MENU
Расцвет документального кино пришёлся на 1980-е, когда в ходу были такие массивные камеры Расцвет документального кино пришёлся на 1980-е, когда в ходу были такие массивные камеры

19.11.2018 • Авторская колонка

Своя кинокамера плеча не тянет

С именем Евгения Баранова связано становление кинодокументалистики в городе. За 25 лет, которые Евгений Михайлович руководил любительской студией «Северянка», снято более 300 фильмов. Он летописец Севмаша, где работает оператором и режиссёром с 1978 года. Не зря завод вы-двинул его на областную награду «Достояние Севера». Недавно Евгений Баранов отметил своё 70-летие. Мы заглянули к юбиляру в гости, чтобы узнать, чем он живёт сегодня и как видит будущее кинодокументалистики

Взгляд Евгения Баранова на город, современников и время через объектив

В прямой эфир
— Евгений Михайлович,
с юбилеем вас! Для себя промежуточные итоги подвели?
— Некогда было. Перед юбилеем ездил в Прагу и Париж — сестра сделала такой подарок. А вообще грустно. Годы летят слишком быстро. Вот и младшей дочери уже 15.
— Вас называют одним из старейших кинодокументалистов области.
— Так и есть. Не знаю насчёт Архангельска — может, у кого-то из телевизионщиков такой же стаж. Кстати, наше телевидение начиналось в этой студии.
— Вы и режиссёром первого прямого эфира были?
— Да. Сергей Непогодьев вёл его со школьниками, впервые съездившими в Америку по обмену.
— Чем запомнился этот период?
— Становление — это всегда интересно, но трудозатратно. Не зря с тремя жёнами разошёлся. Мы всё делали впервые. Я организовал еженедельную передачу «Спрошу у мэра». С Александром Беляевым у меня были прекрасные отношения. Умер он на день раньше меня: я пережил клиническую смерть. «Скорая» приехала, кардиограмму сделала: обширный инфаркт. Срочно в стационар! А у меня съёмка в девять утра. «Можно я к вам после обеда приеду?» — спросил я. «Мужик, жить хочешь? Собирайся!». Я взял зубную щётку и очнулся в реанимации. Потом пережил две операции на сердце и год находился на больничном.

Оператор полка
— Кинокамеру в руки вы взяли в 12 лет. Как это было?
— Это были занятия на любительской киностудии «Северянка», а потом съёмка на улице. Александр Николаевич Бурлов, мой первый учитель, показывал, что делать, а учились мы сами. Первый мой фильм «Дворец открывает двери» снят на узенькую восьмимиллиметровую плёнку.
— Архангельские коллеги выделяют нашу школу документалистики. Чем мы их опередили?
— Всем. Во-первых, при «Северянке» была школа, где проводили занятия и смотры любительских кинофильмов.
В Архангельске был только областной смотр, у нас в 60—70-е — городской. На него заявлялось около 30—40 человек.
— Где эти люди сейчас?
— Все они мои друзья. Но съёмки работой стали только для Михаила Соберга, руководителя телестудии Севмаша.
— Для вас почему это стало делом жизни?
— Потому что история пишется объективом. У меня и в армии в отдельном полку связи была киностудия. Смотреть кинофильм, как прошли учения, собирался весь полк.

Вопрос открытый
— Как случилось, что у вас гостил оператор «Мосфильма» Пётр Терпсихоров?
— Областной киноклуб пригласил его в жюри на наш смотр. У Терпсихорова был здоровый нос, и мы повесили над входом плакат: «Не стесняйся, Петя, носа своего, он ведь с красным знаменем цвета одного».
— А работу вашу как оценивал?
— Высоко. Тогда ещё на фильмы-то кинозалы полные не собирали. А тут любительские съёмки — и 600 человек.
— Был ли кинодокументалист, на работы которого вы опирались?
— Да, Витя Михальченко, оператор архангельского филиала Ленинградской студии документальных фильмов. Помнишь, была передача «600 секунд» с Невзоровым? Он у него был оператором.
— Чем импонировал?
— Шустренький такой. Характер как у меня. С «застывающими» людьми мне общаться сложно.
— Сегодня чьи работы нравятся?
— Не готов сказать. Этот вопрос пока оставь открытым.

