MENU
484_d1083

16.08.2017 • Колонка редактора

Эстебан из «страны счастливых людей»

Его зовут Эстебан Унигарро-Лозано, и он из страны счастливых людей. Согласно данным опроса Gallup International, в прошлом году Колумбия стала «самой счастливой страной мира». Возможно, не все колумбийцы могут с этим согласиться, но у многих русских точно существует такое мнение. В интервью по скайпу мы не стали спрашивать Эстебана, чувствует ли он себя представителем самой счастливой нации, но постарались узнать чуть больше о его родине

Откровенный разговор с колумбийцем, побывавшим в Северодвинске

Волонтёр на севере
Интересен Эстебан тем, что он один из немногих колумбийцев, которые побывали на севере России. В феврале прошлого года он, оказавшись на другом конце света — на берегу Белого моря, пережил восьмичасовую разницу во времени и почти шестидесятиградусную смену температуры.  За два месяца  увидел многое, и, наверное, узнал настоящую, «нетуристическую» Россию: жил в квартире у пожилой женщины, не говорящей по-английски и тем более по-испански. А каждое воскресенье они вместе ходили на службу в православную церковь. Ежедневно в течение шести недель он давал уроки в местной общеобразовательной школе как волонтёр — это, в общем-то, и было целью его визита в Россию. Ах да, ещё в самом начале своего пути Эстебан потерялся в Москве, а после целые сутки ехал в плацкартном вагоне на верхней полке. Удивительно или нет, но после пережитого он готов был остаться в России навсегда.

Мир с террористами?
— Одно из последних событий Колумбии, о котором говорили в России, — подписание вашим президентом мирного договора с повстанческой, или, наверное, правильнее говорить, террористической группировкой FARС. Но, насколько известно, у вас в стране проходил большой референдум, где граждане решали: прощать ли террористов? Голоса разделились практически пополам. Почему этот референдум так расколол страну?
— Да, голоса действительно разделились. 48% были за мир с террористами, 52% — против. Это очень сложный вопрос для нашей истории. Ведь FARС появились больше, чем полвека назад. Изначально они были не согласны с государственной политикой, устраивали протесты, митинги. Но, не дождавшись реакции со стороны власти, взялись за мирных жителей: убивали, брали людей в плен, воровали детей и обучали их по-своему, чтобы продолжить начатое.
— Ты рассказывал, что твой дедушка был военным и погиб от рук террористов, но прежде завещал всем мужчинам в семье никогда не ходить в армию. Террористы, которые убили его… они тоже были из FARС?
— Да, это были они… Дедушка с бабушкой ехали на ферму, и им на  пути встретились террористы. Они убили дедушку, а бабушку взяли в заложники. Она была в плену примерно шесть месяцев. Жила в пещере далеко в горах, там были и другие заложники, около пятидесяти человек, может, и больше. Она неоднократно пыталась бежать. Террористы потребовали выкуп, огромную сумму — около двухсот тысяч долларов. Наша семья с большим трудом нашла деньги, и её отпустили.
— Сколько тебе тогда было?
— Шесть или семь лет… Сначала мне не говорили правду. Говорили, что бабушка с дедушкой уехали в отпуск. Мы встречали бабушку всей семьёй,
украсили квартиру воздушными шариками. Она плакала. Она ещё не знала, что дедушка каким-то чудом добрался до больницы и умер только там.
— Как сейчас бабушка? И как она проголосовала на том референдуме?
— Сейчас ей 73 года. Конечно, она проголосовала против. Она не может простить террористам смерть мужа и те полгода её жизни.
— А ты, насколько я знаю, проголосовал за мир?
— Я не голосовал: потерял свои документы, —смеётся он.— Но если бы голосовал, то только за. Слишком много жертв было и, возможно, если заключить мирный договор, эти ужасы прекратятся.
— Пятьдесят лет назад террористы хотели прийти к власти, а что сейчас? Ради чего всё это?
Несколько секунд Эстебан молчал. Его лицо не было таким серьёзным, даже когда он рассказывал о бабушке (Эстебан вообще бывает серьёзным крайне редко — Прим. автора).
— Я не знаю… Скорее всего,  всё также — прийти к власти. Они говорили, что если с ними подпишут мирный договор, то они войдут в местные органы управления. Сейчас, так как большинство всё-таки проголосовало против мира, с ними ведут переговоры, чтобы изме-нить некоторые положения этого договора, уравновесить голоса.
— Вы верите, что они остановятся?
— Мы очень хотим в это верить, очень надеемся.
— Как вы живёте с этим? Как просто выходите в магазин, зная, что в стране полно террористов?
— Они практически не опасны в городах. Они опасны в деревнях, на фермах, за городом… Но в целях безопасности у нас действует правило: в каждом микрорайоне работают дежурные.

