MENU
OLYMPUS DIGITAL CAMERA

23.05.2018 • Бизнес, Колонка редактора

Не ждать попутного ветра

Известный в Северодвинске предприниматель Виктор Казаринов говорит, что в его жизни было много совпадений. Вот и в этом году объединились две даты. 26 мая он будет праздновать 25-летие торговой сети «Коллаж». В мае 1993 года Виктор Евгеньевич получил свидетельство о предпринимательской деятельности. Намного позже именно в этот день, 26 мая, был учреждён День российского предпринимательства. Так что теперь наш герой отмечает два праздника одновременно. Можно ли было предположить, когда в детстве он приходил к маме на работу в отдел с тканями в магазине на ул. Мира, 15 на Яграх (сегодня он называется «Россич»), что товары для шитья и рукоделия станут его основным бизнесом? А любовь к природе и к земле, которую воспитали в нём родные, аукнется инициативой по возрождению легендарного комбината «Тепличное»? И наконец, лидерская жилка, заложенная в школьные годы (как-никак — секретарь школьного комитета комсомола!), тоже даст о себе знать: Виктор Евгеньевич уже третий созыв является депутатом Архангельского областного Собрания

Виктор Казаринов: «В бизнесе, помимо везения, нужны воля и характер»

Из рода поморов

— Вас можно отнести к числу самых успешных предпринимателей региона. Не было соблазна, как у многих других, обосноваться в каком-нибудь крупном городе — поюжнее и комфортнее?
— Есть очень правильная русская поговорка «Где родился,  там и пригодился».
Поморье — моя историческая родина, мои предки — коренные поморы. Бабушка (по маминой линии) ещё до революции работала в Архангельской области в семье переселенцев из Норвегии, до самого замужества. Дедушка тоже местный, во время срочной службы в Петрограде побывал на митинге, где выступал Ленин, всю жизнь отработал на железной дороге на станции Брусеница недалеко от Исакогорки, а во время Великой Отечественной войны обеспечивал транспортировку по Северной железной дороге грузов на фронт. Заслужил две высшие советские награды — орден Ленина и орден Красного Знамени. Папа Евгений Семёнович был родом из Вологодской области; когда служил здесь, встретил маму Венеру Ивановну — и остался на Крайнем Севере.
Я шучу: у нас с братом Валерой детство прошло в лесу. С дедушкой зимой ставили самодельные ивовые вёрши на реке Брусовица на налима, дядя Валя брал нас летом на рыбалку. Зимой в деревне мы с ребятами ходили в лес на деревянных лыжах, а летом устраивали соревнования, кто больше соберёт и принесет домой ягод или грибов. Другой дядя, Слава, был машинистом на тепловозе и очень часто до нашей деревни мы добирались в кабине тепловоза. Это было по-настоящему круто! Сегодня к мужским увлечениям я приобщаю своих внуков. С Виктором и Игорем мы ездим на резиновой лодке рыбачить. Оба уже могут похвастаться хорошим уловом, которому и взрослый рыбак позавидует. У нас здесь такие богатые леса, такая «даровитая» природа и при этом нехоженые места — разве встретишь такое в центре или на юге России?
— Вы коренной северодвинец?
— Да, родился в Северодвинске, окончил Севмашвтуз по специальности «инженер-механик судовых энергетических установок». За десять лет прошёл путь от ученика слесаря-монтажника до инженера на нашей «Звёздочке». А ушёл в 90-м году с должности заместителя начальника отдела подготовки кадров. И кстати, стоял в резерве на зама генерального директора по кадрам.
— Почему же ушли? Сейчас бы наверняка занимали топовую должность на заводе, в федеральной структуре, например ОСК…
— Да, по тем временам у меня на заводе была очень хорошая зарплата и понятная перспектива. Все родственники и знакомые крутили у виска: куда ты уходишь? Отвечу так: мне больше не хотелось выполнять чужие приказы, особенно когда я с ними был не согласен. А ещё, видимо, меня двигала вперёд предпринимательская жилка.
Опять можно объяснить генетикой: бабушка всю жизнь работала в торговле — была в сельском магазине и грузчиком, и продавцом, и директором…
А первые собственные деньги принесли мне… аквариумные рыбки. В 5—6-м классе начал выращивать водоросли и разводить рыбок и сдавать их в зоомагазин. На полученные за это рубли покупал новых рыбок. К окончанию школы дома у меня было около десяти аквариумов, которые работали на мой бизнес. Впрочем, в те времена и слова такого не знали.

