MENU
154_d1095-m

05.12.2017 • Колонка редактора

Прошлое не стереть ластиком…

Пожалуй, одно из главных событий уходящего 2017 года — столетие Октябрьской революции. До сих пор эта тема делит наших граждан на два противоположных лагеря. Одни считают, что это грандиозное событие, давшее России мощный толчок к развитию промышленности, позволившее человеку труда подняться до неведомых ранее высот. В другом лагере те, кто считает 7 ноября (25 октября по старому стилю) 1917 года началом эпохи безверия и кровавых репрессий. Как сегодня в школах преподают эту тему? Что думают дети о событиях столетней давности? Об этом наш разговор с учителем истории Ягринской гимназии Сергеем СТРЮКОВЫМ

Как через 100 лет преподают в школах тему Октябрьской революции

Рисовать Ленина — нельзя

— Сергей Анатольевич, когда у вас возник интерес к истории как к предмету?
— Я учился в Северодвинске в школе № 27. Как и везде, историю тогда преподавали в жёстких идеологических рамках. Мы во всём доверяли учителям. 7 ноября и 1 мая ходили на демонстрации, несли красные флаги, гордились своей страной.
Безусловно, сильной стороной педагогического процесса было патриотическое воспитание. В связи с этим вспоминаю случай. Когда в начальной школе я захотел нарисовать портрет Ленина, ко мне подошла учительница: «Ты что? Его нельзя рисовать». Я долго размышлял: почему нельзя?
Как все ребята, был и октябрёнком, и пионером, и комсомольцем. Правда, в комсомол вступил во времена его заката (был конец 1980-х). В армии служил в Москве, в подразделении, охранявшем объекты. Тогда ещё с нами служили латыши и литовцы. Во время споров они называли нас, русских, оккупантами. Это был новый взгляд на нерушимый союз народов…
После армии поступил на исторический факультет ПГУ им. Ломоносова. Потому что история стала по-настоящему интересной, появились темы для размышлений. На первом и втором курсах нам преподавали ещё по советской схеме, а с третьего курса отменили историю партии и историю религии. Лекции превращались в настоящие дискуссии о судьбе страны.
— Не больно было осознавать, что та система, на которой вы воспитаны, разрушилась?
— Жить в эпоху перемен сложно. Мы, студенты, искали ответы. По ТВ и радио рассказывали о «прелестях» реформ Чубайса и Гайдара, лозунги новой власти были такими: «Мы спасли вас от коммунизма». Будто резинкой стёрли с листа то, что было до этого. У людей ушла уверенность в завтрашнем дне: вспомним, семьи боялись заводить детей. Да, в застенках ГУЛАГа погибло около трёх миллионов человек, но сколько человек спились, покончили жизнь самоубийством в годы перестройки — намного больше. Поэтому сейчас большинство россиян — за стабильность и за существующую власть. Слишком сильна память о тех потрясениях.

Виноваты не большевики

— Согласны ли вы с мнением, что революция — это всегда потрясение, которое несёт негативные последствия?
— Это коренной экономический, социально-политический перелом, неизбежно калечащий судьбы людей. Под какими бы лозунгами он ни совершался. Одно из основных отличий того, что преподавали нам в школах, от того, что говорим сейчас (опираясь на исследования): Октябрьскую революцию сделали не большевики. Точнее, не только они. Вспомним: сначала была буржуазная революция, в начале 1917 года. Те же генералы, банкиры, интеллигенты надевали красные ленточки и говорили: «Да здравствует республика! Долой монархию!».
До апреля 1917-го большевики были никому не известной партией, численностью около 30—40 тысяч человек. Самой мощной была партия эсеров, которые были за крестьян — за класс, составлявший 60% населения России. Следующая — партия октябристов, или «директоров заводов». Они ратовали за свободный бизнес и торговлю.
А большевики были за пролетариат, за рабочих. За самый нищий класс, которому нечего было терять, кроме своих цепей. Но рабочих надо было разбудить! Вспомним картинки из советских учебников. Ленин стоит на броневике на Финляндском вокзале, кругом масса внимающего народа. Но на самом деле митинг-то был немногочисленный. Это один из созданных в советское время мифов, цель которых — придать значимость тем событиям.
Ещё один миф, что Ленин, стоя на броневике, провозгласил «Апрельские тезисы» — о том, что та власть, которая пришла в Россию после монархии, не способна решить проблемы рабочих. На самом деле «Тезисы» были озвучены в ночь с 3 на 4 апреля на собрании большевиков во дворце Кшесинской. Основной лозунг: «Есть такая партия!». Именно она готова подготовить новую революцию в отличие от эсеров, октябристов и меньшевиков, которые хотели решить всё путём реформ.
С апреля по июль 1917 года было двоевластие. Общество ждало, что после свержения монархии, затеявшей участие России в Первой мировой войне, Временное правительство войну прекратит. В этот период создаются Советы рабочих депутатов, а интеллигенция выступает за Временное правительство. На уроках мы с ребятами рисуем таблицу, чтобы разобраться в противостоянии.

Не фронт, а пикник!

