MENU

525_d1098-m

23.08.2018 • Колонка редактора

Опыт Японии нам в помощь?

В предыдущем выпуске рубрики «Азбука здоровья» мы узнали, какими возможностями располагают наши врачи-онкологи и решение каких задач сферы ставят в приоритет. Сего-дня мы продолжим беседу с главным врачом Архангельского клинического онкодиспансера Александрой ПАНКРАТЬЕВОЙ и поговорим об уровне квалификации местных специалистов и о том, что сдерживает раннюю диагностику рака

Пример каких стран подвигнет россиян узнавать о раке до, а не после того, как болезнь случилась

Новые рубежи

— Александра Юрьевна, какое инновационное оборудование и методики лечения онкодиспансер взял на вооружение за последние пару лет?
— Медицина развивается столь стремительно, что мы порой даже не успеваем порадоваться: вот, внедрили что-то новое. Внедрили — и впереди сразу новый рубеж. Наши хирурги расширили показания для оперативного вмешательства на печени и пищеводе, приобрели существенный опыт лапароскопических операций на прямой и толстой кишке, выполняют микрососудистые и реконструктивные оперативные вмешательства на лице и молочной железе, начали осваивать торакоскопические операции.
Радиологи овладели новыми методиками облучения, в том числе с синхронизацией по дыханию. В химиотерапии сегодня применяются не только таргетные, но и имуннологические препараты с высокой точностью поражения злокачественных клеток. Рутинной практикой стало стентирование не только пищевода, но и установка гастродуоденальных, бронхиальных и ректальных стентов. А ещё недавно мы ничем не могли помочь больным, нуждавшимся в подобных видах лечения.

И палками не загонишь

— Какой процент новообразований в регионе выявляют в ходе диспансеризации? Эффективна ли она в плане диагностики рака?
— К сожалению, небольшой. Хотя в последние годы заслуга первичного звена в том, что поликлиники стали больше выявлять рак на более ранних стадиях. Проблема не только в нехватке врачей или оборудования. Полагаю, прорыв в этом направлении произойдёт, только когда люди станут ответственнее относиться к своему здоровью. Палками всех поголовно на диспансеризацию не загонишь. Верить в силу сегодняшней медицины не заставишь. Рака люди бояться не перестанут.
— Знаю, что в Японии работодателей заставили отправлять сотрудников на проверку, и это сработало. Но там и государство сначала обеспечило медучреждения высокотехнологичным оборудованием.
— Пока человек не осознает, что забота о собственном здоровье нужна ему самому,  его не заставишь даже терапевту показаться. Вы привели пример Японии. Есть и другие в некоторых странах. В Испании, например, покрытие страховки учитывает, ходил ли человек по врачам. Ходил, обследовался — страховка покрывает всё лечение. Никуда не ходил, поздно к онкологам попал — плати дополнительно.

395_d1098-m

Легко посчитать, сложно объяснить

— Четыре года назад мы говорили, что к 2018-му смертность от онкологических заболеваний в России должна снизиться до 192,8 на 100 тысяч человек. У нас в области она тогда составляла 230. Каких результатов удалось добиться?
— Разумеется, я за то, чтобы в любой работе были конкретные ориентиры. В июне на онкологическом форуме «Белые ночи» в Санкт-Петербурге как раз обсуждалась проблема статистики заболеваемости и смертности от онкозаболеваний. Приведу лишь пару примеров, искажающих её. В цифры по году не попадают заболевшие в конце ноября — декабре. Онкологи не имеют возможности отслеживать судьбы людей, когда-то пролеченных в диспансере и выехавших в другой регион. Они могут оставаться у нас на учёте и считаться живыми, а кого-то, может быть, давно в живых нет. Причём по разным причинам, не обязательно от рака.
Ещё одна проблема — статистика по грубым показателям и по стандартизированным. Легко подсчитать: в этом году столько-то заболели, столько-то умерли. Это грубые показатели, по которым сложно понять, как работает онкослужба региона, эффективно ли наше лечение, даёт ли что-то диспансеризация и почему в одних населённых пунктах люди болеют чаще, чем в других.
Самый простой пример — относительное статистическое благополучие по онкозаболеваниям в Мирном. Смотрим глубже: Мирный по населению — самый молодой город области. Так вот: стандартизированные показатели и учитывают специфику региона, возраст населения и прочее. По ним смертность от онкозаболеваний в 2014-м у нас составляла 135,8 на 100 тысяч населения, в прошлом году — 124,9. По грубым показателям: растёт заболеваемость, растёт и смертность.

Прелести цивилизации

— В одной из врачебных памяток предлагается отказаться от ряда вещей, провоцирующих рак. Среди них, например, микроволновая печь, коровье молоко, размороженная пища, дезодоранты, антиперспиранты… Они на самом деле так вредны?
— Рак как заболевание известен ещё с тех времён, когда никаких прелестей цивилизации мир не знал. Рост заболеваемости в последнее время объясняется двумя очевидными причинами: люди стали жить дольше (а чем мы старше, тем больше вероятность у каждого дожить до своего рака), и мы получили возможность диагностировать злокачественные опухоли даже на стадии, когда они ещё не появились. А вот что пока медицине не под силу — так это назвать однозначную причину онкологического заболевания.
В интернете можно найти множество памяток на все случаи жизни. Есть и с перечнем продуктов, которые якобы излечивают рак. Онкологи к подобным советам относятся скептически. Скажу так: я тоже ем иногда размороженную пищу, не готова отказаться от микроволновки и пользуюсь разными дезодорантами. Любое молоко пью редко.

Вклад в репутацию

— Один из ваших коллег сказал, что в онкологии сегодня колоссальный кадровый голод, а половину специалистов можно смело отправлять на доучивание. Вы с этим согласны?
— С кадровым голодом — частично. Сегодня укомплектованность врачами в диспансере — 60%, средним медперсоналом — 98%. А вот с необходимостью кого-то из онкологов отправлять на доучивание не согласна категорически. Во-первых, выросли требования к постоянному профессиональному росту врачей. Во-вторых, в условиях бешеных темпов развития медицины просто невозможно сидеть «на попе ровно» и ничему не учиться. И врачи сами рвутся постоянно осваивать что-то новое. Дополнительные компетенции — это всегда вклад в собственную репутацию. Специалисты давно поняли это.
Кстати, на недавнем онкологическом форуме «Белые ночи» наш молодой химиотерапевт Дарья Дубовиченко стала одним из победителей конкурса молодых учёных, организованного МНИЦ имени Петрова.

Одни видят панацею в народных методах лечения, другие — в загранице, третьи — в неведении. Типа: не знаю, не обследуюсь, и мне так спокойнее. И только когда опухоль дорастает до неоперабельной, бегут к врачам: «Спасайте меня срочно!».

ЖДЁМ ВАШИ ВОПРОСЫ!

Мы продолжим печатать материалы о борьбе с онкозаболеваниями. Чтобы специалисты могли осветить в них темы, которые волнуют вас, присылайте вопросы в редакцию по адресу: ул. Южная, 20 или на электронную почту info@nworker.ru с пометкой «Азбука здоровья».

Фото с сайта indigomed.ru и Алексея Голышева

Comments are closed.

« »