Сам себе режиссёр
— Какой период в творческом плане был самым интересным?
— 80-е годы. Киностудия работала полным ходом, налаживалось кинопроизводство на заводе. С появлением видеокамер мир стал другим. Кнопку нажал — и готово.
— Это лучше или хуже?
— Как посмотреть. Все стали операторами. Творчество ушло. Отснял, показал жене и тёще: «Как красиво!». А мы начинаем ругать — обижаются.
— В регионе кризис документалистики?
— Сейчас да. Это мало кому надо.
— Но у каждого смартфон, доступны программы монтажа. Почему притока молодёжи в творчество нет?
— Каждый снимает для себя, и этого достаточно. Правда, сейчас кинолюбители просят провести смотр. Но у меня уже нет сил этим заниматься. И передать некому. Самому молодому нашему документалисту 40 лет.

Прицел на каютоносец
— У вас солидный архив съёмок о заводе. Какие особо памятны?
— Выходы лодок в море. Интересные съёмки были на «Акуле». За большое количество кают её называют каютоносцем. Ну и пуски ракет.
— Вы участвовали в первых испытаниях «Булавы».
— Это был 2005 год, я ходил на корабле сопровождения. В момент запуска стоял рёв, грохот. Ракета на мгновение зависла — и скрылась в облаках.
— На самом заводе какие съёмки запомнились?
— Все. Условия всегда сложные. Чтобы произвести съёмку в цехе, нужно было завозить освещение несколько дней. Сейчас мы ходим с чувствительной видеокамерой.
А раньше носили вот такие (даёт мне подержать массивную кинокамеру).
— Ей можно мускулатуру качать!
— Там ещё плёнки три килограмма. И аккумулятор на плече висит.

Перевесила экскаватор
— Уровень кинопроизводства на Севмаше сопоставляли с ленфильмовским. На чём это основывалось?
— В 1980-х я организовывал на предприятии законченный цикл производства. Плёнка выпускалась уже с оптической фонограммой, что требовало массу специальной аппаратуры. На Северо-Западе это было только у нас и в Ленинграде.
— Получается, на каком-то этапе документалистику в городе двигал завод?
— Да. В 90-м году стоимость видеокамеры равнялась стоимости экскаватора. Технолог Валерий Новичков сказал директору: экскаватор важнее. Давид Пашаев не согласился. Эта видеокамера впоследствии спасла коллектив кинолаборатории в 1990-е.
— Бросить снимать никогда не думали?
— Нет. Я шёл от фильма
к фильму. Один не закончил — уже начинал второй. Вот
и сейчас с руководителем пресс-службы Севмаша Екатериной Пиликиной делаем очередной, про первую атомную подлодку.
В поисках сценариста
— Игровое кино снимать не хотели?
— Хотел. И снимал. Фильм «Иван Васильевич меняет прописку» про то, как работник Севмаша случайно попал в другой мир, показало наше телевидение к 1 апреля лет 10—15 назад.
— Единственный ваш игровой фильм?
— Их было несколько. Все сняты на заводе. Был сценарист Роман Греффель, с которым в 1963 году мы снимали «Ночь перед Рождеством». Он спрашивал, когда новый делать будем. «Когда сценарий напишешь», — отвечал я. «По сценарию каждый снять может, а ты без сценария сними», — шутил он. Его уже нет в живых. А идею снять хороший игровой фильм я не оставил. Но сценариев пока не предлагают.
— А в плане документалистики?
— Хочу снять фильм о городе.
— Но у вас есть, и не один!
— О городе можно снимать бесконечно. У нас много интересных людей, о которых никто ничего не знает.

Фото Владимира Богомолова

***

«Я ОСЬМИНОГ»
В 1975 году Евгений Баранов готовил для «Клуба путешественников» передачу «С Белого моря на Тихий океан для встречи с осьминогом». Его основой стал фильм «Я осьминог», записанный во время экспедиции на Японское море. Лента взяла приз на всесоюзном смотре и была показана по центральному телевидению.

Comments are closed.

« »