MENU
1366_d1094-м

29.11.2017 • Колонка редактора, Флот

Любимый крейсер адмирала

В заводском музее собрались бывалые корабелы. Те, кто участвовал в закладке головного корабля в 1964 году. Кто шаг за шагом отслеживал график передачи 420-го заказа на участок заводских испытаний. И кто со знанием дела проводил испытания в море, приближая заветный день 5 ноября 1967 года, когда в состав ВМФ вошёл первенец второго поколения отечественных АПЛ

На Севмаше отметили 50-летие подлодки К-137 — головного корабля проекта 667А

Первый из «золотой серии»

«Когда мы идём на испытания подводной лодки, в том числе на предельную глубину погружения, то мы идём туда не для того, чтобы проверить, сломается она или не сломается, — писал Сергей Никитич Ковалёв, в ту пору главный конструктор ЦКБ-18 (ныне ЦКБ МТ «Рубин»). — Если бы я так рассуждал, то я был бы последний сукин сын, потому что кроме меня на испытания такой лодки, как «Акула», идут ещё 500 человек». С какой силой выражено здесь чувство ответственности!
А кто не знает, какой неоценимый вклад внёс в постройку «золотой» серии кораблей Севмаша легендарный директор предприятия Евгений Павлович Егоров! Так, при освоении высокопрочных сталей пришлось решать сложнейшие задачи.
Однажды ультразвуковой контроль выявил брак на всех 16 комингсах, вваренных для крепления ракетных шахт. Их демонтаж и замена новыми, ещё не заказанными, отодвигали вывод корабля из эллинга на полгода. Евгений Павлович выбрал решение — заменить ковку металла на листовой прокат. Уже через два месяца вагон с листовыми комингсами был отгружен стапельному цеху, время завод наверстал.

«На лодке разместились контрагентский состав, стартовая команда, почти двойной сдаточный состав Севмаша, — вспоминал первый командир
К-137, позднее контр-адмирал Вадим Леонидович Березовский. — На ракетных стрельбах было очень сложно соблюсти все нормы. Если генеральному конструктору В.П. Макееву нужна была скорость не выше стартовой, то представителям управления ракетно-артиллерийского вооружения нужна была не ниже этой. В итоге мы держали скорость с точностью до 0,01 узла, что не предусмотрено никакими инструкциями. Лодка прошла успешно все испытания».
А уже зимой 1968 года лодка Березовского выполнит первую боевую службу с полным ракетным боекомплектом.

Воскрешая прошлое

Восстанавливать события далёких дней участникам встречи в музее помогли выставочные экспонаты и кадры видеофильма «Легенда подводного флота», подготовленные сотрудниками управления делами.
Вот на экране В.Л. Березовский. В 50-м цехе он познакомился с ответственным сдатчиком Валерием Николаевичем Фроловым. «Ему я обязан двумя десятками лет бескорыстной дружбы, — напишет позднее в своей книге Вадим Леонидович. — Было нам по 37 лет, энергии через край и обоюдное желание довести лодку «до ума»…»
Вот в кадре вывод К-137 из цеха. Присутствуют министр судостроительной промышленности Борис Евстафьевич Бутома и первый заместитель главкома ВМФ Владимир Афанасьевич Касатонов.
А вот создатели ленты заводят разговор о красивой традиции — при спуске корабля на воду разбивать о корпус бутылку шампанского. Евгений Павлович выбрал в крёстные матери корабля знаменитую электросварщицу, Героя Социалистического Труда Евдокию Павловну Ночвину. Было это 25 августа 1966 года.
Но самую яркую страницу истории ракетоносца воссоздали сами участники встречи. Их воспоминания выстраивались по технологической цепочке, аналогичной реальному ходу дела, начиная с металлообрабатывающего производства. Спустя 50 лет заново «выстраивали» 420-й Геннадий Правилов, Виталий Кузьмин, Елена Зуева, Анатолий Жепетов, Борис Каз, Александр Холодов. «Достраивали» заказ Виктор Сорокин, Александр Петухов.

Автограф в журнале

В центральном посту подводной лодки хранилась бронзовая доска, оповещавшая о том, что 30 мая 1967 года её посетили
руководители КПСС и СССР Л.И. Брежнев и А.Н. Косыгин.
Сопровождавший высоких гостей командир корабля позднее вспоминал: «Спустились мы через люки первого отсека, и я заметил: в свои шесть десятков лет Брежнев наши спуски и подъёмы по вертикальным трапам, проходы через люки преодолевал довольно легко. Косыгин — потяжелее… Выходили мы через люк десятого отсека. Поднявшись, прошли метров с десяток к скосу ракетной палубы, где стоял наш старшина-дозиметрист с грандиозной кружкой спирта и медицинскими салфетками, чтобы вытереть руки после рукояток и поручней. Вытерев руки, Брежнев увидел поднимающегося из люка Косыгина и окликнул его: «Алексей, иди сюда, здесь спирт дают!»…
На корабле не оказалось книги почётных посетителей. Выручили пультовики. Когда Брежнев спустился на пульт управления ГЭУ (главной энергетической установки), оператор Григорий Павлюк, сдаточный механик Василий Ткаченко и командир первого дивизиона Юрий Плигин попросили его расписаться в пультовом журнале».

Юрий АНАНЬИН. Фото Олега Перова. Перед ветеранами выступает первый заместитель генерального директора Сергей Маричев.

Comments are closed.

« »