MENU

SONY DSC

18.07.2018 • Колонка редактора

Вы не видели чудовище Бесси?

В этот раз популярную тему для обсуждения (а в большинстве случаев для осуждения) о развитии туризма в Северодвинске мы решили вывести на новый уровень. А именно поговорить о таком направлении, как научный туризм. Свою точку зрения о том, есть ли перспективы для него в городе корабелов, высказал специалист в сфере общественных отношений Алексей ШАШКОВ. Надо сказать, что Алексея в качестве эксперта по данному вопросу мы выбрали не случайно. Несколько лет он проработал пресс-секретарём национального парка Онежское Поморье. На его глазах начиналось сотрудничество между научным сообществом и администрацией этой заповедной зоны Архангельской области. Сотрудничество это развилось в регулярные экспедиции, за которыми в нацпарк потянулись и туристы.
Научный туризм может стать прелюдией к посещению территории большими группами людей. После работы учёных следом начинают тянуться обычные туристы. И тут важно, чтобы появилась интересная экспозиция, грамотный экскурсовод, который ярко, «вкусно» расскажет об этом месте

Сказки, легенды Белого моря, дома с привидениями или просто научный туризм?

Полевой роман
— Алексей, так что это за понятие «научный туризм»?
— Когда мы так говорим, то прежде всего подразумеваем поездки с целью профессиональных исследований, представляющих интерес для науки. И это не отдых, а серьёзная работа учёных в полевых условиях.
Есть и другая форма — туризм научно-познавательный. Он бытует в виде выездных практических занятий.
Но это могут быть и экскурсионные программы для широкого круга людей с целью ознакомления с историей научных исследований, уникальными природными и историко-культурными объектами. И это направление проведения досуга, на мой взгляд, у нас на Севере может стать более привлекательным.
— С чем связана такая привлекательность?
— Прежде всего, у нас в стране развита система научных исследований в самых разных областях. К тому же практически каждый регион может похвастаться уникальным ландшафтом, этнографически интересным районом, памятниками архитектуры. Большой потенциал в этом плане есть и в Поморье.
— Например, в Онежском Поморье.
— Да, и этому способствовал тот факт, что у нас сложились хорошие отношения со многими научными и общественными организациями, Российской академией наук, МГУ, СПбГУ, WWF, Глобальным экологическим фондом (ГЭФ) и многими другими. Удалось заинтересовать их Онежским полуостровом, при том что у учёных были определённые сложности с организацией экспедиций.
— Им сложно выбрать интересные места для исследований?
— Учёным надо предлагать места для исследований, которые были бы им интересны.
Кроме того, в полевых работах большое значение имеет обеспечение деятельности научных экспедиций. Учёным для сбора данных необходимо доставить оборудование, материалы, обеспечить их сохранность, организовать вывоз образцов для изучений и так далее.
Онежское Поморье могло обеспечить благоустроенную базу в эко-отеле «Летняя Золотица», проезд по территории национального парка. В дальнейшем исследователи делились с нами результатами своей научной деятельности. Это становилось основой для дальнейшей работы по развитию территории. Так и проходило наше взаимовыгодное сотрудничество.

Редкий случай
— Но что даёт наличие такой работы учёных самой территории?
— Поднимает её статус. Когда в Онежском Поморье обнаружили отпечатки древних организмов вендского периода (от 650 до 542 млн лет назад), это произвело впечатление не только на учёное сообщество, но и на местных жителей: «Ух ты! Вот где мы, оказывается, живём!». Территория сразу стала уникальной.
Ведь что такое венд-ские отложения? Это чудом сохранившиеся отпечатки первых живых существ на Земле, которые не имели скелета и в большинстве случаев не оставили ископаемых следов. Так вот мест на Земле, где они сохранились, всего пять. И одно из них — Онежский полуостров Архангельской области.
— И это может заинтересовать простого туриста?
— При определённых условиях безусловно! Конечно, если среднестатистический гражданин захочет самостоятельно посетить те же венды, то его, скорее всего, ждёт разочарование. Визуализации уникальных научных фактов мало. Грубо говоря, смотреть там нечего. Но если будет толковый экскурсовод, который сможет эту тему интересно, «вкусно» подать, то маршрут заиграет красками.
— Получается, научный туризм — направление специфическое.
— Это так. Но эта специфика, как показывает практика, может сработать там, где туризм совершенно не развит.
— Почему же?
— Потому что люди, которые приезжают в рамках научного туризма, изначально «экспедиционщики». Их не пугают бытовые трудности. Они готовы прошагать лесными чащобами и болотами многие километры ради того, чтобы запечатлеть, увидеть, исследовать что-то редкое, уникальное.

Тянутся за наукой
— А есть ли у нас местности и кроме Онежского Поморья, которые можно развивать в этом ракурсе?
— У нас есть Нёнокса, где можно и даже нужно развивать научный туризм, особенно если решить проблему доступности территории. А почва для различного рода исследований, в том числе археологических, там богатая.
Самое главное во всём этом то, что после работы учёных следом начинают тянуться обычные туристы. И тут важно, чтобы была создана инфраструктура, подготовлен грамотный экскурсовод.
— Вы хотите сказать, что научный туризм может стать прелюдией к посещению территории большими группами людей?
— Могу привести пример, опять же, Онежского Поморья. Там туристический поток (это прежде всего любители экстрима) пришёл за наукой.
Но есть и другое направление, так называемое околонаучное. Например, в качестве туристического бренда представляется дом с привидениями, или вспомните известное на весь мир, но так никогда и не найденное Лох-Несское чудовище в Шотландии.
— В данном случае мы говорим о сказках, легендах?
— Да, но и они могут получить научное подтверждение. Вот вам конкретный пример. На берегу Белого моря в районе Летней Золотицы были найдены странные камни. Их форма, поверхность, выемки говорили о том, что эти предметы специально кто-то обработал.
Была выдвинута гипотеза о нахождении на берегу Белого моря мегалитического комплекса древней цивилизации, населявшей север Европы.
Вначале этим вопросом занималась студентка СПбГУ, она защитила диплом по этой теме. Потом приехала экспедиция факультета страноведения и международного туризма для изучения артефактов.
— Сможет ли Северодвинск создать свою легенду? Скажем, о чудовище Бесси, которое водится в Белом море?
— Не думаю, что нужна легенда о чудовище Белого моря. Море само по себе интересно, хотя бы тем, что в нём водятся киты белухи, морские зайцы, нерпы и т.д. Для их изучения к нам специально приезжали учёные Института океанологии РАН.
В плане туристического брендирования стоит обратить внимание на территорию Северодвинска как на бывший Молотовск, где осталась память о Великой Отечественной войне, о том же Ягринлаге.
Хотел бы особо отметить, что точки туристического притяжения не появятся на карте города сами по себе. Их необходимо искать, привлекать к ним внимание, всячески развивать и при этом бережно сохранять. Это большая, сложная, но очень интересная работа.
На фото.  Это та самая территория Онежского Поморья, где были обнаружены вендские отложения.

Фото из архива Алексея Шашкова

Comments are closed.

« »