MENU
1342_d1095-m

03.02.2018 • Культура

Земля Валентины Иргизновой

Валентина ИРГИЗНОВА на сцене Северо-двинского драматического театра с 1967-го. Все эти годы её обожают зрители, уважает городская власть. У неё свои фирменные приёмы работы, «фишки», так любимые публикой. За все достижения Валентине Алексеевне в 1991 году присвоили звание заслуженной артистки РФ. А под занавес прошлого года актриса удостоена почётного знака «За заслуги перед Северодвинском». 9 февраля Валентина Иргизнова отметит и свой личный юбилей. В этот день состоится премьера её бенефисного спектакля «Земля Эльзы», поставленного по пьесе Ярославы
Пулинович режиссёром Георгием Цнобиладзе

Двойной юбилей заслуженной артистки России

«Обрежешь косу — уволю!»

— Валентина Алексеевна, в Северодвинск как вы попали?
— Случайно. Первым моим театром был Горьковский областной. Меня увидели в спектакле главный режиссёр Юрий Коршун и директор театра Николай Сундуков. Потом я с ними встретилась на бирже, и меня пригласили в Северодвинск. Уговаривали, рассказывали, что здесь такое северное сияние, белые ночи, медведи белые гуляют по улицам. Приехала я в город корабелов за романтикой и осталась на всю жизнь. Сундуков ещё шутил: «Валентина, я тебя взял в театр только из-за того, что у тебя коса. Если волосы обрежешь, уволю!». А у меня действительно была большая коса, но к тому моменту я её уже отрезала. Когда он это увидел, чуть с ума не сошёл…
— За 50 лет на сцене вы сыграли всё, что хотели? Или есть чувство неудовлетворённости?
— 50 лет — это не много и не мало. Лично у меня они пролетели как одно мгновение. До сих пор есть ощущение, что я приехала в Северодвинск только неделю назад. Помню, как меня встречали на вокзале, как привезли в театр, в квартиру на улице Серго Орджоникидзе, в которой я живу с тех самых пор.
А чувство неудовлетворённости у актёра есть всегда. Но я никак не могу сказать: «Я не удовлетворена тем, что что-то не сыграла». В моей жизни было очень много ролей. А вот когда наступит момент, когда я почувствую полную удовлетворённость, больше ничего не захочу, это будет значить, что наступил конец жизни. Человек, пока живёт,  всё время чего-то хочет, ему чего-то немножко не хватает. И это нормально. По-другому быть не должно.
— Любопытно, а много ролей — это примерно сколько?
— Давайте посчитаем. Когда я пришла сюда, в сезон ставили 12 спектаклей, и почти в каждом я была занята. Когда Андрей Нефёдов выпустил первую книжку к юбилею театра, я открыла репертуарный список и увидела, что у меня практически не было эпизодов. Почти во всех указанных спектаклях я играла главные роли. Режиссёры меня активно занимали и занимают до сих пор. За это я благодарна Богу. Я в театре практически живу.

Контакт с режиссёром

— А любимые роли?
— На первых порах в моём репертуаре были «голубые героини» (амплуа положительной романтичной особы без ярко выраженного характера и недостатков. — В.Т.). А вот когда к нам пришёл главный режиссёр Вячеслав Иванов, он стал мне давать роли на сопротивление, что меня удивляло. Назначил на яркую характерную роль в спектакле «Блэз» (1995). Я попереживала, конечно, но потом приступила к работе. Придумала себе костюм, парик, огромную грудь накладную. И от этого у меня всё пошло. И роль получилась. И мне понравилось, и зритель оценил, люди хохотали во весь голос. И я поняла, что надо пробовать что-то новое, а Иванов открыл во мне такие стороны, о которых я и не подозревала. Вообще я редко не любила какие-то свои роли.
— С какими режиссёрами вам лучше всего работалось?
— Наверное, легче сказать, с кем у меня не получилось контакта. В 1991 году был у нас режиссёр, ставивший спектакль по пьесе Михаила Задорнова, играть в котором я отказалась. Этого делать не следует, но так получилось. Меня назначили на роль, и я сразу сказала, что она не моя. Скажу больше, весь коллектив был против пьесы и режиссёра, потому что понимали: он ничего из себя не представляет. Но деньги ему уже заплатили, и дирекция настаивала на выпуске спектакля. Его показали на открытии сезона и почти сразу же сняли с репертуара. Сами зрители говорили, что это безобразие. С остальными режиссёрами всегда находила общий язык.
— Но кто же из них  выделяется?
— В первую очередь Юрий Коршун. Это совершенно необыкновенный режиссёр, замечательный педагог. Было такое ощущение, что он ничего не говорил и не делал, а результат получался отличный. Олег Соловьёв — такого режиссёра, как он, я больше не встречала, это штучный мастер. Классный режиссёр — Валентин Ярюхин.
Очень нравится Владимир Карпов, который недавно поставил у нас «Реквием каравану PQ-17» по роману Валентина Пикуля. Мы совершенно не ожидали от режиссёра такого решения, не думали, что получится спектакль, были уверены в провале. И уже на прогонах посмотрела и была в восторге. Единение режиссёрского и актёрского подходов привело к потрясающему результату.
Если кого-то забыла, то пусть на меня не обижаются. Они все навсегда в моей душе.

