MENU
1135_d1095-m

10.02.2018 • Дела и люди, Культура

Одна на всех

Кого бы я ни спрашивал о Ларисе Владимировне, все в один голос говорят, что она доброжелательный, открытый и откровенный человек. Её обожают дети, уважают коллеги. Под руководством Ларисы Канюшик театр «Леда» Детско-юношеского центра
участвует во всех значимых мероприятиях, придумывая какие-то свои «фишки», в российских и международных конкурсах. Для ДЮЦа она своя, выходец ещё из Дворца пионеров, где занималась у Светланы Фёдоровны Шапошниковой, много лет возглавлявшей «Леду». Её и сменила на этом посту. А ещё Лариса Владимировна — единственный педагог в театре, где занимаются больше 70 детей. Что называется, одна на всех. И её хватает

Секреты педагогического мастерства руководителя театра эстрадной песни «Леда» Ларисы Канюшик

Пирожки вместо музыки

— Удивительный человек — Светлана Фёдоровна Шапошникова. Как вам довелось с ней познакомиться?
— До 12 лет я занималась танцами в ДК им. 50-летия Октября. А тут в одной туристической поездке с мамой увидела поющую девочку. И мне ужасно захотелось тоже петь. А у сестры одноклассница ездила заниматься к Шапошниковой. Я тоже поехала и буквально измором её брала. Она говорила: «Куда мне ребёнок с такими большими руками!». Но потом стала ко мне присматриваться. Так вот, у неё я за два года маханула пятилетнюю программу. Но знала, что мне это надо, зубрила. Светлана Фёдоровна мне всегда говорила: «Не можешь — сделаешь!». Я так и детям сейчас говорю. Занималась у Шапошниковой до 10-го класса, а потом поступила в Вологодское музыкальное училище.
— Почему именно туда?
— Целенаправленно. Дело в том, что после 8-го и 9-го классов я тоже пыталась поступать в Архангельское и Петрозаводское музыкальные училища. Но в первый раз баллов недобрала, а во второй — из школы не отпустили. Получила образование по трём специальностям: преподаватель сольфеджио, учитель музыки и дирижёр хора. По распределению оказалась в Кичменгском Городке. Здесь встретилась с будущим мужем, с которым потом уехали во Владивосток.
— Тут наступили сложные времена…
— Не то слово. Доходило до того, что мне не на что было ездить на работу в музыкальную школу. Потом я вообще пошла работать в солдатскую столовую. Спустя несколько лет мы вернулись в Северодвинск. Первый год оба были без работы. Муж ждал места в БелВМБ, а я никак не могла устроиться. Пекла по утрам пирожки, отвозила на проходную Севмаша, а знакомые их продавали. Приходилось и вахтёром работать, и полы мыть. Человек должен уметь всё: неизвестно, как завтра жизнь сложится.

Подход к каждому

— Но в ДЮЦ всё-таки вернулись.
— Честно: стыдно было туда приходить в моём положении. Думала: ну кому я там нужна? А тут как-то встретила в автобусе Шапошникову, разговорились. Она сказала, что в ДЮЦе нужен педагог дополнительного образования в эстетические классы, но предупредила, что будет конкурс. Всё получилось. Потом я не раз заходила к Шапошниковой на занятия, уже и родители меня знали. И вот с 2010 года стала работать в «Леде». Когда Светлана Фёдоровна уезжала, то родители даже петицию написали, просили, чтобы только меня назначили руководителем «Леды». До сих пор с Шапошниковой хорошо общаемся.
— Работа с детьми — тяжкий труд.
— Конечно. Не легче шахтёрского. Это такая ответственность! И к каждому, естественно, индивидуальный подход. Если я не буду с каждым ребёнком контактировать — ничего хорошего не выйдет. Вне зависимости от того, сколько у меня сейчас человек занимается.
— Детей любых принимаете?
— Я верю в каждого. Можешь ты петь, не можешь — всё равно запоёшь, если хочешь. Ко мне ходил один воспитанник, но потом с родителями уехал в другой город. А через год они вернулись, ребёнок меня на улице увидел и попросился обратно. Я говорю: «Какие вопросы? Не можно, а нужно!». Я детям всегда рада. Любым. Бывает, что выпускники «Леды» — взрослые тёти и дяди — приводят своих детей. И это здорово!
— А отсев какой-то происходит?
— Самостоятельный. Вот ребята с 14 лет, как правило, начинают свою жизнь обустраивать. Так я отлично понимаю, что им в первую очередь нужна учёба, а мои занятия уж потом. Но  те, кто относится к музыке серьёзно, время на них всё равно найдут. Есть в группе двое мальчишек из техникума. Один спрашивает: «Когда сцена?» (то есть занятия на сцене. — Ред.). Я говорю: «Приходи — я всегда тебе рада». Другой рэп читает, предлагает: «Послушайте мои тексты». Доверяют мне.

