MENU

1280_d1093

08.09.2017 • Культура

По мотивам И.А. Хлестакова

Молодой Николай Васильевич Гоголь скупает весь (или почти весь) тираж собственной поэмы «Ганс Кюхельгартен», раскритикованной в журналах. Растапливает он очаг, кидает туда книгу — и отхлёбывает из горла бутыли, видимо, не минералку. Ещё одна книга — и ещё хороший глоток. А тираж-то, знаете, немаленький, со всеми вытекающими!

Но и от Николая Васильевича фильм «Гоголь. Начало» кое-что всё же позаимствовал

«Как странно сочиняет Пушкин!»
Те весёлые (и не очень) вольности в обращении с именами и образами великих, которые мы видим в фильме Егора Баранова «Гоголь. Начало», напоминают и что-то вроде литературных анекдотов Хармса, и… самого Гоголя, конечно.
Сразу приходят на ум фантазии Хлестакова — оставшиеся, правда, в ранней редакции «Ревизора», но характерные: «А как странно сочиняет Пушкин!.. Перед ним стоит в стакане ром, славнейший ром, рублей по cтy бутылка, какова только для одного австрийского императора берегут, — и потом уж как начнёт писать, так перо только: тр… тр… тр… Недавно он такую написал пиэсу «Лекарство oт холеры», что просто волосы дыбом становятся. У нас чиновник с ума сошёл, когда прочитал. Того же самого дня приехала за ним кибитка и взяли его в больницу».
Николай Васильевич позволял себе такую игру с именем Александра Сергеевича (и вообще их творческие взаимоотношения не всегда были столь идиллическими, как описано в школьных учебниках). К тому же иронию свою он в то время направлял и на самого себя… А теперь и сам оказался в центре очередных игр — уже чужих, в постмодернистском ключе. Но это, пожалуй, даже в его духе!
Фильм «Гоголь. Начало» на экранах идёт в двух вариантах: 16+ и 18+. Это от того зависит, насколько полно представлены отношения Николая Васильевича (роль Александра Петрова) с двумя обворожительными героинями — молодой супругой помещика Лизой (Таисия Вилкова) и юной ведьмой (Юлия Франц). Или фантазии об отношениях? Или видения?.. Тут, знаете, дело в том, что персонаж, одноимённый писателю, в фильме периодически падает в обмороки и тем самым выходит в некое духовное измерение. Оно и помогает ему, писцу из Третьего отделения, не более и не менее как узнавать подлинные обстоятельства преступлений, а заодно и открывает много интересного, захватывающего и, как водится, страшного.

«А в книге не так»?
Но, думается, ограничить стоило бы не только возраст зрителей, но и степень их серьёзности. Всякому ожидающему экранизации Гоголя или, боже упаси, биографического фильма о нём просмотр строго противопоказан.
Даже те персонажи фильма, у кого есть книжные прототипы вроде Оксаны, Черевика или кузнеца Вакулы, имеют к этим своим тёзкам очень опосредованное отношение, речь их, манеры и даже многие шутки резко осовременены и лишены той прелести, которая делает «Вечера на хуторе…» живыми вот уже 185 лет. И вообще, право, зря иные рецензенты пишут, что изыскания Баранова с компанией «помогут по-новому посмотреть на историю и жизнь одного из самых мистических писателей». Помогут разве что поиграть с именами и цитатами…
Но вот если кому-то хочется чуть-чуть испугаться и немного посмеяться, то добро пожаловать на сеанс! И между прочим, это сочетание забавного и жутковатого опять же в духе подлинного Николая Васильевича.
А ещё вполне в его духе материализация метафор. Скажем, на экране вполне буквально показывается знаменитое «Вижу какие-то свиные рыла вместо лиц…»: померещившиеся Николаю Васильевичу Пушкин и его спутницы при развитии кошмара оказываются с поросячьими головами. Да и немало в фильме других деталей, которые в этом весёлом и страшном балаганчике действительно напоминают автора «Вечеров на хуторе…»!
Правда, даже в балаганчике хочется иногда меры. И когда число экстрасенсорных припадков героя приближается в фильме к третьему десятку, то становится не страшно и смешно, а полусмешно-полускучно. Наверное, изобретательный режиссёр мог бы для разнообразия и по-другому показать очередной прорыв (или провал?) персонажа в неизведанное. И сложно сказать, чего в некоторые моменты больше в игре, безусловно, талантливого Александра Петрова или даже блестящего Олега Меньшикова — следования особому ироничному замыслу постановщика или простой профессиональной небрежности…
Но фильм снят, как он снят. И именно вот в такой своей специфической эстетике интригует зрителя! Хотя бы настолько, чтобы сделать очень хорошую заявку на лидерство в прокате среди отечественных фильмов и обеспечить интерес публики для вскоре следующих продолжений.
Хочется узнать, до чего они там ещё доиграются, правда!
Фото с сайта mos.news

Comments are closed.

« »