Сам себе дизайнер

— Потом в школе было ещё несколько удачных идей, — продолжает Виктор Евгеньевич. — Те, кто постарше, помнят: в магазин люди ходили с картофельными сетками или непонятными сумками.
Почему бы не предложить что-то интересное? Я купил холщовую ткань, взял мамину швейную машинку и сшил первую сумку. Так как ходил в художественную школу, мне не составило труда скопировать и нарисовать маслом рисунок с пачки сигарет «Мальборо». Дальше — дело техники. Отверстие с люверсами, верёвочные ручки — и крутая сумка готова. Потом девчонки из школы попросили такие — и у меня влёт ушли полтора десятка модных копий.
— Но в советской школе продавать вещи запрещалось, всё это называлось устрашающим словом «спекуляция».
— Я был и октябрёнком, и пионером, в комсомол вступил раньше всех, в 13 лет. Гордо носил звание знаменосца комсомольской школьной дружины, активно работал в городском штабе школьников. И в старших классах стал секретарём школьной комсомольской организации. Но тяга к предпринимательству меня, как говорится, сгубила. Меня разжаловали из секретарей, но в комсомоле оставили. Зато я со своей женой Татьяной познакомился в наряде собственного производства!
— Это как?
— Дело было уже в институте. Пришла в голову тема сшить джинсы, но ткани подходящей не было. Заказал с завода плотный гладкий брезент, нашёл выкройку из журнала и попытался сшить. Но нашей машинке ткань оказалась не по зубам. Тогда я поехал к бабушке в деревню и привёз дореволюционную машинку «Зингер» с ножным приводом, на которой дядя ремонтировал тулупы. Та успешно справилась с работой (кстати, до сих пор у нас хранится как семейный раритет). Эти брезентовые джинсы хорошо продавались, даже в Питер несколько пар отправил на заказ. Так вот: Татьяну я встретил, когда был в этих джинсах и в чёрной рубашке, которую тоже сшил сам. Видимо, ей пришёлся по вкусу мой собственный фирменный стиль…
— Когда наступили времена экономической свободы, вам уже ничего не мешало применить свои таланты!
— Начало 90-х было временем колоссальных возможностей. Происходили невероятные взлёты. Один случай у нас был — как в кино. Перед Новым годом мы с товарищами договорились с бизнесменами с Западной Украины обменять архангельскую доску на колбасу: инфляция была жуткая, процветал бартер. Трудно сейчас представить, но в аэропорту в Архангельске нам под честное слово дали транспортный самолёт, который мы загрузили досками. Только прилетели в Черновцы — там как на грех вышло распоряжение исполкома до Нового года запретить вывоз колбасы за пределы области. С большим трудом нам удалось поменять доски на сахарный песок и тем же самолётом вернуться обратно. Сахар дома тоже охотно покупали на фоне всеобщего дефицита, но часть мешков пропала из-за того, что в гараже их погрызли мыши. В результате мы со всеми рассчитались, но ничего не заработали. Зато вояж стал полезным опытом.
Одними из первых в городе мы открыли коммерческий магазин «Улисс», в котором всё — от ремонта до торгового оборудования — сделали своими руками. Но заработать на нём не получилось…