В армию по желанию
— Ты послушал дедушку и не пошёл в армию?
— Да. Тем более у нас добровольная служба. Если ты не хочешь служить, то платишь 500 долларов и получаешь удостоверение, что являешься членом армии, но можешь не проходить службу. Я слышал, что в России так нельзя.
— Но почему тогда твой дедушка пошёл в армию?
— Дедушка пошёл в армию, потому что у него не было денег. Армия хороша для тех, у кого нет или денег, или образования, или и того, и другого.
— А какие в Колумбии зарплаты?
— Минимальная зарплата — примерно 220 долларов. Жить на эти деньги практически невозможно. Столько обычно получают люди без образования: уборщики, повара, продавцы. Мы платим нашей домработнице 220 долларов.
— А хорошая зарплата — какая?
— Где-то две тысячи долларов. Столько зарабатывают врачи, психологи, бизнес-администраторы.
— Кстати, насчёт домработниц. Они есть в каждом доме?
— Да, почти в каждом. Ведь женщины в Колумбии работают. После восьмичасового рабочего дня у них нет сил на домашние дела.
— В России женщины как-то на это не жалуются, хотя порой работают и больше восьми часов.
— Да, и это меня очень удивило! Но в Колумбии так принято. Порой у нас не хватает денег, чтобы платить домработнице, но она с нами уже десять лет, почти член семьи, и мы не можем отказаться от её услуг.

Маркес и кофе
— Что ещё удивило в России? Нашёл какие-то принципиальные отличия между русскими и колумбийцами?
— Самым необычным для меня стало снимать обувь, когда входишь в квартиру. Мне очень понравилась эта традиция. В Колумбии я предложил маме тоже так делать, но она сказала, что на нас странно посмотрят. Когда я вернулся в Колумбию, меня спрашивали, правда ли, что русские всегда серьёзные и жёсткие. Сначала мне именно так и показалось! Но потом я понял, что вы невероятно добрые, дружелюбные и гостеприимные. А ещё вы большие патриоты. Мне до сих пор стыдно, что я так  сильно опозорился, когда спросил: «Разве Россия принимала участие во Второй Мировой?»
— Это было очень грустно.
—  Мне и сейчас неудобно. Честно. В Колумбии я рассказал об этом друзьям, и они пристыдили меня ещё больше.

lN0t2bUngFE
— Но ты же откуда-то знаешь про Сталина и даже Станиславского, Чехова?
— Про Сталина я знал как про серьёзного и жёсткого правителя.  А Станиславского и Чехова знаю, потому что играю в театре. Мы очень ценим и любим русский театр! А что вы знаете о Колумбии?
— Мы знаем о вас очень мало. Знаем Габриэля Гарсиа Маркеса, знаем, что Колумбия — страна кофе и, конечно, слышали, про ваших наркобаронов…
— Кто про них не слышал! Но это, скорее, стереотип. Конечно, есть города, где проблема наркотиков стоит очень остро. Но не думайте, что каждый колумбиец обязательно пробовал наркотики.
— А Габриэля Гарсиа Маркеса читал каждый колумбиец?
— Я думаю, что да. В школе очень настаивают, чтобы мы прочитали хотя бы «Сто лет одиночества». Когда я прочитал, то понял, что он гений. Благодаря этой книге мы чувствуем свою индивидуальность.
— А что скажешь о колумбийском кофе?
— О, тебе понравился тот кофе, что я привёз?
— Конечно. У меня потом вся семья его «растаскала» по горсточкам.
— Но почему? Я видел, что у вас в магазинах тоже продаётся колумбийский кофе.
— Не знаю, наверное, многие не верят, что тот кофе действительно колумбийский. Но интересно другое, вы в Колумбии только производите кофе или действительно любите его?
— Мы без ума от кофе. В основном, мы пьём его с молоком. Мне кажется, что мы пьём кофе так же часто, как вы пьёте чай!
Фото автора и из архива Э. Унигарро-Лозано

На фото.
Эстебан (в составе группы волонтёров из юго-восточных стран) в Северодвинском медиацентре весной прошлого года.
Эстебан читает монолог Чехова «О вреде табака» и играет роль Ивана Ивановича Нюхина в спектакле на театральном фестивале.

Comments are closed.

« »