Вышел на сцену — молодец

— Имеет значение возраст ребёнка или пол?
— Нисколько. Главное — хочет он петь или нет. Я обычно принимаю детей только в присутствии родителей, чтобы те были в курсе, чем ребята будут заниматься. Может, мама с папой изначально против пения. Может, у ребёнка математические наклонности. Первый вопрос: «А ты точно хочешь петь?». Кто-то впадает в ступор. Кто-то отвечает, что понимает, куда пришёл. Ну что ж, тогда предлагаю готовиться к трудной, кропотливой работе. Некоторые дети поют изумительно, но на сцену никак не хотят. Хотя и понимают, что без этого никак. А некоторые, наоборот, сразу просятся на сцену, хоть ещё и не готовы.
— На сцене ребята часто сбиваются?
— Бывает, текст вдруг забывается. Мы все люди. Но мои ребята знают, что делать в такой ситуации: допеть фразу до конца, поклониться и уйти. Вот был случай: ребёнок, уже огонь и медные трубы прошедший, в школе пел на французском языке и забыл слова. Но не рас-терялся и три раза один и тот же куплет пропел. И никто не заметил. Молодец! Я даже специально с детьми за кулисами не стою, ухожу в зрительный зал и смотрю-любуюсь, что они там творят без меня на сцене. Я ведь не таких строгих правил, чтобы ругать и стыдить, если забыл. Вышел на сцену — уже молодец.
— Родителям тоже тяжело?
— Кто-то выдерживает, кто-то нет. Человек пришёл после работы домой, хочется расслабиться, а тут надо брать своё чадо за руку и вести вечером ко мне. Я всегда говорю: «Родители, какие же вы молодцы!». А дедушки с бабушками — вдвойне: они даже на конкурсы возят детей. И тёти с дядями тоже.

Рядом с композитором?

— Бывает так, что ребята спорят с вами, пытаются что-то доказывать?
— Бывает. Но это пока они на своей шкуре всё не прочувствуют, не проверят. Вот репетируем песню, всё уже сделано, выстроено. Ребёнок выходит на сцену… и начинает своё привносить. Спрашиваю: «Твоя фамилия рядом с фамилией композитора разве стоит?». Ругать за это, конечно, не ругаю. Другое дело, что кто как может свои способности и силу показывает.
— Не ревнуете, если ваши воспитанники ещё куда-то идут заниматься музыкой?
— Я только за. Пусть ребёнок ещё дальше развивается, если ему этого хочется. Пусть будет несколько педагогов. Это нормальное явление. Они могут научить тому, чего я не дала бы. Единственное, что не люблю, — когда родители уводят ребёнка без объяснений. Это некрасиво. Ведь я строю планы на него, подбираю песни. А так, в принципе, с родителями у меня замечательные отношения. Они видят нашу обстановку камерности, домашности, то, что я могу с каждым ребёнком найти общий язык. Ему здесь хорошо и комфортно. Если б было не так, думаю, они просто не приходили бы.
— Делятся проблемами ребята?
— Я иногда такие нюансы знаю, которые тайна для родителей. Сразу вижу конфликты между детьми, моментально стараюсь их разрешить с юмором. Возраст 12—14 лет — неспокойный. Подростки сами себя найти не могут, не знают, чего хотят. Если плохо учатся и их из школы на концерты или конкурсы не отпускают, то я отправляю немедленно заниматься уроками! Школа на первом месте, а я уж подожду.

Лучше больше песен

— На конкурсах чаще побеждаете или проигрываете?
— Бывало, что на одном конкурсе два гран-при получали. Но я детям всегда говорю: «Вы не должны непременно победить, стать лауреатами!». У меня был воспитанник, который до 12 лет получал на конкурсах высшие награды, а потом по большей части дипломы участника. Это нормальное явление. Значит, что-то мы недоработали, недодали, не сумели убедить. Есть к чему стремиться. Учу ребят не комплексовать по поводу оценок.
— Эстрадная песня — широкое понятие. Что вам ближе самой?
— У меня нет любимых исполнителей. И жанров тоже. Я готова работать с любыми направлениями.
Никогда не занималась рэпом, но вот с одним парнем пришлось туда окунуться. Джаз люблю, но его надо аккуратно использовать.
Был у меня ребёнок, который увлекался роком и ничего другого не хотел петь. Но пару раз съездил на конкурс и убедился, что не слишком-то он и востребован. Я ему джаз предложила. А теперь он уже окончил музыкальное училище. Нужно развивать вкусы, быть универсальным. Мы же не можем постоянно жить в сером цвете. Лучше больше песен, чем с одной всю жизнь.
— Неужели у вас никогда не было мысли записать сольный альбом?
— Может, и была. Но я вся в детях. Большое спасибо мужу: без его поддержки я не смогла бы так интенсивно работать. Он тоже меломан со стажем, даёт мелодии послушать, какие-то старые песни находит. Администрации ДЮЦа я тоже очень благодарна за поддержку наших начинаний.

Больше всего в людях я ценю человечность, порядочность и честность. Нельзя улыбаться, а за глаза всякие гадости говорить. Я предпочитаю, чтобы мне прямо в лицо высказывали претензии. А уж потом будем решать, как всё это исправить. Не люблю распрей, криков. Хотя бывает, что повышаю голос на занятиях. Но потом мне ужасно стыдно. И совсем не тяжело извиниться и перед ребёнком, и перед родителями, если я допустила ошибку.
Фото автора

Comments are closed.

« »