Жить в цвете

— Скажите, на чём заработали стартовый капитал?
— На капусте! Осенью закупили в Липецкой области несколько вагонов капусты. Весы взяли напрокат на рынке, а продавцами в торговых точках на улице работали наши жёны и родственники. К палаткам выстраивались очереди. В общем, на овощах мы заработали по тем временам большие деньги — около двух тысяч долларов на каждого. И буквально через некоторое время в Северодвинск пришли огромные поставки капусты, цены упали в два-три раза. Если бы привезли товар позже,  мы бы разорились!
Да, везение в бизнесе играет не последнюю роль. Но и самому пасовать нельзя перед трудностями, которых было немало.
Помню, как из Индии возил шерстяные свитера и кожаные куртки, которые пользовались большим спросом. За каждую поездку денег становилось ровно в два раза больше. Но чего стоили такие рейсы! Это был 1992—1993 год. Поезда, пересадки, вокзалы… В Душанбе аэропорт охраняли военные — горячая точка! В Домодедово встречали бандиты, которые требовали откат. Я не платил. Один раз вдогонку нам стреляли из пистолета, в другой раз проткнули колёса на машине нашего таксиста. Когда денег не было на гостиницу, прямо в аэропорту готовил место для ночлега — расставлял коробки с товаром в два яруса и ложился на них таким образом, чтобы лежать на всех коробках одновременно. Дабы ничего не украли. Всякое бывало… Потому не понимаю сегодняшнюю молодёжь, которая хочет иметь всё и сразу. Мы прошли долгий путь с нуля.
— Как всё-таки вы пришли к идее торгового дома «Коллаж»?
— По совету знакомых полетел в Арабские Эмираты за товаром. Случилось это ровно в тот момент, когда расстреливали Белый дом. Поэтому на четыре дня за счёт фирмы мы остались там. За это время я хорошо изучил местный рынок. Сначала возил ткани на реализацию в ателье по всей округе: Северо-двинск, Цигломень, Исакогорка, Маймакса и Фактория в Архангельске.
Свои торговые точки начал организовывать, когда получил свидетельство о регистрации предпринимательской деятельности. Сначала это были универсальные маленькие отделы, где продавалось всё — от кошельков, духов и шарфиков до одежды и магнитофонов.
Потом стали открывать специализированные отделы тканей. Никогда не забуду 1998 год, когда закупил в кредит в Эмиратах товар и случился дефолт. Наш долг в перерасчёте с доллара на рубли увеличился в несколько раз. Мы с зарубежными партнёрами оговорили условия рассрочки платежа и за год-полтора закрыли все долги.
— Какие ещё были особенности национального бизнеса?
— В новой экономической реальности не хватало знаний. Я поступил в Открытый Британский университет в Архангельске, в котором познакомился со многими успешными тогда предпринимателями — Ольгой Епифановой, Александром Донским, Ильёй Березиным, Алексеем Прокофьевым и другими.
Там нас учили: вы должны предложить что-то уникальное и интересное. Так пришла идея отделов тканей, портьер и товаров для рукоделия. Это будет пользоваться спросом всегда! Горжусь тем, что «Коллаж» был первым во многих направлениях.
В конце 90-х у нас у первых в Архангельской области появились дисконтные карты. Широкие распродажи — до 25% на всё — тоже никто до нас не делал. Одними из первых в области мы провели розыгрыши призов среди покупателей. В начале 2000-х около магазинов на пр. Ленина, 3 и пр. Труда собирались сотни человек — все хотели выиграть. Главным призом была швейная машинка…
— С тех пор многое в бизнесе поменялось, сегодня наступают «федералы», законы рынка ужесточились.
— Выход один — учиться, тем более что сейчас много онлайн-курсов. У меня дома большая библиотека с классиками управления и маркетинга. Четыре «P» бизнеса — place (место), product (продукт), price (цена), promotion (продвижение) — актуальны и сейчас.
В идеале нужно уделять внимание всем этим направлениям.
Мы, например, в ТД «Коллаж» с самого начала привлекали профессиональных модельеров и конструкторов для работы в магазинах в качестве продавцов-консультантов. Наш нынешний слоган — «Живи в цвете!». Потому что мы продаём не ткани, а образ. Или домашний уют, если речь идёт о портьерах.
С 2001 года проводим областной конкурс любителей шитья и рукоделия «Фасон», на который съезжаются мастерицы из Северодвинска, Архангельска, Новодвинска, Котласа, Коряжмы, Онеги, Вельска. В этом году конкурс был возрождён после 10-летнего перерыва.
А совет молодым предпринимателем дам такой: не спешите тратить то, что заработали, вкладывайте средства в развитие. Мы в семье стали многое себе позволять только тогда, когда уже крепко стояли на ногах. И путешествия, и свой коттедж (кстати, в Северодвинске).
— А зачем успешному человеку идти во власть?
— Когда в 2002 году я первый раз шёл на выборы в облсобрание, я хотел изменить жизнь людей в лучшую сторону, меняя действующие законы. Последние годы я работаю председателем комитета по экономической политике и предпринимательству, множество вопросов нам удалось решить в пользу развития экономики области, эта тема отдельного материала. Но уверен: и на городском уровне тоже можно многое решить. Я, например, хочу довести до конца вопрос обустройства в Северодвинске автобусных остановок для дачников на перекрёстке улицы Карла Маркса и проспекта Труда.
Надеюсь, получит воплощение ещё одна моя идея — красивого Театрального парка.
Вообще, мои принципы: «Всегда бороться до конца. Если можно что-то делать — делай, иди вперёд»; «Не обещай то, чего не можешь выполнить. Или объясни, почему не берёшься за дело». Я вырос в этом городе, меня многие знают, поэтому я не привык говорить неправду. И бываю счастлив, если удаётся сделать что-то полезное для Северодвинска.

ОБ АГРОКОМБИНАТЕ

— «Тепличное» серьёзно подкосила авария прошлого года. То, что восстановили после банкротства старого комбината, в одночасье было заморожено, — рассказывает Виктор Казаринов. — Но сегодня предприятие снова в строю благодаря работе коллектива, частным инвестициям и поддержке областного правительства. Более того, мы разрабатываем планы по строительству нового комплекса. Производственные площади к 2020 году хотим увеличить почти вдвое — дополнительно ещё 30 тыс. кв. метров, что даст жителям области ещё более тысячи тонн витаминной продукции.

Говорят, склонность к предпринимательству имеют два-три процента жителей Земли. Думаю, у меня она есть.

1423_d1096-mНесмотря на занятость, стараюсь больше внимания уделять внукам. Летом у нас рыбалка, зимой — горные лыжи.

Фото из архива Виктора Казаринова

Comments are closed.

« »