик с поднятой рукой» на этом фото?
Особенно приятно раскрыть этот «секрет» с приходом Рождества. Суть происходящего на снимке очень проста: славильщик из Первой Соломбальской деревни протягивает руку к душнине (или продуху). Через него хозяева передают ему подарки: возможно, знаменитые соломбальские козули, без которых невозможно представить настоящее поморское Рождество…
Фото с сайта vaga-land.livejournal.com

Comments are closed.

« »