Октябрьской революции способствовал целый ряд событий и, скажем, случайных «подарков».
Во-первых, расстрел демонстрации 4 июля и роспуск Советов, на которые решилось Временное правительство. После этого большевики уходят в подполье.
Во-вторых, мятеж генерала Корнилова. Вспомним: тот же Керенский, будучи министром обороны, издал Указ о демократизации армии. Фактически солдатам разрешалось обсуждать приказы, отменялись приветствия, солдаты и офицеры стали равны. На линии фронта был такой момент: русские и немецкие солдаты стали брататься, так как наши не знали, за кого они должны воевать. Не фронт, а пикник! Фактически «кость» страны — армия — разваливалась. Наиболее порядочные офицеры, каким был Лавр Георгиевич Корнилов, пытались навести порядок. Корнилов предъявил ультиматум Временному правительству: «Если не наведёте порядок — я захвачу власть». Этим он сыграл на руку Ленину. Ильич провозглашает лозунг: «Вся власть Советам!» — нельзя дать Корнилову захватить власть.
Ленин, который, по моему мнению, был величайшим циником, схитрил: он увидел, что из двух зол лучше выбрать наименьшее — слабое правительство, но только не возвращение «корниловщины», то есть монархии.
В сентябре и октябре идёт активная подготовка к вооружённому восстанию. Партия большевиков выросла в сильную партию. И Временное правительство само подготовило почву для революции. Если бы оно объявило выборы, закончило войну, то легитимно получило бы власть. С февраля по октябрь 1917 года так называемая элита сделала всё, чтобы развалить страну.
В ночь восстания, 25 октября (7 ноября), банки, вокзалы, почта уже принадлежали большевикам. Часть министров из Зимнего убежали, остальные просто сидели и ждали…

Секрет – в Декретах

— Почему советская власть так быстро захватила огромную страну с вековыми устоями?
— Во-первых, в начале XX века в мире идёт вторая научно-техническая революция: первые паровозы, аэропланы, электричество, искусство кино; размываются сословные грани… — по старинке жить уже нельзя. А во-вторых, придя к власти, Ленин делает очень нужные вещи. Издаёт Декрет о мире: Россия выходит из войны, пусть путём территориальных уступок (это тема отдельного разговора). И подписывает Декрет о земле. Вопрос, который не решался десятилетиями, решён в одночасье. Большевики просто так отдали землю народу. Эти два Декрета — секрет того, почему революция так триумфально шествовала по стране.
— Когда вы преподаёте эту тему в 9-м и 11-м классах, как ребята воспринимают информацию?
— У многих интерес к историческому материалу проявляется только к 11-му классу. Ребята задают вопросы после просмотра фильмов «Матильда» и «Адмирал». Эти фильмы создают, по крайней мере, зрительные образы Колчака и Николая II, Троцкого и Ленина. Но я советую их смотреть как истории с художественным вымыслом. Это такой «фастфуд» — яркая, «легкоусвояемая» картинка. Но насколько она правдоподобна? Историю всё-таки надо изучать по документам. Да, большинство школьников в силу возраста не совсем понимают весь трагизм судьбы страны. Но в классе всегда есть ребята, которые имеют свою позицию.
— А в методиках преподавания есть рекомендации, в каком ключе подавать материал?
— Как в любом предмете, есть программа. Я ориентируюсь на документы и архивы, сам изучаю последние исследования на исторических сайтах. Задача современного учителя — дать факты и помочь детям их проанализировать. Я, например, использую характеристику Николая II: «Он был хороший человек, но плохой император» — и дальше мы рассуждаем.
В том, что случилось в 1917 году, виновата и царская семья. Предпосылки революции были заложены в январе 1905 года, когда Николай II приказал расстрелять мирную демонстрацию на Дворцовой площади; после гибели десятков людей не было объявлено даже траура. Вспомним и давку на Ходынском поле при коронации, где погибли около 1 200 человек. Мистическая история с Григорием Распутиным тоже не добавила доверия императору.
На уроках ребята задают вопрос: «А была ли возможность остановить революцию?».
Да, если бы создали парламентскую монархию, например как в Англии. Если бы царь и его приближённые не были далеки от народа. Но в 1907 году Николай Александрович распустил уже второй состав Думы, сделал шаг назад, к возвращению абсолютизма. Вот тогда от него начала отворачиваться элита. И череда событий привела к Октябрьскому перевороту.
Увы, история не терпит сослагательного наклонения.

Разве могли на уроках истории рассказать, что при защите Зимнего дворца погиб всего один человек: девушка из женского батальона выбросилась из окна, боясь, что её изнасилуют. Не было мощного штурма, как  показывали в советских фильмах, а «Аврора» выстрелила холостым. Когда несколько десятков большевиков ворвались в Зимний, там оставались юнкера-мальчишки и женский  батальон. Пошумели, побили стёкла, и всё.

Мне нравится работа, которую проводят военно-патриотические клубы и поисковые отряды. Ребята видят и чувствуют настоящую историю. К её пониманию, как и к религии, нужно прийти самому…

Фото Яны Новиковой. Учитель истории Сергей СТРЮКОВ.

Comments are closed.

« »