MENU
912_d1093

24.08.2017 • Город, Судостроение

Улице — имя Хворостянова

Недавно узнал, что в Северодвинске впервые за долгие годы будут выбирать названия для новых улиц. Я уже не первый год пытаюсь доказать, что в нашем городе должна появиться мемориальная доска или улица с именем первого начальника государственного Центрального морского полигона Ильи Хворостянова (на снимке). Человек это был поистине легендарный.

Первый командир «нольдевятки» достоин этого

Парень из глубинки
Илья Алексеевич Хворостянов родился в деревне Салтыково Белгород-ской области. Здесь же учился в школе, работал счетоводом. Может быть, мальчишка из глубинки так и работал бы в колхозе, даже стал бы его председателем, но судьба распорядилась иначе. В июне 1935 года его призвали в Военно-Морской Флот. А ещё через четыре года он стал выпускником военно-морского училища в Севастополе и был назначен на Тихоокеанский флот. С октября 1943 года Илья Алексеевич уже стоял во главе Ханкайского отдельного батальона речных бронекатеров Амурской военной флотилии.
Во время войны с Японией капитан-лейтенант Хворостянов руководил боевой операцией, в ходе которой был разгромлен штаб японской комендатуры. В 1945 году за мужество и героизм, проявленные в борьбе с японскими милитаристами, капитан-лейтенанту Хворостянову присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».
В 1952 году он окончил Военно-морскую академию имени К.Е. Ворошилова, после чего служил в Мор-ском Генеральном штабе.

Полигон с нуля
В 1955 году Илье Алексеевичу предложено ехать на Север. В начале 1950-х годов усилиями военно-морского министра адмирала флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова правительство страны приняло решение установить баллистические и крылатые ракеты на подводные лодки. Необходимую для этой цели  модернизацию и строительство подлодок стали осуществлять на заводе № 402 в Молотовске (ныне Северодвинск).
В связи с этим министр обороны СССР подписал приказ о создании полигона № 21 ВМС СССР для подготовки ракет (в народе полигон получил название «нольдевятка»). Местом базирования объекта была выбрана территория в районе порта Молотовска. Герой Советского Союза капитан 2-го ранга И. А. Хворостянов был назначен начальником полигона. Первым в его истории.
Как пишет в своей книге «Ракеты и люди» заместитель главного конструктора академик Борис Черток, в нашем городе находилось всё необходимое: судостроительный завод, база для наземного хранения и испытаний ракет, база для экипажей подводных лодок.
В середине апреля
1955 года эшелон с личным составом и измерительной техникой прибыл из Крыма в Молотовск. На плечи командира легли организационные работы. Определённые сложности  возникали и в связи с тем, что   полигон напрямую подчинялся  4-му Управлению ВМС СССР,  минуя  Беломорскую ВМБ. Хворостянову постоянно  приходилось вспоминать свои дипломатические навыки, полученные на предыдущей службе военно-мор-ским атташе в Болгарии.
После успешного пуска баллистической и крылатых ракет было решено оснастить ракетным оружием подводные лодки. Такая задача ставилась перед заводом № 402. Осваивать новые ракетные комплексы должен был испытательный полигон, который в 1958 году получил статус Государственного центрального морского полигона.
Вот что пишет тот же Б. Черток, который в 1955 году вместе с Сергеем Королёвым побывал в Северодвинске: «Представители Северного флота демонстрировали выучку экипажей, которые самостоятельно проводили испытания ракет, их заправку и погрузку в шахты подводной лодки. Я залюбовался чёткой и слаженной работой военных моряков. Прошло чуть больше года, как экипаж базы начал осваивать ракетное дело, а насколько увереннее они работали по сравнению со своими сухопутными коллегами!».

Без суеты и амбиций
В 1959 году за успешное проведение испытаний и принятия на вооружение крылатых ракет
И. Хворостянов был удостоен ордена Трудового Красного Знамени. Орденами и медалями были отмечены и другие военно-служащие части.
Стоит ли говорить, какими напряжёнными для полигона были конец 50-х и начало 60-х годов? Увеличивался объём строительства субмарин, увеличивалась и «география» полигона: начала функционировать новая стартовая позиция, открылись новые боевые поля и мишенная позиция, развивалась сеть инженерных пунктов. В эти же годы начались как экспериментальные, так и серийные пуски ракет, определившие дальнейшую стратегию развития ВМФ страны. Состоялись экспериментальные пуски из-под воды, начались стендовые испытания крылатой ракеты с головкой самонаведения.
За годы командования полигоном — с 1955 по 1965 год — И. Хворостяновым был проведён большой объём работ по созданию ракетно-ядерного щита Родины. Порученное дело было для него новым, он вникал во всё, при этом учитывал точку зрения других коллег и принимал правильные решения. Был строгим, но справедливым командиром, управлял уверенно, без суеты, без амбиций.
То, что морскому полигону в 1974 году была вручена высшая награда СССР — орден Ленина — большая заслуга его первого начальника и всего коллектива испытателей. Я бы сравнил значение его деятельности с работой директора Севмаша Евгения Егорова. Им обоим пришлось осваивать новое дело строительства подлодок и оснащения их современным вооружением.
После Северодвинска Хворостянов занимал разные посты, в том числе начальника Черноморского высшего военно-морского училища имени Нахимова. После отставки вице-адмирал жил в Ленинграде.
В феврале 1988 года он ушёл из жизни и был похоронен на Серафимовском кладбище в Санкт-Петербурге.
Наш Северодвинск в названиях улиц и установленных мемориальных досках отмечает память Героев Советского Союза и России, которые имели отношение к строительству города и защите рубежей Родины. Но нет никакого упоминания о том, что здесь в течение 10 лет служил на благо Военно-Морского Флота Родины Герой Советского Союза Илья Хворостянов. Уверен, его имя нужно присвоить одной из улиц города. Подрастающее поколение должно знать историю города и его известных деятелей.
Виталий ПЕРЕГУДОВ,
инженер-капитан 2-го ранга в отставке

Comments are closed.

« »