MENU
806_d1098-m

02.09.2018 • Здоровье, Колонка редактора, Медицина

«Не знаю, сколько ещё выдержу»

Недавно в материале «Успеть за две недели» мы писали о том, в течение какого срока после установления диагноза онкобольной должен получить лечение. Говорили о проблеме очередей, вспоминали питерского онколога, который сам лечится от рака в таких же условиях… Но этот звонок редакцию застал врасплох: «С февраля не могу попасть на лечение в онкодиспансер. И не знаю, сколько ещё выдержу…» — звучал в трубке отчаявшийся голос. Чтобы разобраться в происходящем, мы отправились в Нёноксу — к звонившему из местного фельдшерского здравпункта (ФЗП) Борису Юрьеву

Борис Юрьев из Нёноксы уже полгода пытается попасть на лечение в онкологический диспансер

Дом с видом на здравпункт

Увиденное чем-то напомнило фильм про почтальона Тряпицына. Бывший работник совхоза № 148 Министерства обороны живёт в деревенском доме. Как и герой Андрея Кончаловского, смотрит каждое утро передачу «Модный приговор», а один из его сыновей (оба живут не в Нёноксе) работает в рыбоохране.
Из окон дома Бориса Григорьевича виден фельдшерско-акушерский пункт. Сюда он наведывается почти каждый день — за обезболивающим. По иронии судьбы дом, в котором он живёт,  не что иное, как бывшая больница Нёноксы. Однако сам Юрьев медицинской помощи ждёт уже полгода. И этот процесс, считает он, затягивает Северодвинская горбольница № 1.
— Я инвалид по сердцу и практически не могу ходить, — рассказывает Юрьев. — В марте должен был явиться в областной онкодиспансер, где ранее прошёл курс облучения. Но идти туда нужно со всеми анализами.
Ввиду состояния здоровья Борис Григорьевич просил врачей первой горбольницы положить его в стационар, чтобы сдать анализы. Вначале, с его слов, обнадёжили. Но потом отказали: мест нет.

Анализы есть. Но не все

Продолжалось это до мая, когда Борис Григорьевич был вынужден написать обращение областному министру здравоохранения. Пациента положили в гастроэнтерологическое отделение горбольницы № 1 на неделю. Однако, когда в областном онкодиспансере увидели бумаги, развернули обратно: нет результатов МРТ, колоноскопии.
Пройти томографию Юрьев смог лишь через месяц. Консилиум в онкодиспансере в Архангельске назначили на 18 июля. И уже там выяснилось: не хватает анализа крови на гемоглобин…
— Меня опять развернули. И здесь меня больше не хватило, — вспоминает Борис Григорьевич.
Через несколько дней стало плохо с сердцем: из Северодвинска вызывали такси, чтобы доставить Юрьева в кардиологию первой горбольницы. Оттуда на «скорой» увезли в хирургию второй горбольницы.
— Там сделали всё, что только могли, врачи выхаживали меня, как ребёнка. Я им очень благодарен, — рассказывает нёнокшанин.
Выписывали Бориса Григорьевича уже из гастроэнтерологии первой горбольницы.
Жена, Александра Фёдоровна, ездила с результатами в Архангельск. Ей дали справку, что пройти консилиум можно без пациента с помощью услуги «Теледоктор». Заверили, что в первой горбольнице для этого имеется всё необходимое.
Однако ответа из больницы ждут до сих пор. И сейчас Юрьевы боятся, что анализы станут недействительны.

Букет болезней

— Сегодня я лежу и не знаю, чего ждать, — рассказывает Борис Григорьевич. — У меня продолжается кровотечение, проблема с давлением. Ни ходить, ни дышать толком не могу. Обнаружили две новые опухоли. Не знаю, чем всё закончится.
Диагноз — рак прямой кишки  второй стадии — ему поставили в 2016 году. В феврале — марте 2017-го прошёл курс облучения в областном онкодиспансере. Улучшения состояния, как и ухудшения, не отметили. И назначили явиться на очередное обследование в марте 2018-го.
Болячек у 73-летнего Юрьева хватает и без этого. Скажем лишь, что он инвалид третьей группы по сердцу, перенёс инфаркт, шунтирование, у него подагрический артрит, лёгочная гипертензия, дисковая грыжа позвоночника.
Подтверждение этому я видела в медицинских справках, которые Борис Григорьевич показал при встрече и разрешил сфотографировать.
— Поезда для меня — смертельная проблема, — продолжает он. — Чтобы поехать в город, я два-три дня ничего не ем, пью лишь какао, чтобы внезапно не прихватило в дороге. Сколько раз было: проезжаем санитарную зону, а меня скручивает. И я из дежурки сразу в кусты…

Отгородились

Вопросов в этой ситуации очень много. Но ответов на них мы пока не получили. Предложили высказать свою позицию второй стороне. Вначале попытались договориться о личной встрече, но по просьбе больницы сделали официальный запрос в ГБУЗ АО «Северодвинская городская больница № 1». В учреждении сослались на врачебную тайну, прислав нам полторы страницы выдержки из соответствующего закона. Отказ отвечать на наши вопросы мотивировали отсутствием письменного согласия на это пациента.
Хотя в реальности отгородились врачи не от нас, а от Бориса Григорьевича. Ведь обращение в газету для него по сути было криком о помощи. Сейчас письменное согласие имеется в распоряжении редакции. И мы сделаем повторный запрос, но теперь уже в головное ведомство.
Допускаем, что на каком-то этапе мог произойти межличностный конфликт между пациентом и врачами. Возможно, где-то было недопонимание. Однако это не отменяет главного: Борис Григорьевич до сих пор ожидает решения своей судьбы. А в случае с онкологией затягивать нельзя. Иначе потом может быть поздно…

 

Вопрос об участковом

Ответила больница лишь на вопрос, касающийся жителей Нёноксы в целом.
Борис Григорьевич сетовал на то, что они не прикреплены к конкретному терапевту. И для того, чтобы попасть на приём, нужен талончик.
— Раньше номерки жителям Нёноксы оставляли по звонку. Сейчас их нужно брать утром, — уверяет его жена, Александра Фёдоровна. — Сколько раз так отказывали…  А надо ещё успеть на дежурку.

Вот полученный по факсу ответ за подписью главного врача горбольницы № 1 Р.Н. Карташовой:
— В посёлке Нёнокса находится ФЗП, в котором работают фельдшер и медсестра. На доврачебном уровне оказывается вся медицинская помощь. Ежемесячно приезжают врачи из поликлиники № 1 для консультативной помощи жителям Нёноксы. При обращении в поликлинику № 1 все жители посёлка Нёнокса принимаются в день обращения любым терапевтом поликлиники, чтобы у жителей была возможность вернуться домой вечерним поездом.

Фото автора

Comments are closed.

« »