Замысел обнажённой натуры

— Первая роль, которую вы сыграли в Северодвинске?
— Я пришла на место актрисы, которая уволилась и уехала в мой первый театр. Меня сразу ввели в несколько идущих спектаклей. А самая первая роль в новой постановке — Натурщица в «Сохрани мою тайну». И все мужчины в труппе ждали, когда же я разденусь наконец.
— Так и не разделись?
— Нет, почему. Я на сцене тогда только в одном маленьком купальничке стояла.
— Не слишком ли смелое решение для 1960-х?
— Наверное, да. Такое было впервые в Северодвинском драматическом театре. Был, конечно, спектакль «Барабанщица», но героиня настолько там не раздевалась. Зрители, конечно, были шокированы, смотрели во все глаза. Обнажённая натура у нас в театре была и впоследствии, однако потом этим стало уже никого не удивить. Но я хочу отметить, что в нашем театре это всегда было очень скромно и аккуратно, грань не переходили.
— Сейчас, к сожалению, многие режиссёры грешат обнажёнкой, вываливают грязное бельё на сцену.
— У нас такого точно не будет. Когда я пришла сюда, критики приезжали смотреть наши спектакли по нескольку раз в год и всегда отмечали уровень культуры Северодвинского театра. Даже с Архангельским областным сравнивали в нашу пользу. Обнажённая натура должна быть подчинена художественному замыслу. Нельзя выпускать на сцену голого человека только для потехи, привлечения внимания. Да этим и не привлечёшь — люди уже всего насмотрелись. Если есть необходимость, можно это сделать красиво и изящно.
— А если в спектаклях присутствует нецензурная лексика?
— Я категорически против этого и в жизни, и тем более на сцене. Меня от этого коробит, больно смотреть на такие вещи. Я и на улице, когда мимо меня идут и «выражаются», что молодые, что пожилые, — обязательно повернусь и посмотрю на них укоризненно или скажу: «Ребята, ну зачем эту гадость говорить?». И знаете, это даже как-то действует на них, останавливает.

Музыкальная тенденция

— Как вы считаете, не хватает в театре молодых актёров-мужчин?
— С мужчинами сейчас вообще, как мне кажется, напряжёнка в театре. Молодёжь не очень охотно идёт в театральные институты, потому что актёрская профессия малооплачиваемая. К тому же очень зависимая, эмоционально напряжённая. Энергетические за-траты колоссальные, а отдача обратная не всегда происходит. И потом, ведь каждый считает, что он большего достоин, а людей попросту затирают, забывают.
Те молодые, которые всё-таки рискуют связаться с актёрской профессией, как правило, стараются остаться в Москве, Санкт-Петербурге, крупных мегаполисах. А приезжали бы в провинцию — и однозначно были бы здесь звёздами. Хотя у нас и так хорошие ребята работают.
— В Северодвинском драматическом театре в последние годы пошла тенденция — ставить музыкальные спектакли и мюзиклы. «Небесный тихоход», «Моя прекрасная леди». Положа руку на сердце, ведь не всегда в труппе все могут хорошо петь и танцевать. Да и  востребован ли такой жанр сегодня у публики?
— Режиссёр Игорь Ларин, который их ставил, — человек замечательный. Очень мягкий и обаятельный. Великолепный актёр — я видела фильмы с его участием. Ларина нам порекомендовали на постановку, и его первой работой стал «Небесный тихоход». Спектакль был удачный, ко времени. Роли хорошо разложились на весь коллектив. И зритель принял постановку. Но когда в репертуаре идёт много жанровых повторений, это ни к чему.  Мне кажется, в год одной постановки такого плана, которые ставит Игорь Ларин, было бы достаточно. Ведь мы не музыкально-драматический театр.

О спектакле «Земля Эльзы»

— Пьесу «Земля Эльзы» мы взяли ещё в прошлом году на творческие лаборатории, — рассказывает Валентина Алексеевна. — Потом было решено пригласить режиссёра спектакля Георгия Цнобиладзе поставить её на более широкую аудиторию. Он работает скрупулёзно: я вижу, что ему очень хочется порадовать зрителей. Спектакль — о взаимоотношениях детей и родителей. Тема сложная, неоднозначная. Мне бы хотелось, чтобы люди, посмотрев этот спектакль, поняли, что, пока живы родители, надо быть максимально внимательными, чуткими по отношению к ним. Боль от осознания того, что ты не относился к ним так, как они  заслуживали при жизни, остаётся навсегда. Премьера состоится 9 февраля в 18.00. Обязательно приходите!
Фото автора

Comments are closed.

« »