MENU

01.02.2018 • Авторская колонка

Отомстил водяной за щуку

Скажу честно: со щуками мне не везёт с детства. До сих пор. За минувшие десятилетия было много неприятных случаев, но один из них запомнился на всю жизнь. О нём и поведаю

Давно это было, в начале пятидесятых годов прошлого века. Жил я тогда у деда Ивана и бабушки Ирины в деревне Надпорожье, что на берегу реки Волошки в Каргопольском районе. У деда было прозвище Сахарный, он на своей лодке развозил по рабочим посёлкам продукты, в том числе сахар. Дед был заядлым рыбаком и пытался к этому делу приучить меня, дошкольника.
Однажды, загрузившись провиантом для лесорубов, мы с ним отправились в очередной рейс. Выполнив задание, стали возвращаться домой вниз по реке. Дед, как всегда, грёб веслом стоя, держа в зубах леску дорожки — самую популярную по тем временам рыболовную снасть для ловли щук. Я глядел по сторонам, любуясь тихой рекой, нет-нет да и срывая бутончики кувшинок. Подходим к густым камышам, и тут я увидел лежащую в воде вверх брюхом… щуку.
— Дедушка, глянь-ка, щука, — прокричал я.
— Вижу, вижу, — ответил он и тихонечко подгреб к рыбине.
Вдруг щука шевельнула хвостом и боковыми плавниками, пытаясь перевернуться в привычное положение. Дед не дал ей этого сделать, подхватил рыбину за жабры и с трудом затащил в лодку.
— Килограммов на семь потянет, — сказал он, предложив мне убрать ноги подальше от головы щуки. — Оглушили её аммоналом. Слышишь взрывы позади нас? — произнёс он и добавил, что, мол, опять мужики браконьерствуют.
Едва дед сделал своё заключение, как щука, изогнувшись дугой, сиганула за борт и была такова! Дед оторопел, я прямо-таки перепугался. Может, это был водяной, превратившийся в рыбину…
— Ладно, не переживай, до деревни ещё не близко, поймаем другую щуку.
Прошли примерно полкилометра, и тут закричал дед:
— Внук, смотри-ка направо, там течением несёт, кажется, ту же щуку.
Подошли, затащили рыбину в лодку вдвоём. Щука по-прежнему была жива, дышала, поднимая и опуская жабры. А вот и наше Надпорожье. Дед вынес щуку на берег, положа хвостом к воде, головой к нашему дому. Пока он крепил лодку, я решил её рассмотреть поближе. Сначала обошёл вокруг, потом наклонился у хвостовой части, чтобы погладить щуку по туловищу. Только коснулся чешуи, как она хвостом ударила меня по правой щеке. Да так, что я шлёпнулся в траву! Разозлившийся дед огрел рыбину веслом по голове. Она затихла.
К вечеру на ужин бабушка Ирина испекла большой рыбник, пригласила в гости соседей. Все с интересом слушали о том, как мы эту рыбину поймали. В рассказ деда вступал и я, пока не подавился костью. Ещё чуть-чуть, и задохнулся бы. Бабушка побежала к местной целительнице Катерине, которая и спасла меня от этого несчастья. Узнав, каким образом была поймана эта щука, она произнесла:
— Это вас водяной наказал, зачем щуке ожить не дали! Что, другой рыбы в Волошке мало? А тебя, малец, хозяин реки ещё не раз вспомнит, — сказала она мне и, отказавшись попробовать рыбник, вышла из дома.
И ведь как в воду глядела тётка Катерина. Спустя два года в весеннее половодье я тонул в Волошке — спасла бабушка Ирина. Через несколько лет, катаясь на коньках, угодил в реку Нименьгу — вытащили из ледяной воды местные лесорубы. Работая в Северном речном пароходстве на буксире, был участником аварии: в районе Двинского Березника судно налетело на бревно-топляк и получило большую пробоину, чуть не затонув.
Эта щука мне нет-нет да и приснится. И после каждого такого «сеанса» я ожидаю неприятностей.

Анатолий РЯДЧИНСКИЙ

Comments are closed.

« »