MENU
874_d1094-м

03.11.2017 • Первая полоса

Гостиница «Теплоцентраль»

С середины лета бомж Саша квартирует на трубе теплоцентрали недалеко от нашей редакции на улице Южной. Мы были свидетелями того, как он разбирал на детали старый холодильник.
Сам, как пояснил, не местный, документов не имеет, поэтому устроиться на работу не может. И выпавший на днях снег — это для него не прекрасное явление природы, а знак того, что нужно думать, как выживать.

Общественники предлагают взяться за решение проблемы бездомных людей

Неравнодушная Людмила

Думать, как выжить, сейчас приходится «постояльцам» и других импровизированных «гостиниц» возле тепловых труб. И некоторые, чтобы иметь крышу над головой, ломают конечности или даже обливают себя кислотой, чтобы оказаться на какое-то время в тёплой больнице. Сколько таких историй приходилось слышать шефствующей над хосписом при горбольнице № 2 Людмиле Жилибовской!
Так быть не должно, решила неравнодушный общественник и руководитель центра семейного творчества «Я-самость». И в который раз поставила перед общественностью вопрос о создании в городе приюта.
В городском совете ветеранов, где она начала обсуждение, рассказали: с этой категорией людей когда-то пытались работать. Они приходили в офис и… крали мыло. Но среди них есть разные люди, убеждена Людмила Викторовна. На улице можно оказаться в силу разных причин: по большому горю, стечению обстоятельств, попадая в «вилку» законодательства… И что, всю жизнь потом рыться в помойке? Для тех, кому нужен второй шанс, в городе должно быть место, куда можно прийти переночевать и оформить документы.
В планах Людмилы Жилибовской и её соратников — создать инициативную группу, которая объединит неравнодушных горожан и предприятия, готовые помогать. Например, это могут быть столовые или продуктовые магазины.
— Есть, например, продукты, которые послезавтра будут просрочены, а сегодня их ещё можно есть. Сейчас всё это идёт на свалку: сама видела, как выбрасывали капусту у Паранихи, — рассказывает Людмила Викторовна. — А можно было бы сформировать продуктовые наборы.

Нужен приют!

Это не просто миссионерство, но и своего рода безопасность населения города, рассуждает она. Ведь бомжи греются в подвалах, иногда устраивают пожары (в которых сами же погибают), разносят болезни, в отчаянии могут быть агрессивными. Когда-то и вопрос хосписа продвигался трудно, но ведь осилили. Главная задача сейчас — выявить и озвучить как можно больше ракурсов проблемы. И провести анализ ситуации.
Пока схема работает так. В Северодвинской горбольнице № 1 организовано пять социальных коек, куда люди поступают по направлению из управления социального развития, опеки и попечительства. Есть несколько коек и в хосписе второй горбольницы.
Бездомных здесь обмывают и обрабатывают (поступают они в прогнившей одежде). Затем соцработник связывается с центром «Забота», специалисты которого помогают им оформить документы на инвалидность, чтобы можно было устроиться в дом-интернат для престарелых и инвалидов. Очередей на такие койки, по словам главврача больницы № 1 Риммы Карташовой, нет. Однако бомжи могут проживать на них за счёт местного бюджета годами.
Проблему создания приюта в городе поднимали и раньше. В начале 2000-х её рассматривал горсовет депутатов, вопросом занимался Сергей Борский. Посчитав затраты, пришли к выводу, что это нецелесообразно.
На манипуляции по приёму, обработке и обслуживанию одного человека требуется несколько сот рублей в сутки. При этом, рассказывает депутат горсовета Александр Гришин, бомжи туда приходят на день-два, а потом возвращаются к привычному образу жизни. А есть другие категории людей, которые остро нуждаются в помощи. Проблема создания приюта — государственная, и одному муниципалитету её не решить, считает он.

Подняться «со дна»

Между тем есть примеры организации таких мест. Познакомиться с тем, как работает в Архангельске единственный в области центр социальной адаптации для лиц без определённого места жительства и занятий, мы приехали вместе с Людмилой Викторовной.
Приют расположился в «деревяшке» бывшего фармацевтического училища на ул. Попова, 40.
— Садитесь на эти стулья. На дальние не советую, — сразу предупреждает директор центра Владимир Куликов. — Они для «контингента».
Да, жалости здесь не место. Не зря структурой руководит бывший сотрудник правоохранительных органов.
— Я здесь стал циником. Многие из этих людей не хотят менять что-либо в жизни, — признаётся Владимир Владимирович. — Они в первую очередь сами для себя должны решить, каким путём идти.
Если ты появился здесь пьяный, принёс с собой бутылку или не соблюдаешь правила центра — в течение года тебя на порог не пустят. Здесь предоставляют социальную адаптацию и ночлег, помогают оформить документы. В большей степени это заведение для людей, оказавшихся в сложной ситуации. И у каждого есть шанс наладить жизнь. Некоторые организациии охотно берут бывших бомжей на работу, которую не желают выполнять другие. Было бы желание у самого человека подняться со «дна».

Мыло, мочалка, сухой паёк

Принявший эти правила человек может находиться в центре и месяц, и полгода. Но кормят только первые 30 суток. Здание старое, организовать здесь горячее питание — настоящая проблема. Выдают сухпаёк на 87 рублей. В нём пюре и лапша быстрого приготовления, чай, хлеб. Ни одна столовая не возьмётся кормить бомжей, иначе потеряет остальных посетителей. Сейчас думают над тем, чтобы заключить договор с организациями о выдаче продуктового набора по талонам.
— В Москве в сквер имени Сахарова привозят горячее питание в баках и раздают — как полевая кухня. Почему здесь нельзя? — интересуется Людмила Викторовна.
— В ночное время никто сюда не поедет, — отвечает Куликов. — А днём они здесь не находятся.
В целом центр рассчитан на 30 человек. Для них работают четыре медсестры, два соцработника, два вахтёра, директор, бухгалтер, уборщица, водитель и дезинфектор.
Заселение происходит после 19 часов, в 8 утра каждый должен освободить помещение. Остаться разрешают только в случае болезни.
При поступлении каждому выдают мыло, порошок, мочалку, постельное бельё и полотенце. Комнаты рассчитаны на проживание от 4 до 10 человек. В единственной женской есть холодильник. Постельное бельё каждые две недели отвозят в стирку. Постояльцев ежедневно осматривают и при обнаружении следов педикулёза или кожных заболеваний не заселяют. Медсёстры ведут ночное дежурство. Были случаи, когда на них нападали, поэтому есть охранник, сейчас устанавливают тревожную кнопку.
Отметим, что такой центр существует в Архангельске с 1999 года. Хотя в регионы было спущено распоряжение сверху, область решала вопрос создания такой структуры восемь лет! Бюрократическая машина очень неповоротлива, и не исключено, что решение вопроса «повиснет» на самих общественниках. И тут уже остаётся гадать, до каких пор можно делать вид, что живущих на соседней трубе людей не существует.

***

Жалость — то чувство, которое нужно забыть в центре адаптации. Иначе его «постояльцы» могут просто сесть на шею.

***

Книги, как показала практика, посетителям центра не нужны: они подкладывают их под кровать или под тарелки с едой. Из развлечений здесь только телевизор.

 

Фото Елены Никитиной. В холодное время года бездомные квартируют возле труб теплоцентрали. По мнению общественников, назрел вопрос создания приюта для бомжей.

Comments are closed.

« »